Главная страница  -  Наши события


07.03.2019   ТЕЛЕИНТЕРВЬЮ ТАТЬЯНЫ ЖДАНОК: ПОЛЬЗУЮТСЯ ЛИ ЛЮДИ В ЛАТВИИ РАВНЫМИ ПРАВАМИ? КОМУ ПРИСЯГАЛИ ЛЕГИОНЕРЫ? НА КАКОМ ЯЗЫКЕ УЧИТЬСЯ?

В передаче Uz līnijas латвийского телеканала Rīga24 лидер Русского союза Латвии отвечала на актуальные вопросы - о легионерах, о разделении людей в стране, о латышском и русском языках и подходе к их освоению и использованию.

Ведущий передачи 1 марта 2019Г. - Имантс Фредерик Озолс. Мы приводим фрагменты из интервью. Вопросы и ответы также приведены в сокращении. Полностью передачу можно посмотреть по ссылке https://xtv.lv/riga…/video/rmO7r9PjNMK-01_03_2019_uz_linijas.

Фредерик Озолс. Ваш электорат жалуется на то, как трудно жить в Латвии, говорит, что националисты нападают на русский язык и культуру…

Татьяна Жданок. Для начала хорошо бы понимать, что из себя представляет наше государство. Пользуются ли все люди, живущие здесь, равными правами? Искусственное разделение людей на разные слои – это фашизм.

В декларации ООН, принятой после Второй мировой войны, ясно и четко сказано, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Не все у нас теперь с этим согласны.

 

 

Возникло расслоение по различным признакам – по происхождению, по месту пребывания в прошлые годы, по тому, латыш вы или не латыш. При том, что Латвия никогда не была этнически однородной, в том числе однородной по языку.

Ф.О. Но в чем проблема?

Т.Ж. Проблема в попытке создать сугубо национальное государство, хотя эта модель давно уже осталась в прошлом.

Ф.О. Что вы подразумеваете под национальным государством? Укрепление позиций латышского языка?

Т.Ж. Я имею в виду структуру, которая базируется на основополагающих принципах: в государстве одна идеология, один лидер, один язык. И все, согласны ли они с этим или нет, должны подчиниться.

Ф.О. И вы видите здесь такую структуру?

Т.Ж. Конечно, так оно и есть. Почитайте хотя бы преамбулу к Сатверсме.

Ф.О. Но нигде не сказано, что русский, еврей или латыш находится в привилегированном положении.

Т.Ж. Люди все это прекрасно чувствуют. А латыши не хотят понять, что те, для кого родной язык русский, они, тем не менее, жители Латвии, и здесь их родина.

Ф.О. А вы хотели бы, чтобы в мире был один язык?

Т.Ж. Нет, разумеется. Есть язык общения, и мы, русскоговорящие, хотим, чтобы и сегодня работали те же законы, что были в советское время в отношении латышского языка. Теперь же нас называют оккупантами, обвиняют в русификации.

При том, что у латышей в советское время была возможность выбора, например, учиться в русской школе либо в латышской. А выбор всегда должен быть именно свободным.

Ф.О. У нас звонки. Послушаем.
Мужской голос. Почему вы не говорите о том, что в 41-42 годах тысячи русских перешли на сторону немцев. Почему вы им это прощаете и не прощаете легионеров, которые давали только одну присягу?

Т.Ж. Кому они давали эту одну присягу? - Гитлеру! Нынче трудно сказать о легионерах, кто есть кто и кто что делал. Были такие, которых силой заставили пойти в легион в 1943 году, но были и те, та же команда Арайса, что пошли добровольно.

Вспомните, немцы пришли в Ригу 29 июня 1941 года, а люди были сожжены в синагоге в ночь с 3-го на 4 июля, и сделали это не немцы. Немцы даже не успели организовать здесь собственное правление, синагогу с людьми сожгли местные.

Ф.О. Ваши ближние тоже погибли?

Т.Ж. Мои прабабушка и прадедушка из Резекне к тому времени уже переехали в Ригу, жили на улице Висвалжу, и оттуда их забрали в гетто. Моя бабушка была в России, поэтому она осталась жива. Но все ее сестры, братья угодили в этот котел холокоста.

Правда, один из братьев погиб в сталинском застенке. Он был из левых политиков, и после переворота Улманиса бежал в Россию. И там его арестовали уже как латвийского шпиона.

Ф.О. Что вы скажете о коллаборационистах?

Т.Ж. Вы же знаете, а я это знаю из собственного опыта работы в университете, что в советское время латышам преподавали на латышском, а русским группам – на русском. Я лично в анкетах всегда писала, что родной язык у меня русский, а второй – латышский.

Ф.О. Однако русские или латыши, живущие в США, Германии или в Великобритании, очень легко принимают язык своего нового дома.

Т.Ж. Я видела многих латышей в Бельгии, Голландии, которые не знали языка этой страны. При этом я очень радуюсь, когда молодой человек, работающий в публичной сфере в Латвии, говорит так, что ты даже не можешь понять, какой язык – русский или латышский - для него родной. И таких уже много.

Все это придет со временем, только никого нельзя заставлять делать что-то насильно.

Звонок. Женский голос. Я работала в торговле, у нас был филиал российского торгового института, где учили только на русском языке. Я не хотела в Латвии учиться на русском, но пришлось, и это было унизительно.

Т.Ж. Вы не правы – это был Ваш выбор. Если вы хотели стать специалистом в области торговли, у вас и здесь была возможность учиться на родном языке. Я сама преподавала в университете студентам, учившимся по специальности «экономика торговли». Вы могли выбрать любую специальность на латышском языке, за исключением обучения авиаинженеров.

Ф.О. В 1989 «Ригас балсс» опубликовала ваше мнение, в котором вы выступили против замысла Карлиса Шадурскиса в Рижском политехе принимать экзамены на латышском языке (цитирует фрагмент публикации). Вы всегда были против программ обучения латышскому языку?

Т.Ж. Как я могла быть против, если таких программ просто не существовало?! Только в начале девяностых начали организовываться курсы обучения для взрослых. Я, между прочим, вела одну такую программу на телевидении, финансируемую Советом Европы. И я тогда обошла всех преподавателей, что здесь были, и тогда же поняла, как мало хороших учителей латышского и хороших учебников. А по сложным вопросам грамматики латышского языка вообще ни в одном школьном учебнике ничего нет.

Ф.О. Это говорит только об отношении в советское время к латышскому языку... Но – у нас звонок.

Женский голос, вопрос. В советское время все должны были говорить на русском. Вы хотели бы, чтобы так было и впредь?

Т.Ж. Так кто же в этом был виноват? Когда в университете я пыталась выступать на заседании кафедры на латышском, мои коллеги-математики восставали: «Нет-нет, говори на русском!».

Понимаете, у каждого человека, осваивающего новый язык, есть языковый барьер. Ты можешь все понимать, но, когда начинаешь говорить, сначала надо преодолеть этот барьер. Чтобы это произошло, человек должен чувствовать доброжелательное отношение к себе.

Ф.О. Вопрос в том, в каком положении был латышский язык и латышская культура в советское время.

Т.Ж. Я могу привести вам в пример Латвийский университет. В нем только треть студентов училась на русском языке, две трети - на латышском. А, скажем, на географическом факультете - только на латышском, на историко-философском, за исключением заочного отделения, – только на латышском. Преподавателей-нелатышей было всего 10 процентов.

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось:  

Влад   2019-03-07 21:23:44

Спасибо за правду !

vyvody   2019-03-08 15:41:58

Молодец. Т.А! В Латвии -геноцид, расизм и отсутствие прав человека. Омбудсмен - для галочки! Kauns!