Главная страница  -  Наши события


24.10.2018   «Глобус Латвии» и отношение Евросоюза к «русским вопросам»

«Глобус Латвии» и отношение Евросоюза к «русским вопросам»

(фрагмент из материала Элис Гиле – «Политический глобус пост-выборной Латвии

Есть ли на нем место для русских?», Российские вести, 14-20 октября 2018 года)

 

… О том, как реагируют руководящие органы ЕС на ситуацию с правами национальных меньшинств в Прибалтике, мы побеседовали с Мирославом Митрофановым, депутатом Европейского парламента, сопредседателем партии Русский союз Латвии.

 

- Какую характеристику Вы могли бы дать современной проблеме неграждан в Прибалтике? Каковы комментарии НАТО и ЕС на этот счет?

 

- НАТО этот вопрос не комментирует. Наверное, по той причине, что в Парламентской ассамблее НАТО эту тему некому поднимать.

Что касается Европейского союза, то здесь ситуация сложнее. В Европейском парламенте есть три депутата, избранных голосами русскоязычных граждан Латвии и Эстонии. Это Яна Тоом, Андрей Мамыкин и Мирослав Митрофанов. Русские депутаты регулярно актуализируют вопрос о негражданах, каждый раз встречая категорическое сопротивление со стороны депутатов-националистов, избранных в тех же странах и апатичный саботаж со стороны институций Евросоюза.

Главный аргумент противников рассмотрения проблемы неграждан на уровне ЕС заключается в том, что согласно договорам Евросоюза вопросы гражданства — это исключительно сфера компетенции самих стран – участниц союза. В результате неравной борьбы вокруг проблемы неграждан складывается результирующий вектор политики ЕС, который в целом благоприятен для правящих националистов Латвии и Эстонии. Однако есть нюанс: Евросоюз всё же признает, что ситуация с массовым отсутствием гражданства является проблемой, но настаивает, что решать ее должны сами страны.

 

- Образуется замкнутый круг между наднациональными органами и внутренними политическими силами стран. Что способствует подобной стагнации в решении проблемы?

 

- Что меня беспокоит в этом отношении, так это некритичное использование аргументов, предоставленных балтийскими националистами. В частности, бесконечное повторение тезиса, что современные русские общины Латвии и Эстонии — это результат целенаправленной политики советских властей, вывозивших коренное население в Сибирь и ввозивших для его замены колонистов из СССР. Это лживое пропагандистское утверждение, направленное на стигматизацию и демонизацию русского населения Прибалтики. Опасность такой пропаганды в том, что убеждает в наличии коллективной вины у целого народа и морально обосновывает репрессивное отношение к этому народу. К сожалению, европейцы даже на уровне экспертов, не говоря уже о политиках, на такой подход соглашаются.

 

- Каков Ваш личный прогноз?

 

- Что касается моей оценки, то на сегодняшний день для решения проблемы неграждан не существует правовых рычагов – все пожелания международных организаций в этой сфере обе страны имеют возможность игнорировать, и они эту возможность используют. Но более важным является создавшийся за 27 лет комплекс социально-психологическое препятствий, которые мешают решению проблемы не меньше, чем государственная политика. Я имею в виду социальную отчуждённость, обиду и преклонный возраст большинства неграждан, что в совокупности создаёт непреодолимые препятствия для индивидуальной натурализации. Даже, если бы власти вдруг предложили бы негражданам получить гражданство путем регистрации, значительная их часть по разным причинам не пошла бы на эту регистрацию. Я вижу единственное решение проблемы в одновременном объявлении всех обладателей паспортов неграждан гражданами соответствующих стран. Но для этого сейчас нет политических условий.

 

- Действительно ли существуют «языковые репрессии» для национальных меньшинств и как это влияет на общенародные настроения?

 

- Государственная языковая политика в Латвии имеет заметный репрессивный компонент. Официально различные репрессивные меры имеют целью защиту прав людей, использующих в общении латышский язык и расширение употребления этого языка во всех сферах жизни. Однако реализация этих целей оказалась невозможной без постоянного сужения прав русскоязычных жителей страны.

В последние годы заметно ужесточение практики применения нормативных актов, которые сами не изменяются. Наиболее четко эту тенденцию можно заметить в общении должностных лиц с населением. Еще десять лет назад языковая инспекция штрафовала чиновников и работников частного сектора за отказ от ответа на латышском на вопрос, заданный по-латышски. Сейчас инспекция штрафует чиновников, в том числе политиков, занимающих выборные должности в исполнительной власти, за публичное общение с жителями на русском языке. То есть от защиты латышского власть переходит к запрету русского. Чиновники из системы образования требуют от воспитателей в русских детских садах общаться между собой и с родителями детей только по-латышски.

 

- Могли ли политические силы, представляющие интересы русского меньшинства, повлиять на предотвращение данного процесса?

 

- Сдвиг в применение законов произошёл из-за того, что партия «Согласие», монопольно представлявшая русскоязычное население в парламенте страны, полностью отказалась от попыток давления на правительство в вопросах языковой политики, что убедило правящих националистов, что можно сделать следующие шаги по усилению политики, имеющей в качестве стратегической цели принудительную ассимиляцию национальных меньшинств.

- В чем заключаются главные принципы образовательных реформ (в языковом контексте)? Закрывает ли ЕС глаза на волнения, вызванные данным вопросом?

 

- На протяжении 230 лет на территории Латвии существовали русские школы. Русский язык был также одним из языков университетского образования на момент восстановления независимости. После восстановления независимости латышская политическая элита монополизировала власть в своих руках и использовала эту власть для разрушения русского образования. В начале 90-х единственным языком обучения в государственных вузах стал латышский. В 1998 году была предпринята попытка ликвидировать среднее образование на русском. Но из-за организованного сопротивления русской общины, в 2004 году был достигнут компромисс в виде разрешения частичного использования русского языка на всех уровнях школьного образования. Этот баланс интересов сохранялся до 2017 года, когда правящие партии запустили процесс полного исключения русского языка из учебного процесса на уровне среднего образования и запретили преподавать на русском в частных университетах. Одновременно Министерство образования обнародовало планы полной унификации латвийской школьной системе на базе единственного латышского языка до 2030 года. При этом для русского языка как предмета остается ниша факультативного предмета.

Эти планы будут осуществлены, если русская община страны не сможет организовать массовое движение протеста. Русский союз Латвии добился за год рост количества участников уличных протестов с тысячи до десяти тысяч человек. Основным препятствием на пути дальнейшего роста сопротивления является нежелание Социал-демократической партии Согласие – основной партии русскоязычной общины страны, - участвовать в протестах. Историческое время для того, чтобы остановить разрушение русской системы образования еще есть, но оно быстро уменьшается. Через 5-10 лет процесс примет необратимый характер.

Вопрос выбора языка обучения относится к компетенции государств-участников Евросоюза. То есть центральные институции ЕС в этих вопросах не имеют решающего слова.  Однако Европарламент и Еврокомиссия время от времени организуют обсуждение тем, связанных с использованием родного языка в обучении или защитой языков национальных меньшинств. В ближайшее месяцы главными событиями в Европарламенте, имеющими отношение к теме русских школ Латвии, станет рассмотрение многочисленных петиций жителей Латвии с требованием сохранения русского образования, а также принятие смелого доклада по защите прав национальных меньшинств. Но надо отдавать себе отчет, что эти действия могут быть лишь дополнительными, усиливающими эффект от массовых протестов внутри Латвии.

 

- Как вопрос русской национальной идентичности может повлиять на русско-балтийские и русско-европейские отношения?

 

- Если иметь в виду отношения России со странами Балтии, то надо признать, что политический диалог между сторонами практически заморожен, и вопросы, связанные с правами русскоязычного населения, не стали причиной для этого состояния. Если анализировать отношения Евросоюза и России, то положение русскоязычного населения в странах Балтии не принадлежит к тому узкому кругу вопросов, по которым сохранился диалог в нынешние времена, которые очень напоминают новую холодную войну.

В целом, надо представлять себе, что информационный обмен между Западом и Россией обдает катастрофически низкой интенсивностью. Жители Евросоюза мало знают о современной России и воспринимают российскую реальность почти исключительно через призму скандалов и негативных стереотипов. Это положение влияет на отношение к русскоязычному населению Евросоюза. Нас воспринимают как подозрительных российских граждан, только что перебравшихся в ЕС. Я, будучи гражданином Латвии и депутатом Европарламента, избранным гражданами этой страны, регулярно получаю вопросы относительно того, как я чувствую себя в Европе, будучи здесь то ли беженцем, то ли иммигрантом. Приходится каждый раз объяснять о своих корнях и многовековой истории русских Латвии. И эта разъяснительная работа – часть нашей миссии в Европарламенте.

Комментарии


Символов осталось: