Главная страница  -  Мы думаем


21.11.2005   Боль за судьбы детей

13 мая нынешнего года Конституционный суд Латвии не признал закон об образовании ЛР противоречащим Сатверсме. Что ж, суд имет на это право, как и я имею право считать, что суд не свободен от влияния наших доморощенных провинциальных политиков с националистическим душком, задумавших пресловутую школьную реформу с целью ассимиляции рускоязычной молодёжи.

       В 114-ой статье Сатверсме ЛР сказано, что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право на сохранение и развитие своего родного языка, этнической и культурной самобытности.

      Где, как не в школе, в первую очередь, можно сохранять язык и культуру?

      Школьную реформу навязали принудительно. У народа никто ничего не спрашивал. Дискуссии, если и проводились, то по заранее спланированному сценарию, мол, есть мнение правящих партий и правительства и другое – заведомо неправильное. Заранее было известно, что насильно загнать людей в «страну счастья» - бессмысленно, аморально и даже преступно. И ежу понятно, что для наиболее успешного развития  и социализации индивида в обществе ему необходимо учиться преимущественно на языке семьи, как это и было записано в законе об учебных заведениях от 8 декабря 1919 года, подписанного аж самим Янисом Чаксте – президентом Конституционного собрания, впоследствии – первым президентом Латвии. Педагоги и психологи убеждены, что именно в 15-18-летнем возрасте подростку особенно важно определиться со своей идентичностью. Задача же взрослых -  помочь им мотивировать свою самооценку, убедить юношей в том, что они способны стать в этой жизни теми, кем они хотят стать.

      Увы, многие ребята из тех школ, которые бегут впереди паровоза в реализации «реформы 2004», жалуются мне, что оказались в тупике. У них заниженная самооценка, затруднен процесс социализации.

      К сожалению, вышесказанное подтверждается и данными Центра содержания образования и экзаменации МОН. Как известно, в 1995 году в закон об образовании ввели норму, что в средней школе не менее трёх учебных предметов надлежит преподавать на госязыке. Увы, вслед за этим безмозглым решением результаты централизованных экзаменов в русских школах по тем предметам, которые, как правило, переводились на латышский язык обучения (история культуры, основы экономики бизнеса, география), стали хуже, чем в латышских школах.

       Например, после этих нововведений на централизованном экзамене по географии в русских школах лишь 29% выпускников получили хорошие оценки, в латышских же школах – 46%. В 2004 году, соответственно, - 45% и 64%. По основам экономики бизнеса в 2003 году в русских школах хорошие оценки получили 50% абитуриентов, в латышских – 65%. В 2004 году, соответственно, 48% и 59%. Не глупее же русские школьники латышских, да и те предметы, которые преимущественно изучаются детьми на родном языке, сдаются приблизительно одинаково.

      Что-то ещё будет, если, начиная с 2007 года, действительно всем детям и русских и латышских школ придется сдавать экзамен по латышскому по единым требованиям? Горе и беда. Ведь для латышских школьников госязык является родным, да и уроков латышского и литературы у них неизмеримо больше.

       Заглянем в рабочие материалы отдела интеграции департамента общего образования МОН под названием «Достижения учащихся в учебе за 2004/2005 уч.г.», составленные на основе полученных материалов из школ нацменьшинств, в которых говорится о 10-х классах.

Цитирую первое предложение: «Обучение на госязыке в целом трудностей не вызвало». Читаем дальше: «У части школьников были трудности, связанные с недостаточными знаниями госязыка. Увеличилась нагрузка при подготовке к занятиям».

Далее речь идет о дополнительных уроках, консультациях по латышскому языку и математике, работе психологов (хорошо, что не психиатров) с частью учеников и их родителей. Наибольшие трудности ощущаются при изучении математики. Не у всех детей позитивна мотивация к учебе. Затем в этом странном документе говорится о том, что у лучших учеников особых проблем нет, но вот у остальных – все идет с неимоверными трудностями.

      Не являются ли в том числе и первыми результатами школьной «реформы», вернее, антиреформы, то, что в Латвии лишь 2% детей полностью здоровы, и то, что лишь 5% старших школьников связывают свою дальнейшую судьбу с Латвией? Тайна сия покрыта мраком.

      Далее честные директора школ сообщают департаменту, что для обеспечения качественного учебного процесса необходимо: совершенствование средств обучения, улучшение знаний госязыка учителями, более тесное сотрудничество учителей латышского языка с учителями-предметниками, коррекция учебных планов.

      Будет ли этим профессионально и заинтересованно заниматься МОН? Не будет. Не нужно ему это, да и средств, как всегда, не хватит. Для ассимиляции будущих кухарок, дворников, грузчиков и землекопов и так сойдет. Директора пишут в МОН, что нередко темы приходится повторять дважды, на латышском и на русском; уходит в два раза больше времени. Детям трудно выделять в тексте главное, логически мыслить (язык – инструмент мышления – Я.П.), анализировать содержание учебного предмета. У части детей теряется интерес к учебе...

      Обо всем этом и многом другом автор этих строк неоднократно предупреждал и политиков, и чиновников МОН, и директоров школ, и учителей, и родителей. Но нет пророка в своем отечестве.

       Не пора ли сказать твердое «нет» антиреформе, которая ухудшает здоровье и знания детей, внушает им неверие в свои силы и снижает конкурентноспособность на рынке труда.

       На днях я беседовал с ректором ЛУ г-ном И.Лацисом. Он рассказал, что из 32 студентов, которым он читает лекции, 18-выпускники русских школ, и особых проблем в учебе у них нет. Эти студенты ещё учились в школе преимущественно на родном языке. Настоящий продукт «реформы» пойдет в ВУЗ в 2007 году. Верю, что особых проблем с латышским у них не будет, но сколько их будет и сколь серьезны будут проблемы с физикой и математикой, не знает никто.

       Мне как депутату и педагогу непонятна позиция учителей и директоров школ. После решения Конституционного суда, который фактически разрешил 60% учебных часов преподавать не на латышском языке, а билингвально, ни одна школа не подала в МОН соответствующее заявление и программу.

       Мне непонятна позиция родителей ребят, будущее которых при сегодняшнем образовании поставлено под угрозу. Как утверждает министр И.Друвиете, никаких жалоб в МОН от родителей не поступает.

       Молчат учителя, молчат родители. МОН рапортует: «Все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо». Но даже через их фальшивую трескотню и победные реляции видны плачевные результаты. Можно ли надеяться на русское «авось»? Нельзя. Вспомните, когда треть населения Латвии фактически была лишена гражданства, народ молчал. Когда дома вместе с людьми, как рабами, вернули владельцам, а нередко и  их сомнительными наследникам, народ молчал. К чему это привело? Известно. Более 400 тысяч жителей Латвии лишены всех политических прав, десятки тысяч существуют под угрозой потерять крышу над головой. Доколе мы будем разрешать решать наши судьбы, судьбы наших детей и внуков национально озабоченным политикам и чиновникам?

       Ведь не секрет, что на выборы многие русскоговорящие не приходят. Вот и печальный результат. «Реформу» продавило правящее большинство политиков, лжепатриоты Латвии, которым не нужны образованные, самодостаточные, конкурентноспособные русскоязычные молодые люди, свободно говорящие на трех языках, – русском, латышском, английском или немецком. Задумайтесь! Многое в нашей многострадальной стране еще можно изменить. Выборы в Сейм не за горами. Конечно, все партии будут петь «соловьиные песни» и обещать, обещать, обещать. А потом...

   

 

 

Яков Плинер,

доктор педагогических наук,

депутат VIII Сейма ЛР от ЗаПЧЕЛ

Комментарии


Символов осталось: