Главная страница  -  Мы думаем


14.12.2006   НАТУРАЛИЗАЦИЯ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Пусти козла в огород



 

Правительство Калвитиса в своей новой Декларации особо не касалось «русских» вопросов. Но фраза из Декларации - «повысим престиж Латвийского гражданства, усовершенствуем процесс натурализации, поощряя лояльность к Латвийскому государству и повышение знаний государственного языка» - заставляет насторожиться. Тем более, что за словом тут же последовало дело: назначение одного тэбэшника на пост курирующего Управление натурализации министра юстиции, а другого – на должность председателя сеймовской комиссии по исполнению закона «О гражданстве».

Перед выборами тэбэшники дважды вносили в Сейм законопроекты, суть которых сводилась к следующему: натурализацию прекратить, а Управление натурализации ликвидировать.

Отклоненный 23 ноября законопроект ЗаПЧЕЛ, зарегистрированный в сеймовском регистре под гордым номером «один» и предусматривавший передать Управление натурализации из Минюста в Секретариат по делам интеграции – наша естественная реакция на этот абсурд.

Отклики на нашу инициативу в интернете были самые разные, в том числе и такие: вы что, серьезно считаете, что передача Управления из одного ведомства в другое на что–либо может повлиять?

Честно говоря, я так не считаю. Ибо что, скажем, у «народника» или первопартийца на уме, то у тэбэшника на языке. Просто латышские партии, позиционирующие себя, как «умеренные», осуществляют вслух декларируемые тэбэшниками задачи более тонко, без шума и пыли.

 

Реальное состояние процесса

 

В апреле в рамках проекта Латвийского комитета по правам человека (осуществленного на принципе самофинансирования) мне пришлось  углубиться в статистику. Были опубликованы следующие выводы:

1) количество заявлений на натурализацию, достигнув максимума в 2004 году, стало существенно уменьшаться;

2) резко упал образовательный уровень претендентов;

3) безудержно растет доля лиц, не могущих выдержать экзамен.

 

Выводы были сделаны по данным первого квартала 2006 года. К сожалению, цифры за три квартала подтверждают, что у пессимизма еще не исчерпаны пределы роста.

Динамика темпов натурализации и прогноз на ближайшие два года приведены на рис. 1. Пики подачи заявлений на натурализацию приходятся, соответственно, на 1999 (отмена «окон натурализации», т.е.  ограничений  в праве подачи заявлений для лиц старших возрастов) и 2004 (вступление Латвии в ЕС) гг. Пики приема в гражданство сдвинуты на год, что соответствует времени рассмотрения заявлений. 

В 2004 году было подано рекордное количество заявлений – 21 297, в 2005 – 19 807, за 9 месяцев 2006 года – лишь 8464. Соответственно, следует ожидать дальнейшего спада темпов подачи заявлений и роста числа новограждан.



рис.1.

 

Прирост числа новограждан в 2007 году, возможно,   будет, самым низким за 7 лет XXI века. И, кроме мистической «мотивации», тому есть совершенно материальные причины – исчерпание интеллектуального потенциала негражданской части общины.

К 2005 году резко возросло число лиц, не могущих сдать экзамен с первого раза: с 1,2 в 1999 до 20,9% в 2005 году (в 2006 – 27,9%). В то же время доля лиц с высшим образованием упала с 42,7 до 23,3% (в 2006 – 20,7%). Между первыми и последними наблюдается очевидная зеркальная корреляция (рис.2).



рис.2

 

По данным переписи населения доля лиц с высшим образованием среди всего населения – лишь 13,9%, что позволяет прогнозировать дальнейшее убывание образовательного уровня претендентов и рост доли лиц, не могущих сдать экзамен.

Вывод здесь очевиден – необходимо упростить требования к претендентам. Вместо этого, принятые в августе изменения в Правилах Кабинета министров лишь усложнили процедуру. И тэбэшник во главе минюста обязательно внесет свои три копейки в этот и без него идущий процесс.

 

Натурализация, как угроза нации

 

Натурализация никогда не была главным фактором снижения числа неграждан. Общность неграждан сократилась с 876 тысяч человек в 1993 году до 418 – в 2005. Сокращение  на 458 тысяч – более, чем вдвое. За это время натурализовалось лишь 104,5 тысячи человек. То есть, на процесс натурализации можно списать лишь 23% от общей убыли неграждан.

По данным статистических ежегодников (с пересчетом) доля латышей среди граждан изменилась с 76,8% в 1996 до 75,2% - в 2004. Данные с сайта Управления натурализации дают близкие результаты: 77,5% на 01.07.1999 и 73,5%, на 01.01.2006 года. Такие мизерные изменения связаны с тем, что естественная убыль (превышение смертности над рождаемостью) нелатышей в последние десять лет в 1,8 раза выше, чем у латышей, а с учетом эмиграции (за последние 5 лет) – выше в 2,8 раза. То есть, натурализация едва успевает восполнять убыль русского избирателя.

Гораздо более весомым фактором воздействия общины на результаты выборов был бы допуск к ним всех постоянных жителей, как минимум, на муниципальном уровне. Чего и требуют от Латвии уже с десяток лет ВСЕ сколько-нибудь авторитетные международные организации.

 

 Владимир Бузаев,  депутат Сейма ЛР 



 

Комментарии


Символов осталось: