Главная страница  -  Наш депутат  -  Евродневник


31.10.2017   Евродневник Татьяны Жданок №96

Здравствуйте, сегодня четверг, 26 октября. Только что закончилась сессия Европейского парламента.
 
Мы приняли бюджет на следующий 2018 год. Голосовали почти час, чуть-чуть не хватило до рекорда. Сам список вопросов, по которым мы голосовали, занял 19 страниц. Очень много позиций, по некоторым были разночтения, но в основном на стадии Комитета по бюджету. Голосование было по содержательной резолюции л принципах составления бюджета, по отдельным позициям структур Европейского Союза, начиная от еврокомиссии, заканчивая агентствами, Европарламентом и его структурами. И вот тут было много противоречивых предложений. Наша группа, например, настаивала на большей отчетности трат и в частности трат самих депутатов по тем позициям, по которым нам выделяются деньги. В частности, на содержание офисов в своей стране. Мы категорически требуем, чтобы все позиции здесь были прозрачными, чтобы депутат отчитывался по этим расходам. А если расходов нет, то возвращал выделенные средства. Некоторые наши предложения были приняты. Но, к сожалению, не все, поэтому мы воздерживались по окончательной резолюции. Многие крайние фракции, такие как крайне правые и левые, голосовали вообще против. 414 голосов – за, 160 – против. Мы были среди 90 воздержавшихся. 
 
Еще одна резолюция была предложена к голосованию – об общем видении того, как будут развиваться финансы Европейского Союза. Очень часто ЕС упрекают в том, что очень много денег уходит на содержание его структур. Так вот, эта цифра на самом деле очень маленькая – 1, 23 процента от общего дохода ЕС. Что такое доход? Есть такое понятие как валовой внутренний продукт – ВВП. Для страны и для Евросоюза в целом. Доход немного другое. К ВВП добавляются те деньги, что приходят через резидентов страны из-за рубежа и те деньги, что вывозятся иностранцами за рубеж. Результат называется общим генеральным национальным доходом. От такого дохода берется всего 1, 23 процента для формирования европейского бюджета. Некоторые политические группы, особенно проевропейские, предлагали увеличить эту цифру. Но большинство проголосовало за нее. Наша политическая группа по некоторым позициям предлагала свое видение. Мы считаем, что значительную часть в нем должны составлять собственные доходы через определенные налоги. Например, на банковскую транзакцию. Поэтому мы по общей резолюции опять оказались в числе тех, кто не полностью ее поддержал.
 
То же произошло по одной более детальной резолюции, связанной не со всем Европейским Союзом, а с бюджетом Еврозоны. Тут мы тоже проголосовали против. В частности, против различных либеральных предложений и предложений по мерам экономии, за которые голосуют, как правило, группы народников, консерваторов и реформистов. Мы вместе с левой фракцией проголосовали против этой политики, поскольку не согласны со многими предложениями, что исходят от Еврокомиссии и, так называемой, «тройки», вообще не входящей ни в какие конституционные документы, не имеющей никаких официальных полномочий. Тем не менее, всемогущей. Это Еврокомиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд. 
 
Несколько документов были подготовлены Комитетом по внутреннему рынку и защите потребителей. Это опять связано с применением вредных веществ. На сей раз это требование маркировки продуктов, в которых используются химические вещества. В частности, в удобрениях, формальдегид, например. С одной стороны, они способствуют росту культур, но с другой они еще до конца не изучены. Но результатов, говорящих о том, что, попадая в пищу, они могут оказать вредное влияние на здоровье человека. В данном случае нам удалось через эту резолюцию добиться того, что, когда такие продукты есть, обязательно были бы маркировки. Потребитель, в частности, фермер, должен знать, что такие вещества содержатся.     
 
Другая группа документов была подготовлена Комитетом по законодательству. Некоторым может показаться даже странным заголовок этой резолюции, о которой я расскажу. Называется она «Легитимные меры для того, чтобы защитить стукачей, которые действуют в общественных интересах». Стукачи – это осведомители. Хотя слово «осведомители» в русском языке тоже носит несколько негативный оттенок. Хотя последнее время те стукачи или осведомители, чьи имена стали известными – Меннинг, Сноуден, те журналисты, что написали о Панамских бумагах, о других скандалах – требуют какого-то официального статуса. Как показали события, им угрожают, страна требует их выдачи, если они находятся за границей. И речь идет о том, что требуются законодательные меры по их защите. Во время подготовки этого документа было очень много споров к концепции – как, из чего исходить, когда надо оценивать общественную полезность деятельности информаторов. Некоторые говорили, а может быть этот человек действует в собственных интересах. Но та концепция, что была принята и за которую проголосовало большинство депутатов, исходила из того, что, независимо от той цели, что преследует сам информатор, надо оценивать саму информацию. И если эта информация действительно значима для общественных интересов, то этот человек является объектом этого законодательства, который мы предлагаем разработать. Резолюция касается только того, как должна выглядеть директива. По правилам ЕС депутаты не могут сами выступать в качестве законодателей. Таковыми является исключительно Европейская комиссия. Кроме того, что информация должна быть общественно значимой, должна соблюдаться анонимность, если того пожелает осведомитель, должен быть выбор, на какой уровень выносить эту информацию. Наши оппоненты, представители Народной партии говорили о том, что если, например, эта информация о том, что происходит на каком-то предприятии, супермаркете, фирме, то сначала она обязана предоставляться и рассматриваться внутри этой фирмы, а потом публиковаться в прессе. Наш принцип, и мы его сегодня подтвердили большинством голосов, заключается в том, что уровень может выбираться. Место, на котором эта информация будет предоставляться, может выбираться. То есть, информация может сразу попадать в прессу и совсем не обязательно идти снизу-вверх, начиная от того предприятия, которого это касается. Ведь зачастую там эта информация просто пропадет, человека просто заставят не распространять ее дальше. Поэтому этот принцип будет лежать в основе директивы, которую теперь Еврокомиссия обязана вначале 2018 года предоставить.
 
Еще одна противоречивая мера, которая с нашей точки зрения является имитацией борьбы с наплывом нерегулярных мигрантов в Европейский Союз из различных частей света. Докладчик от Народной партии, в прошлом министр внутренних дел Испании Диаз Демера предложил создать еще одну базу данных, в которой регистрировать всех пересекающих внешние границы Европейского Союза. Эта база данных будет заменять привычные нам штампы в паспортах. Наши люди часто пересекают границу с Россией, границы внутри Шенгена, как известно, не контролируются, там мы документы не предоставляем. Но когда пересекаем границу с Россией, там наши паспортные данные заносятся в базу данных и ставится штамп. Так вот систему штампов предложили заменить на базу данных, куда будут помещаться еще и отпечатки пальцев человека. Мы считаем, что это очень дорогостоящая затея, она потребует большого бюджета. Кроме Шенгенской и визовой системы появится еще и система «въезда-выезда», так она будет называться. И почему она нужна в отличие от визовой информационной системы? Получается, что изначально любой, въезжающий в Европейский Союз, будет находиться как бы под подозрением. Он сдает отпечатки пальцев, его все данные включены в базу. Наша политическая группа и еще несколько политических групп, наиболее последовательно отстаивающие право человека на сохранность личной информации, недопустимость чрезмерного использования личной информации (а в эту базу данных можно будет заходить различным правоохранительным структурам), голосовали против. Но большинство все-таки поддержало: 451 – за, 147 – против. Документ прошел, система создаваться будет, деньги тратиться будут.
 
И я переходу к негативно окрашенному разделу своего отчета. То, о чем я скажу, приводит к очень печальным выводам. Мы давно об этом говорим. Мы – это группа политиков, объединенных общей платформой. В частности, тех, кто собирается на Европейский Русский форму, и такая созданная нами структура, как Клуб «София», где мы собираемся в конце следующей недели. Наши выводы, принятые уже в первой же декларации в 2013 году, еще накануне всех событий на Украине, говорили о том, что заложены в основе Европейского Союза неверные принципы. Они же применяются при непродуманном и необоснованном расширении ЕС, подписанием договоров о свободной торговле, разрушающих местное производство и местные социальные системы. Все это получило подтверждение на этой неделе в виде нескольких уже совсем отрицательных результатов.
 
О чем я хочу сказать? Первое, это, к сожалению, окончательных текст того документа, над которым я, в частности, работала очень много в качестве содокладчика и по которому мы надеялись на поддержку большинства парламента. Это доклад о политике в отношении минимального дохода как средства борьбы с бедностью, борьбы с увеличивающимся расхождением между богатыми и бедными в странах ЕС. Ключевым моментом, которого мы требовали, были не просто политические декларации, а требование принятие документа, согласно которой применялись бы единые подходы к определению этого минимума. Уже в нескольких других резолюциях, подготовленных в первую очередь нашим Комитетом по занятости и социальным вопросам, такие подходы были очерчены. Главный из них тот, что минимальный доход должен быть определен как не меньше 60 процентов от среднего дохода всех людей, проживающих в данном государстве. Вообще, некоторые государства даже не выдают такую цифру, как средний доход. Доход рассчитывается на семью, то есть суммируются все доходы всех членов семьи. Это может быть не только заработная плата. Это могут быть и пенсии, и стипендии, пособия. Все это суммируется, делится на количество членов семьи и получается доход на одного человека. Затем может быть рассчитан и средний доход по стране. По Латвии такие цифры в чистом виде недоступны, поэтому мы больше отталкиваемся от средней заработной платы. Так вот, средняя заработная плата по стране – около 800 евро. Довольно большая цифра для Латвии, учитывая, что минимальная зарплата 380 евро. С нового года это будет 430 евро.
 
Какой же в Латвии установлен минимальный доход, начиная с какого семье оказывается помощь от государства и самоуправлений? 129 евро! Цифра, составляющая почти треть от минимальной заработной платы. А речь идет о 60 процентов от средней зарплаты. Почему у нас в Латвии такая большая средняя зарплата? За счет того, что очень много высоких зарплат. И эти зарплаты, мы знаем, получают чиновники, число которых все время растет. И за счет увеличения минимальной зарплаты на следующий год, как уже известно, в Латвии принимается больший бюджет. На чиновников, на общественный сектор будет уходить еще больше денег. А нагрузки, естественно, ложатся на работодателей, которые должны будут минимальную зарплату определить на 50 евро больше, чем она была в 2017 году. А минимальный доход 129 евро. Но попробуйте прожить на эти деньги. Тех же чиновников попросить прожить на 129 евро в месяц.
 
Наше предложение принять директиву, в которой минимальный доход устанавливался по какому-то определенному критерию. А мы предлагаем в качестве этого критерия 60 процентов от среднего дохода. Это очень сильно помогло бы бедным странам Европейского Союза, в частности, Латвии. Но что происходит? Принятие этой резолюции – образец коварства. Сначала правые партии возражали против принятия требования о директиве. Консерваторы категорически против принятия такой директивы. Как известно в эту фракцию консерваторов входит единственный представитель нашего национального объединения Роберт Зиле. Еще во время предвыборных дебатов он утверждал, что он категорически против того, чтобы каким-то образом были выравнены такие понятия, как минимальная зарплата и минимальный доход. На чем настаивала я и это записано в нашей предвыборной кампании. Партия народников дрогнула под напором избирателей, требующих этого. И они во время переговоров в ответственном Комитета сказали: ладно, если эта формулировка будет не такая категорическая, что нужна директива, если она будет примерно такой, что Еврокомиссии предлагается рассмотреть возможность принятия такой директивы, мы проголосуем «за». И действительно, более мягкая формулировка была включена и на Комитете они проголосовали «за». Но что они делают дальше? Они эти же формулировки требуют к отдельному голосованию на пленарном заседании и голосуют против. И добиваются того, что эти требования уходят из резолюции. Остаются уже, к сожалению, не конкретные предложения, а общие пожелания, ничем не обязывающие комиссию. И это все на фоне того, что Юнкер в начале деятельности этого парламента, когда его выбрали главой Еврокомиссии, еще в 2014 году заявлял, что будет заниматься социальными вопросами, что Европейский Союз должен быть социальным и что никакого другого выхода для развития и спасения европейского проекта нет. Я абсолютно уверена, что европейский проект может быть спасет только за счет увеличения социальной составляющей. В общих принципах, а не в расхождениях, как это происходит сейчас между богатыми и бедными странами, между богатыми и бедными людьми внутри самих стран. К сожалению, та политическая сила, которая выдвинула самого Юнкера главным еврокомиссаром, а это Народная партия и, в частности, входящие в эту фракцию представители нашей сейчас находящейся уже ниже плинтуса партии «Единства» (а в Европейском парламента депутатов от «Единства» аж четверо – Калниете, Кариньш, Пабрикс и Вайдере, правда, кто-то уже из партии убежал), дружно голосовали за то, чтобы убрать все категоричные требования для установления минимального дохода по всему ЕС, в частности, и в Латвии. Точно также проголосовал Зиле. И только два представителя от Латвии, Андрей Мамыкин и я, голосовали за то, чтобы была директива, но оказались в меньшинстве. Удастся ли нам в дальнейшем еще раз актуализировать этот вопрос, покажет время. Но, к сожалению, это голосование – один из негативных сигналов, которые я хотела бы привести в качестве доказательства того, что кризис есть.
 
Я недавно подарила одному человеку свою книгу «Русские Латвии. От заката СССР до кризиса Евросоюза». И этот человек с удивлением спрашивает: «А что есть в Евросоюзе кризис?» Да, есть. И то, что я вам сейчас рассказала, тому подтверждение.
 
Голосование за систему «въезда-выезда» - тоже доказательство кризиса. Потому что с реальной проблемой беженцев пытаются бороться не путем искоренения причины того, почему эти люди вынуждены оставлять свои насиженные места, свои страны, где развязаны по воле Запада гражданская война. А вместо этого еще одна трата денег, еще одна бюрократическая машина, еще одна база, в которой все люди будут подозреваться, что они террористы.
 
Еще два документа тоже в эту же копилку. Это договор о начале торговых переговоров с Австралией и Новой Зеландией. Как известно, Трамп поставил крест на замечательном договоре TTIP. Так вот сейчас начали проводить все эти партнерства и договорах о зонах свободной торговли с отдельными странами. Начали с Австралии и Новой Зеландии. Я голосовала против. Наша группа разделилась, большинство против, но кое-кто все-таки поддержал. Большинством голосов прошли эти мандаты для начала таких переговоров. С нашей точки зрения, это очень вредно для экономики Европейского Союза, поскольку вместе с этой зоной свободной торговли вводятся еще неприемлемые для нас методы разрешения споров, лежащие уже вне плоскости самого государства, а предлагается нечто вроде арбитражных судов, где будут фигурировать большие компании, а не представители государства.
 
Еще один документ, который очень ярко показывает кризис внутри Европейского Союза. Не решаются глобальные, принципиальные вопросы, а подменяются какими-то сиюминутными скандалами и попытками привлечь общественное внимание к этим скандалам. Что я имею в виду? На этой неделе вдруг возникла одна срочная резолюция. О чем бы вы думали? О том, что надо бороться с сексуальным домогательством в Европейском Союзе. Откуда это взялось? На самом деле это скандал вокруг голливудского продюсера Вайнштейна. Влиятельная личность и его внешность не препятствие для того, чтобы делать милые фотографии, на которых молодые красивые женщины буквально липнут к этому монстру. Вдруг эти дамы обвиняют этого Вайнштейна в сексуальных домогательствах. Все погоны у него сорваны в Голливуде, у человека масса неприятностей, он предстает перед судом. Мы помним очень похожий скандал с политиком. Это был очень сильный политик и сильный кандидат на должность президента Франции. Вместо него на выборы пошел Франсуа Олланд, явившийся нам как один из самых слабых французских президентов. Когда выборы прошли, выяснилось, что все это было подстроено на весьма лживой основе.
 
Так вот наш Европарламент решил тоже развести шумиху вокруг этой же проблемы. А именно, некий журналист предложил сообщить ему по какому-то доверительному телефону о таких случаях. Таких случаев набралось якобы около восьмидесяти. И тут все возбудились, стали подписывать инициативу, чтобы принять соответствующую резолюцию. Сегодня она голосовалась, за нее проголосовали 58о депутатов, 10 всего против, 27 воздержались. Вы спросите – а где я? Я отказалась голосовать за эту резолюцию в целом. И отказалась даже подписывать инициативу этой резолюции. Я считаю, что это действительно выеденного яйца не стоит. Я сама знаю, как поступать в случае таких домогательств. И каждая женщина, думаю, понимает, что очень редко случаются ситуации, когда ты не можешь отшить своего нежеланного ухажера. Как правило это удается просто сделать, и не надо для этого никаких резолюций. Но Европарламент выдал вот такой документ. Это на фоне всех проблем, которые существуют, очевидно, самая главная. 
 
Я считаю, что коренной проблемой для Европейского Союза в наше время является проблема сохранения многообразия. Унификация и глобализация, неизбежно происходящие, влекут за собой одновременно и другой, противоположный процесс. В этом глобальном мире люди все больше и больше пытаются прислониться к своим корням, к своей общине – этнической, религиозной, территориальной, языковой. Эти особенности этноса, населяющих Европейский Союз, если они не будут поддержаны, то Союз не сможет сохраниться, как союз государств. Например, это многомиллионная Германия, сама состоящая из земель, и маленькая Мальта, на языке которой, официальном языке ЕС, говорит несколько сотен тысяч человек. А вот каталонский язык, носителями которой в ЕС являются не менее 10 миллионов человек, не имеет официального статуса. Выступать на этом языке нельзя, никаких документов на этом языке ЕС не печатает. Абсурд! И то, что каталонцы пошли уже на радикальный шаг, на референдум о независимости, имело под собой основу полного игнорирования хотя бы их претензий по части статуса каталонского языка и в Испании, где каталонский язык не признается. В Конституции Испании говорится, что единственным государственным языком является кастильский, и все граждане Испании обязаны владеть этим языком. Такая категорическая форма, которой нет в конституциях ни в одного государства ЕС, за исключением еще Болгарии – обязательство граждан знать государственный язык. Понятно, почему каталонцы требуют равного уважения для своей культуры, истории, общности. К сожалению, давление оказалось столь сильным, что Карлес Пучдемон заявил о новых выборах, то есть, отказался декларировать независимость Каталонии на основании результатов референдума. Это печальная новость. Мои коллеги, депутаты из Каталонии восприняли эту информацию из Барселоны крайне негативно. Такое же отношение у всех представителей правительства и парламента от этой партии. Насколько мне объяснили мои испанские коллеги, позицию Пучдемона не поддержала и его собственная фракция. Он сам заявил, что больше ни в каких выборах участвовать не будет. Но к сожалению, он является де факто действующим главой Каталонской автономии и его действия являются легитимными. Усилия, которые на протяжении многих лет предприняли люди, партии, объединения, ассоциации не увенчались победой. Я уверена, что сейчас массовые акции протеста затронут и Барселону, и другие города Каталонии. Мне очень больно за моих друзей, соратников по работе, по политической платформе, которую я считаю единственной правильной. Только в многообразии, только в учете интересов каждого человека, его общины, к которой он принадлежит, человечество может двигаться дальше. Иначе мы обречены на поражение.
 
Такие, к сожалению, не очень веселые мысли приходится излагать, исходя из новостей этой недели. Но жизнь продолжается. И я призываю вас, несмотря ни на что, бороться. И такой борьбой может быть акции в поддержку языков национальных меньшинств Европейского Союза. Одной из таких акций будет сбор подписей в поддержку русских школ, за сохранение нашей культуры, языка, образования на русском языке в Латвии. А в целом мы поможем этой же нормы добиться на уровне Европейского Союза, подписывая эту общеевропейскую инициативу о защите прав национальных меньшинств.
 
Подписаться можно будет в интернете. И в ближайшее время мы дадим ссылки, через которые можно будет подписаться под этой общеевропейской инициативой.     

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: