Главная страница  -  Наш депутат  -  Евродневник


10.10.2017   Евродневник Татьяны Жданок №95

Здравствуйте. Сегодня четверг, 5 октября.

Завершилась первая в этом месяце сессия Европейского парламента.
Как всегда, на заседании были рассмотрены главные, привлекающие всеобщее внимание, события. Конечно же, это события в Каталонии, референдум 1 октября, на котором я была наблюдателем. К этому мы еще вернемся. А сначала быстрый отчет о тех резолюциях, которые также обсуждались.

Один из докладов был подготовлен Комитетом по правам женщин и равенству полов. Я была ответственной по этому докладу со стороны Комитета по занятости. Год назад был принят доклад о балансе между личной жизнью и работой. Было много уделено внимания облегчению семейных обязанностей, разделению их между женщиной и мужчиной, помощи государства, социальных служб. И не только по уходу за ребенком, но и за престарелыми или нетрудоспособными членами семьи. Было очень много предложений. И скоро мы преступим к рассмотрению уже директивы по этой резолюции.  В данном случае доклад об усилении роли женщины в Европейском Союзе был важным. Для меня, по крайней мере, потому что там опять поднимались вопросы баланса между семейной и трудовой жизнью, о том, что женщины недостаточно представлены в престижных профессиях, имеется разрыв в оплате за один и тот же труд между мужчиной и женщиной, нет равного баланса в уходе за членами семьи. И эту резолюцию мы, конечно, поддержали. Правда, часть депутатов из правых групп голосовали против.
Были очень важные голосования, висевшие на волоске, связанные с использованием вредных веществ и генетически модифицированных продуктов. Речь шла об определении содержания эндокринных веществ, в основном, о пестицидах. Комиссия вышла с предложением, которое защитники окружающей среды воспринимают как посягательство на принципы недопущения чрезмерного использования пестицидов, отравляющих веществ в сельском хозяйстве. Для того, чтобы отклонить предложение комиссии, нужно чтобы за такое требование проголосовало не менее половины всего состава Европарламента. У нас 750 депутатов, значит надо 376 голосов. И за такое отклонение проголосовало 389 депутатов. Это большая победа!

 


Мы отклонили одновременно еще одно сходное предложение, связанное уже с использованием генетически модифицированных соевых бобов. Это действительно очень важно – не допустить   снижение требований к стандартам, уже имеющимся в Европейском Союзе.  
Резолюция о позиции Европейского Союза по изменению климата. Такая очередная конференция планируется в конце года в Бонне. Здесь, что важно, выражено неудовольствие позиции президента США Трампа, высказанной на предыдущем Саммите по климату. Очень много амбициозных предложений со стороны ЕС. Как известно, Европейский Союз здесь является лидером в борьбе с изменениями климата, которые возникают по вине деятельности человека. Хотя многие оппоненты говорят, что человеческая деятельность в изменении климата вносит совсем малую лепту по сравнению с природными катаклизмами.  Но это вопрос ученым, и тут самое главное, чтобы эти ученые не были ангажированными и не работали в интересах какого-то бизнеса. Очень часто бывает, что именно так и происходит.

Один доклад подготовил Комитет по гражданским правам, юстиции и внутренним делам. Очень серьезный доклад, по нему дискуссия шла несколько часов. Доклад о системе тюрем, условий содержания их в ЕС. Речь шла о внутренней ситуации. Это действительно очень важно, потому что мы часто критикуем другие страны, забывая о том, что у нас у самих не все в порядке. Текст был подготовлен весьма прогрессивный. В этом Комитете я проработала десять предыдущих лет и хорошо знаю коллег.   В частности, Алексей Димитров работал над этим докладом. Нам удалось отбить некоторые попытки снизить его глубину и требования, содержащиеся в этом докладе. Например, фраза «мы обеспокоены усиливающейся тенденцией приватизации тюрем». Депутаты из Европейской Народной партии, куда входят и четыре представителя Латвии, попытались эту фразу убрать их доклада. Нам удалось отстоять, и доклад был принят в весьма прогрессивном варианте.

Уж коль мы заговорили о тюрьмах. В тюрьмах, по мнению многих правозащитников, очень многие люди содержатся необоснованно, получив несправедливые приговоры или находясь в местах предварительного заключения до суда очень долгое время. По таким случаям Европейский парламент может принимать разные резолюции. И на этот раз была подготовлена резолюция. Но хотелось бы, чтобы такого рода резолюции были бы достаточно объективными, чтобы не служили подпоркой для политической ангажированности. К сожалению, для антироссийских выступлений очень часто используется непропорциональная атака на все, что связано с Россией. В данном случае это произошло еще раз. Несколько политических групп – Народна партия, социал-демократы, консерваторы, либералы и «зеленые», то есть, практически все, кроме левых и движений за демократию, - выступили с резолюцией, которая была посвящена Крыму и двум лидерам крымских татар, а также одному украинскому журналисту Николаю Семена, которые недавно были осуждены за разжигание межнациональной розни. Моя позиция по этой резолюции – озабоченность тем, что такие политически мотивированные приговоры могут исполняться, люди подвергаться тюремному заключению.  Это обязательно нужно проверять, направлять правозащитников, бить тревогу. Здесь обращает на себя внимание тот факт, что ничего не говорится о политических заключенных на Украине. Если сегодняшняя резолюция ссылается на какие-то доклады, например, офиса Верховного комиссара ООН по правам человека, на доклады ОБСЕ, то хотелось бы, чтобы из этих докладов факты выбирались равномерно, а не присутствовал выборочный подход озабоченности о заключении и приговоре тем или иным людям.      


Буквально на днях был вынесен приговор двум украинским журналистам, они были осуждены на девять лет по той же статье, по которой привлекался Руслан Коцаба (измена родине) просто за то, что они честно выполняли свою журналистскую работу. В частности, Руслан Коцаба прибывал не соглашаться с мобилизацией, уклоняться от нее с тем, чтобы не участвовать в гражданской войне. У меня в руках доклад Верховного комиссара ООН по правам человека, где он называет находящихся в заключении журналистов, которые ожидают судебного решения, называет также уже осужденного на пять лет Эдуарда Коваленко за высказывание позиции о военной мобилизации, напоминает, что продолжается суд над Русланом Коцабой. На какой-то стадии Руслан был признан невиновным и освобожден, но прокуратура подала протест, и над Русланом опять нависает угроза тюремного заключения. Но это почему-то не привлекло никакого внимания наших политиков в Европейском парламенте.      Мы неоднократно пытались продвинуть проект резолюции по Руслану Коцабе, но получить поддержку политических групп очень трудно. Кроме наших «зеленых», которые пошли мне навстречу и согласились продвигать проект такой резолюции, другие политические группы отказались это делать. Вот такой избирательный подход.


27 сентября четыре депутата из трех разных политических групп, в том числе и я, организовали слушания. На них был в том числе и Руслан Коцаба, его адвокат, адвокат матери Олеси Бузины. Участвовал Петр Симоненко, лидер запрещенной на Украине коммунистической партии. Слушания были на очень высоком уровне. И первый раз в моей практике появились фейковые новости о том, что якобы никаких слушаний не было, что СБУ (Службе безопасности Украины) удалось их сорвать. Такие вот интересные данные прошли в интернете.


Было еще несколько резолюций о ситуации в других частях света. Но, еще раз повторю, Европейскому Союзу неплохо было бы заняться в первую очередь ситуацией с правами человека внутри самого Европейского Союза. Было два вопиющих примера такого нарушения прав человека. А именно: ситуация в Великобритании в связи с брекзитом, об ущемлении прав граждан 27 стран Евросоюза, живущих и работающих в Великобритании. И ситуация вокруг референдума в Барселоне, где были допущены несоразмерное, ужасающее применение силы со стороны центральных властей против людей, мирным образом собиравшихся изъявить свою позицию по статусу Каталонии.


Во вторник мы голосовали по ситуации в переговорах с Соединенным Королевством вокруг брекзита. Здесь вся резолюция была сконцентрирована на правозащитных вопросах. И в первую очередь на правах граждан (три с лишним миллиона граждан из 27 стран ЕС проживают в Великобритании и, наоборот, более миллиона граждан Великобритании проживают в странах Евросоюза). Уже есть очень тревожные сигналы об административных сложностях, с которыми сталкиваются наши люди, в том числе, граждане Латвии. Здесь четко сказано, что это недопустимо, невозможно никакого ухудшения ситуации и прав этих людей. Это четкая и твердая позиция Европарламента. И все дальнейшие пункты в повестке переговоров будет зависеть от того, как решиться этот приоритетный вопрос.  Отдельно выделяется еще и вопрос Северной Ирландии, поскольку в этих переговорах необходимо учитывать особый статус Северной Ирландии, достигнутый после очень жесткого периода противостояния в Ольстере. Это соглашение «Страстной пятницы» 1998 года, и предполагает оно особый статус границы между Ирландией и Северной Ирландией, особый статус граждан Северной Ирландии, которые могут иметь и ирландское гражданство. Все эти вопросы становятся важными при переговорах о выходе Великобритании, поскольку Ирландия остается членом ЕС, а Великобритания вместе с Северной Ирландией выходит. Вопрос сложный. Я думаю, что при выходе Великобритании сложности будут возникать именно в этом регионе. Даже не в Шотландии, хотя шотландский фактор имеет большое значение.  Мы знаем, что Шотландия, как и Гибралтар при голосовании были против выхода из Европейского Союза. Но за выход проголосовали более 50 процентов людей.


Я полностью приветствую эту резолюцию. Это был тот редкий случай, когда она была принята и подписана главами практически всех политических групп. Не подписали консерваторы, где часть английских консерваторов, часть польских, там же наш Роберт Зиле. Вот они не согласились с этим подходом ЕС к переговорам. Но 557 депутатов проголосовали «за», а это четкое большинство.


Эту резолюцию о том, что права граждан не должны ущемляться после изменения статуса страны, я использую очень четко для акцентирования и привлечения внимания к ситуации латвийских и эстонских неграждан.  К сожалению, здесь опять такой несимметричный подход. Как закрыли глаза на все, что происходит на Украине, так и здесь: говорят очень хорошие слова по поводу Великобритании и граждан ЕС, там находящихся, но забывают, что такая же ситуация была решена абсолютно противоположным способом в случае выхода республик Балтии из состава СССР. Как известно, в Эстонии и Латвии появились люди, резко ущемленные в тех правах, что они имели до выхода. Причем, это было сделано парламентом, знаменитое в Латвии решение 15 октября 1991 года о реконструкции и восстановлении довоенного гражданства, а все остальные люди должны проходить натурализацию. Это решение сразу же образовало большую группу населения, а это треть страны, ущемленных в правах. Парламент треть своих избирателей (парламент в марте избирали все постоянные жители страны) лишил избирательного права. Такого права были лишены и часть депутатов того же Верховного Совета. Здесь параллели очень четкие. В Советском Союзе люди очень часто приезжали в республику по назначению либо по распределению после окончания вуза как специалисты при нехватке рабочей силы, при усиленной индустриализации республики. Затем эти люди, не нарушившие никакого закона, сделавшие все в рамках существующих правил, оказались ущемленными в правах. Как раз вчера под воздействием этой резолюции и итогам голосования я написала на английском языке статью о сравнении двух «экзитов», двух выходов. В ближайшие дни она будет опубликована на сайте нашей партии. Но сделана она для другого очень популярного и влиятельного сайта.

 


И наконец, Барселона, Каталония, референдум 1 октября. Конечно, эмоции захлестывают. Я хочу сказать, конечно надо было там быть, чтобы эти эмоции были полными и обоснованными. Нас было примерно 60 депутатов разного уровня, которые находились там в качестве гостей каталонского правительства. Конечно, Европейский парламент не давал официального согласия на наше участие как официальных представителей Европарламента в качестве наблюдателей. Но это не исключает права и возможности каждого депутата быть там, где он считает нужным во время важного исторического политического события. Там были представители совершенно разных политических партий, групп, движений, течений. Но было очень много представителей движения Европейского свободного альянса, как депутатов, так и просто сочувствующих, молодежных организаций. Только из Шотландии приехало около двадцати человек, несколько человек из Уэльса.  

Очень много из других частей самой Испании: земли Басков, Валенсии, Галиции, Андалузии.  Мы все вместе были и на последнем предвыборном митинге, очень мощном, эмоциональном. Испанцы политические речи произносят на очень высокой ноте – южные люди. И эти политические выступления были впечатляющими, великолепный оратор лидер партии, входящей в наш Европейский свободный альянс Ориоль Жункерас, он заместитель председателя правительства. А раньше был депутатом Европейского парламента, моим коллегой. Карлес Пучдемон председатель правительства Каталонии. Еще один мой коллега, депутат Европарламента Рауль Ромева, министр иностранных дел. Вот они лидеры этого всего движения, конечно, они выступали на этом митинге. Рауль Ромева конечно же работал с нами, с зарубежными гостями.  Мы были распределены по всей территории Каталонии. Три года назад я была в окрестностях Барселоны, то сейчас наша команда работала в самой Барселоне.

Я, как официальный представитель с официальным документом, возглавляла группу примерно из 25 человек наблюдателей из партии Европейского Свободного альянса (это те же шотландцы, представитель Уэльса, Валенсии и разных других европейских и испанских регионов). В основном, молодежь. Мы посетили восемь избирательных участков. На двух из них мы реально физически стояли вместе с каталонскими активистами в живой цепи, защищая эти избирательные участки. Нас Бог миловал, мы не попали в стычку с полицией. В первом случае полиция сразу же отступила, как только увидела, что люди готовятся защищать подходы со стороны черного входа. Во втором случае мы простояли гораздо большее время, практически два часа. Причем, это была узкая улочка в Старой Барселоне, в центре города. Школа громадная, занимала целый квартал, и нужно было по ее периметру выставить живую цепь. И это было сделано! Надо было видеть этих людей, готовых защищать школу, избирательный участок. Одна девочка стояла рядом со мной и, видя, что у меня мандат депутата и официальный мандат, спросила: а вы сможете взять мои очки, когда придет полиция, мне очень важно, чтобы они не разбились? Люди были готовы к худшему. Мы, наблюдатели, и я первая сказала, что я готова стоять в первом ряду, защищать этот избирательный участок. Но, очевидно, полиция получала информацию где можно пробиться, а где нет. В других случаях мы были внутри, и нас защищали те же активисты снаружи. Люди оставались и после закрытия избирательных участков примерно в течении четырех часов. Помимо самого подсчета бюллетеней сначала проходила проверка, а не проголосовал ли кто-то дважды. Голосование проходило без списков избирателей, потому что это было невозможно в условиях попыток блокирования таких списков, блокирования возможности пригласить людей на избирательные участки.

Все это было сделано накануне испанским правительством. Давление было и на членов избирательной комиссии, выписывались штрафы, буквально по 12 тысяч евро члену избирательной комиссии за каждый день его участия в избирательной комиссии, было давление на директоров школ. Но накануне на манифестации директора школы трясли ключами от школ – они приняли решение не закрывать школы и дежурить накануне дня голосования в школах. Были закрыты куча разных сайтов, и не только правительства Каталонии, но и различных общественных организаций. Вызов в суд 700 мэров различных каталонских городов. Пропорция 60 против 700. То есть, 60 городов согласились не проводить в своем городе референдум, в 700 городах референдум прошел. Беспрецедентное давление шло до референдума и, как вы знаете, несколько участков были атакованы в день референдума.


Что касается общей процедуры, то была атакована база данных, по которой должны были проверить и внести туда каждого голосующего с тем, чтобы потом можно было проверить, а не голосовал ли человек дважды. У них нет таких паспортов, как у нас, куда просто можно было бы поставить штамп. У них пластиковые удостоверения, и туда штамп не поставишь.  Эта база была заблокирована, и пришлось отодвинуть начало голосования. Но все-таки удалось восстановить базу данных, и голосование состоялось. Удивительно, что при таком беспрецедентном давлении, таком препятствовании голосованию толпы людей стояли и терпеливо ждали своей очереди, когда же можно будет проголосовать, молодежь свое место уступало старикам, пожилые люди приходили на костылях, людей привозили на колясках. На одном участке мы все приветствовали женщину, видно было, очень-очень пожилую, ее привезли родственники. И когда она проголосовала, я спросила, а сколько ей лет. Она ответила – 98! Так люди голосовали. Такой был подъем. И всю процедуру подсчета люди ждали возле избирательного участка, в основном молодежь, с тем, чтобы не допустить изъятие урн в случае атаки полиции.


Но на это полиция не пошла, видимо уже изменился приказ из Мадрида. Было уже очевидным, что предотвратить голосование они не смогли. Но абсолютно нечестные наблюдатели, которые даже не были там, на месте, высказывали свое скептическое мнение здесь, в Европейском парламенте, мол, как можно считать референдум состоявшимся, если проголосовали всего 40 процентов. Но в таких условиях эти сорок процентов – это великая победа, великая целеустремленность. И я уверена, что они своего добьются, несмотря на то, что Европейский Союз отказался быть посредником. Это был тот шанс, который мог бы повысить авторитет ЕС, авторитет исполнительного органа Европейского Союза – Еврокомиссии. Но к сожалению, они запрятали головы в песок, не было ни одного комментария. Единственный комментарий с осуждением действий полиции в Барселоне и других городах Каталонии был от вице-президента Европарламента, как раз из нашей политической группы «зеленых» Ульрики Луначек, австрийского депутата. Представитель именно нашей группы выступил наиболее жестко во время обсуждения вопроса. К сожалению, все обсуждение было сужено до одного часа. Было просто убийственным или даже самоубийственным для тех политиков, для тех политических групп, которые ни слова не сказали о применение силы со стороны центральной испанской полиции. Ничего об этом не сказал представитель крупнейшей фракции народников Макс Вебер, выступавший сразу после Тимерманиса. Что-то пробормотала о непропорциональном применении силы руководитель группы социалистов Жанна Пителла. Г-н Верхофстадт, руководитель либералов, сказал, что Испания неделима, что она должна стать федеральным государством. Но даже это невозможно согласно Конституции Испании. Эта схема не работает.


Депутаты, поддержавшие референдум в Каталонии, здесь, в Европарламенте в меньшинстве. Но наше меньшинство, я уверена, сильное, целеустремленное, убежденное, имеющее все основания для того, чтобы отстаивать свою идею – Европы людей, Европы народов, регионов, когда больше народов, больше языков, больше культур. И нельзя одних считать выше других. На таком базисе Европу не построить. Или Европа будет Европой народов, или Европы не будет. Это мой принцип в отношении к тому, как должен строиться обновленный Европейский Союз.


До новых встреч.

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: