Главная страница  -  Мы думаем


01.08.2005   Геи, парады и права человека

 



Представим ситуацию – Штаб защиты русских школ устраивает санкционированное шествие. Однако, поддавшись политическому давлению, исполнительный директор Риги свое разрешение отзывает. Штаб выигрывает суд и проводит шествие, хотя этому активно пытаются помешать «девочки Гарды» и «мальчики Клуба 415».

 

Не правда ли, знакомая картина? С одной оговоркой – заменим Штаб защиты русских школ на организацию геев и лесбиянок. Пусть простят меня некоторые активисты Штаба, но с точки зрения прав человека такая замена ничем непристойным не является.

 

Запрет дискриминации в связи с сексуальной ориентацией в правах человека является уже почти аксиомой. И не только в документах Европейского Союза, в которых этот запрет упомянут впрямую (например, в Амстердамском соглашении, директиве 2000/78, и т.п.). И Комитет ООН по правам человека, и Европейский суд по правам человека сходятся в том, что запрет дискриминации в связи с полом включает в себя и запрет дискриминации в связи с сексуальной ориентацией.

 

Таким образом, любому, кто состоит в организации, чьей идеологией является идеология прав человека, надо считаться с терпимостью по отношению к сексуальным меньшинствам. Конечно, у каждого человека могут быть свои религиозные или философские убеждения. Однако в случае, если такие убеждения несовместимы с идеей прав человека, о них можно говорить только как о частном мнении – негативное отношение к гомосексуалистам не может быть позицией организации, в названии которой присутствуют слова «права человека». И такой вопрос не может быть решен голосованием – то же самое, как внутри католической церкви провести референдум по вопросу разрешения абортов.

 

Помимо этого, если бы гей-прайд не прошел, это создало бы опасный прецедент – отмена разрешения на проведение массового мероприятия в связи с угрозами противников. Нетрудно себе представить, какую тактику избрал бы «Клуб 415» в случае выдачи разрешения на следующее мероприятие Штаба...

 

Меня упрекали в том, что я подписал «письмо 200» в защиту толерантности наряду с некоторыми известными в Латвии русофобами. Но ведь их положительное отношение к сексуальным меньшинствам не значит, что у любого правозащитника отношение должно быть противоположным. А вдруг в следующий раз эти люди подпишут письмо в защиту прав инвалидов? К тому же стоит напомнить, что акции против гей-парада проводили еще более отъявленные русофобы.

 

Итак, у каждого есть выбор. Можно продолжать называть себя правозащитником и бороться с любой дискриминацией, в том числе и в связи с сексуальной ориентацией. Можно попробовать защитить докторскую диссертацию в сфере права, доказав, что права секс-меньшинств не являются правами человека, а после этого убедив в своих выводах все международные организации. Можно примкнуть к негосударственным и политическим организациям, которые защищают не права человека, а христианские или консервативные ценности – таких у нас много. Можно, наконец, сменить название, подтвердив, что из всего широкого спектра прав человека некоторых интересуют лишь права русских гетеросексуалов. Не удастся лишь одного – засунуть голову в песок и притворяться, что проблемы секс-меньшинств нас не касаются. Жизнь заставит высказаться четко и определенно – будь то голосования в Сейме и Рижской думе или вопросы иностранных партнеров ЗаПЧЕЛ и Латвийского комитета по правам человека. Так что позицию надо формулировать сейчас.

 

Алексей ДИМИТРОВ

консультант фракции ЗаПЧЕЛ в Сейме,

сопредседатель Латвийского комитета по правам человека

 

Ред.: см. также статью А. С. Димитрова на politika.lv (по-латышски) о деле М. Сантса против Рижской средней школы культур.

Комментарии


Символов осталось: