Главная страница  -  Мы думаем


18.05.2004   Штаб – не Ирак: оболгать и разбомбить не удастся!

 

 

Для Штаба защиты русских школ, для депутатов ЗаПЧЕЛ последний месяц стал временем бесконечных объяснений в полиции и в административных судах. Регулярно появлялись воинственные заявления членов новой правящей коалиции и не менее воинственные инициативы националистической оппозиции (чего только стоит «свежая» мысль ТБ-шников нещадно сажать противников реформы за призыв к невыполнению закона!). Все это в той или иной форме присутствовало и раньше, однако появился и новый компонент в информационной войне – попытка увязать действия Штаба с ... терроризмом.

 

Речь идет о регулярных бутафорских взрывах на заброшенных железнодорожных путях в Земитане. Вероятнее всего их организует либо псих-одиночка, либо полицейский-провокатор, либо тот и другой в одном лице, но вот подписывается это лицо как организация с громким именем «Молодые коммунисты». Выгоду от этих регулярных инсценировок могут иметь лишь несколько изнывающих от безделия латвийских спецлужб, ибо таким образом они получают основание для сохранения и увеличения собственного финансирования. И вот теперь этот вялотекущий бизнес-терроризм власти попытались использовать еще и для информационной борьбы со Штабом. Нескольких активистов Штаба вызывали, допрашивали на предмет связи со взрывами. Ничего не нашли, ибо и искать было нечего – Штаб пользуется иной, намного более мощной технологией в достижении своих политических целей, чем забавы с пиротехникой где-то на задворках. Название этой технологии – ненасильственное сопротивление, его теорию и практику создали Мхатма Ганди и Мартин Лютер Кинг. 

 

Конечно, штабисты и близко не стояли ни к каким взрывам. Однако после безрезультатных допросов появились пугающие заголовки в газетах – в них между словами «Штаб» и «терроризм» поставлен знак равенства. В массовом сознании возникает искуственная связь по типу «то ли он украл, то ли у него украли».

Арессивная риторика министров и «криминализация» облика Штаба вкупе очень напоминает информационную технологию, примененную американцами при подготовке к вторжению в Ирак. Несколько лет подряд американская пропаганда внушала всему миру, что в Ираке есть оружие массового поражения. Промывка мозгов была столь интенсивна, что в наличие оружия поверили как враги, так и друзья Ирака. Конечно, после оккупации страны ложь всплыла, но дело было сделано. Сейчас латвийское правительство идет по стопам своего старшего парнера и «брата» – создает образ врага, вооружает этот образ несуществующим оружием (в нашем случае - взрывчаткой), готовит общественное сознание к следующему шагу – к применению незаконных насильственных мер в отношении оболганного политического противника.

 

Несколько лет назад такая операция почти удалась в случае с  латвийскими нацболами. Правда, они сами создали условия для одобрительной реакции общества на действия силовиков. После показушной акции их российских «друзей», грозивших деревянной гранатой с башни церкви Петра, общество без сомнений проглотило новость о якобы обнаруженной у латвийских нацболов взрывчатке и их злонвмеренных планах в отношении госпожи президентши. Нескольких ребят арестовали и в течение многих месяцев продержали в тюрьме. Потом вынуждены были тихо выпустить, ибо обвинение было шито гнилыми нитками и, соответсвенно, расползлось. Но дело было сделано – организация распалась, власть имущие отомстили молодым людям за свой испуг. Жизнь молодых экстремалов была поломана тюремными нарами...

 

Сработает ли этот способ – «оболгать и репрессировать» - в отношении Штаба? В полной мере – уже нет. Во-первых, Штаб - этот не Ирак и не нацболы. Штаб рядом с нами, действия его активистов публичны, они живут среди нас, их дороги пересекаются с существованием тысяч людей. Информационный эффект этого сосуществования невозможно компенсировать никакими усилиями госпропаганды. Говоря проще – полицейской лжи поверят далеко не все. Во-вторых, государство уже проиграло информационную войну за русское меньшинство Латвии – мнение русской общины в отношении противников реформы изменить практически невозможно. Схватка продолжается – уже за поворот в сознании латышского большинства, чьи симпатии в какой-то момент чуть качнулись в пользу самоотверженности штабистов. Сейчас правые партии резко и с криком отрабатывают назад. Латышские газеты сменили тактику – они замалчивают подлинный размах акций протеста (характерный пример – полное игнорирование беспрецедентного первомайского митинга) и всячески поощряют высокомерное, оскорбительное личностное отношение к оранизаторам и участникам акций, фальсифицируя цели и методы борьбы. Делается это, чтобы затоптать проклюнувшиеся ростки солидарности и симпатии к действиям людей, и, что немаловажно, людей молодых, защищающих себя в государстве антинародной направленности. Эта солидарность двух общин в перспективе угрожала основам государства, построенного на идеях этнического доминирования и реванша.

 

Как относиться к перспективе массовых репрессий, направленных против противников реформы? Спокойно. Да, протоколы, суды и допросы отнимают уйму времени. Но через все это  надо пройти достойно. Пока все идет по плану. Согласно теории ненасильственного сопротивления, после этапа теоретических споров и первых успехов массовых акций протеста государство наверняка применит грозную, истеричную риторику, а вслед за тем - и репрессии. Это третий  этап кампании, он еще вперди. И уже после него для  большинства населения станет очевидным тот факт, что народ, все мы являемся заложниками государства, исповедующего в качестве основного принцип несправедливости. Мы поставлены в рамки режима удушения. В реализации же американской технологии «создания вооруженного врага» государство уже совершило несколько ошибок, которые сводят на нет преимущества этой технологии. Каковы эти ошибки – говорить не будем. Аналитикой занимаются солидные отделы спецслужб. Пусть они в очередной раз опозорятся.

 

М. Митрофанов     

Комментарии


Символов осталось: