Главная страница  -  Мы думаем


02.11.2017   Татьяна Жданок: Россия, мы не «объекты», мы партнеры!

 

- На основе выступления на конференции «Столетие Русской революции: единение ради будущего", состоявшейся в Москве 31 октября 2017 года -

 

 

… Я говорю об этом уже в течении 25 лет и на разных трибунах. И в Москве – на всевозможных конференциях и съездах соотечественников. Но воз и ныне там. Хочу донести до властей России одну простую мысль. Мы, представители большого, «внешнего», русского мира, должны восприниматься как партнеры. Не надо по отношению к нам вести себя покровительственно, мол: «Вы такие малые и неразумные, вы находитесь за границей России, а мы вами занимаемся, создаем массу департаментов, учреждений и так далее». Для россиян в рамках концепции «Русского мира» мы до сих пор, к сожалению, остаемся объектами, а не субъектами этого самого русского мира! Приведу пару примеров деструктивного к нам отношения.

 

На днях я получила письменный ответ от временно исполняющего обязанности директора Консульского департамента Министерства иностранных дел России господина Климова, которое считаю оскорбительным. Мой вопрос был направлен в августе, и он касался неграждан Латвии. Указом президента России латвийские неграждане получили право безвизового въезда в Россию, в отличие от нас - граждан Латвии. В воздухе повис вопрос: а что с трудоустройством неграждан в России? На сайте российского посольства в отношении них сказано примерно так: вы, ребята, и не пытайтесь у нас в России устроиться на работу, вы имеете право только на три месяца погостить, а потом должны уехать. Отправляя письмо в Консульский департамент, я хотела уточнить, действительно ли существует запрет на свободное трудоустройство неграждан в России, поскольку у меня были сомнения в этом с точки зрения российского законодательства. Какой ответ я ожидала? Я готова была узнать, что я права в своих сомнениях, или что со мною не согласны. И что я получила? Ответили так: «Мы по вашему письму дали разъяснения посольствам России в Латвии и в Эстонии». Все. А в чем эти разъяснения состоят? Что думает по этому поводу МИД? На сайте посольства ничего не изменилось. Это по-вашему уважительное отношение? Это партнерские отношения с соотечественниками? После никакой дополнительной информации на портале посольства так и не появилось.

 

Я участвовала в дебатах на передаче «60 минут». Тема – украинский закон об образовании, который по сути ликвидирует обучение на языках национальных меньшинств. Характеризуя этот закон, я сказала, что Украина скопировала его с Латвии. Но в Латвии мы в 2004 году этот процесс остановили. Остановили массовыми манифестациями школьников, политических и общественных организаций, был создан Штаб защиты русских школ. А дальше некий «правозащитник», член президентского совета, находящийся в студии, комментирует мои слова. И что он заявляет? – Да, в Латвии есть образование на русском языке и это заслуга России! Дорогие друзья! Ну, не России это заслуга!

 

Сейчас у нас вторая волна наступления на русские школы. Новая попытка изменить закон так, чтобы все образование, начиная с детских садов, было только на латышском языке. Что-то говорится об этом в России? В день нашей первой манифестации лишь несколько российских телеканалов показали сюжет об этом. Все. Попытка поднять эту тему более широко и глубоко натыкается на сопротивление. Мы не получаем даже информационной помощи, не говоря уже о чем-то другом. Конечно, сопротивление мы окажем сами, мобилизуем гражданское общество и продолжим борьбу за русские школы.

 

В России запрещено употребление этнической принадлежности в названия общественных организаций и партий. У нас в Латвии ситуация иная. Моя партия называется «Русский союз Латвии». И мы считаем, что это название имеет полное право на существование. Латвия де факто двухобщинное государство, и мы защищаем русскоязычную часть населения.

 

Наш политический партнер – левореспубликанская партия Каталонии организовала референдум по независимости Каталонии. Это, партия, с которой Русский союз Латвии находится в одном европейском политическом объединении. В 2014 году состоялся референдум о независимости Шотландии. Правящая там Шотландская национальная партия тоже входит в наше объединение Европейский Свободный альянс. Сейчас объединение составляют уже 45 партий. Россия с удивлением для себя обнаруживает, что такие партии в Европе есть.

 

Когда я говорю о референдуме в Каталонии, четко вижу параллели с Крымом, а не с Украиной, как многие говорят. Я пыталась еще несколько лет назад привлечь внимание своих оппонентов к процессу распада СССР. Все проблемы идут оттуда. В одночасье образовались 15 государств. И никто не спросил бывшие автономии и регионы внутри этих государств о самоопределении, а как там люди хотят себя видеть? Но ведь в Крыму в январе 1991 года был референдум. Об этом почему-то забыли. Вопрос тогда стоял так: «Хочет ли себя Крым видеть независимой республикой в составе обновленного союза?» Крым тогда проголосовал за независимую республику в составе обновленного союза. Каталонцы сейчас проголосовали за независимую республику в составе Европейского союза. Были референдумы также в Абхазии, Приднестровье. Но тогда их результаты были проигнорированы.

 

Мне задают вопросы о причинах гонений на русский язык в Латвии. Это происходит потому что Латвия пошла по пути построения национального государства, взяв за образец Францию – «одна страна, один язык», не принимая во внимание другую схему, по которой пошла, например, Финляндия, которая образовалась в 1918 году и сразу заложила в Конституцию два государственных языка. Это было разумно и даже гениально!

 

Латвийская республика в следующем году будет отмечать свое столетие. После образования независимой Латвии в ее парламенте выступали на трех языках – латышском, русском и немецком. Но после 1991 года Латвия пошла на построение национального государства. Я считаю, что понятие «национальное государство» уходит, остается в прошлом веке. Россия, совершенно очевидно, не стала национальным государством, и именно поэтому она смогла сохранить столько много культур и национальных языков. Россия пошла по пути уважения многообразия.

 

В Европе сейчас много споров на тему культур и языков меньшинства. Согласно законодательству Евросоюза 80 процентов законодательных норм принимается на уровне Евросоюза. Оставшиеся 20, спущенные на уровень компетенции государств, относятся как раз к самым болезненным вещам - они регулируют гражданство, употребление языков и систему образования. Поэтому национальные меньшинства Евросоюза оказываются один на один с властями своих стран в решении этих сложных вопросов.

 

У нас недавно был проведен опрос на тему, как люди ощущают себя по отношению к Латвии. С большим удивлением представители правящей элиты узнали, что становится всё больше русских, которые акцентируют свою принадлежность к Латвии. Но при этом подавляющее число русских, живущих в Латвии, поддерживают Россию, ее политику. Латыши никак этого не могут понять, они думают, что это противоречие. Но никакого противоречия тут нет. Это отражение нашей идентичности – мы русские латвийцы!

 

Дорогие россияне, пожалуйста, постарайтесь понять нас. А если вы не понимаете, то спросите. Не думайте, что, находясь в Москве, вам понятно, как мы себя ощущаем в Латвии. Даже в Москве понимающих нас мы находим больше среди выходцев из бывших «национальных» республик. Трудно москвичам почувствовать, что это значит, когда твой родной язык не имеет никакого официального статуса. Почему-то россияне считают, что вся наша проблема в том, что надо выучить государственный язык. Большая часть русских Латвии, особенно молодежь латышским языком владеет. Но выучить – это не значит перейти на него во всех жизненных ситуациях. Мы не хотим отказываться и от родного языка. Один из лозунгов, с которым мы вышли на митинг протеста сворачивания образования на русском языке, очень простой: «Русский – родной, латышский – второй!»

 


 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: