Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


10.11.2008   Шайбу! Шайбу! За Путина!

Ягр и другие

 

Пятница. Холодный октябрьский вечер. До конца самой захватывающей игры начала хоккейного сезона - матча между омским «Авангардом», гордостью Юго-Восточной Сибири, и подмосковным выскочкой - мытищинским «Атлантом» - остаются считанные секунды. Счет - 3:3. Двенадцать игроков на льду представляют семь стран - от Канады до Казахстана. Таков профессиональный хоккей в сегодняшней России - в его лучших образцах. Но это не все: повсюду на просторах страны, некогда породившей советскую спортивную машину - будь то хоккейная «коробка», футбольное поле или баскетбольная площадка - мы видим ту же картину. Мало найдется стран, где последние веяния глобализации в спорте проявляются с большей наглядностью. В России профессиональные команды привлекают все больше иностранцев: «легионеров», как их здесь называют - восхищенно и слегка пренебрежительно.

В Омске языковой барьер мало что значит. Когда на трибунах ревут во всю глотку 10000 болельщиков, переговариваться игрокам бесполезно - не услышат. Часы отсчитывают последние секунды; обе команды демонстрируют скорость, технику и волю к победе, достойную любого североамериканского клуба. Один игрок возвышается над всеми остальными, словно башня: великана зовут Яромир Ягр. В Омске, рабочем городе с населением в 1,2 миллиона, где днем и ночью пылают нефтяные факелы, обозначая его границы и обещая грядущее благополучие, Ягр - игрок-суперзвезда, еще недавно носивший капитанскую повязку «Нью-Йорк Рейнджерс» и завоевавший чуть ли не все возможные призы Национальной хоккейной лиги - теперь правит бал, как он выражается, на «большом льду».

В ту самую неделю, когда его бывшая команда готовится открыть новый сезон матчем в Праге, где трибуны будут ломиться от чехов в майках его прежней расцветки, Ягр уверяет меня: он абсолютно счастлив. И еще, добавляет он: «Я никогда не оглядываюсь назад».

 

КХЛ как вызов

 

Да и зачем? В этом далеком уголке постсоветской России 36-летнему Ягру поклоняются как божеству (он сыграл 34 матча за «Авангард» во время локаута в НХЛ в сезон 2004-2005 г.), а его снимки постоянно мелькают в российской прессе уже несколько месяцев - с тех пор, как он подписал контракт с омской командой. В стране теперь появилась новая Континентальная хоккейная лига... Создание КХЛ - а она появилась на свет в тот момент, когда над российско-американскими отношениями навис призрак новой «холодной войны» - намеренная и прямая \'пощечина\' НХЛ. У новой Лиги, объединяющей 24 клуба и установившей не слишком жесткий «потолок зарплат» в 620 миллионов рублей (24 миллиона долларов) на команду, будет и свой аналог Кубка Стэнли - Кубок Гагарина, названный в честь первого человека, полетевшего в космос. А в лице Ягра КХЛ получила мегазвезду. Впрочем, компанию ему составляет немало хорошо знакомых лиц: Лиге удалось привлечь десятки бывших игроков НХЛ, в том числе Алексея Яшина, Алексея Морозова и голкиперов, защищающих ворота обеих команд сегодня в Омске - Рэя Эмери и Джона Грэма

Как же волшебно все может измениться, если у вас под ногами - океан нефти и газа! Россия, как вам объяснят топ-менеджеры нефтяных компаний в Хьюстоне - обладает крупнейшими за пределами ОПЕК запасами этого сырья. Даже несмотря на обвал фондового рынка этой осенью и тяжелые удары, нанесенные финансовым кризисом банковской системе страны и титанам ее большого бизнеса, российский экономический взлет в первые годы нового века остается одним из самых впечатляющих в мире. При Путине, благодаря решительным действиям Кремля, лояльности олигархов и резкому повышению стоимости нефти марки Ural, ВВП страны за девять лет увеличился почти девятикратно, и Россия превратилась в одну из самых динамичных стран с развивающейся рыночной экономикой. Спорт, еще недавно считавшейся непозволительной роскошью, вновь занял свое место на авансцене.

По всей стране растут как грибы десятки ультрасовременных стадионов, арен и катков. Результат поразил Европу, как удар грома. Даже человек, не слишком следящий за теннисом, знает, что в женских соревнованиях русский стал вторым языком международного общения, но взлет российского спорта не ограничивается рейтингами ВТА, где россиянки занимают семь из 14 первых строчек. В сентябре прошлого года баскетбольная сборная под руководством Дэвида Блатта израильского гражданина, родившегося в Америке, впервые с советских времен выиграла чемпионат Европы..

 

С правом на ошибку

 

Впрочем, самые грандиозные успехи, возможно, еще впереди. Создание хоккейной лиги стало самой потрясающей новостью с тех пор, как американцы «похитили» золото у СССР, совершив «чудо на льду» в 1980 г. в Лейк-Плэсиде. Если раньше движение было полностью «односторонним», - российские игроки перебирались на Запад - то теперь хоккеисты НХЛ, и далеко не только русские, двинулись на восток. В 2001 г. в НХЛ играло 77 россиян. Сегодня эта цифра сократилась до 26. И, возможно, Восток начнет притягивать не только хоккеистов. Когда на Пекинской Олимпиаде один российский журналист спросил звезду американского баскетбола Кобе Брайанта, не захочет ли он перебраться в Россию, тот взорвал «бомбу», заявив, правда, впоследствии, что это была шутка: «Несомненно: 40 миллионов в год - и я там». А потом добавил: «Пишите чек, и я пойду паковать свои кроссовки»..

Россия снова в игре - такие слова в этой стране можно услышать везде, от далекой Сибири до московских клубов, тонущих в сигарном дыму. И нигде возрождение ее мощи, патриотизма и национальной гордости ее жителей не ощущается с такой силой, как на спортивных ристалищах.

Ягр замечает: \'Здесь все не так, как в Штатах. Здесь такая свобода, что просто трудно поверить. В Штатах столько всяких правил, все регулируется, раскладывается по полочкам. Если вы делаете ошибку, вам приходится расплачиваться - и дорого». К этой теме - насколько свободно он себя чувствует в этой чужой стране - Ягр возвращается часто. И дело здесь не в том, что отъезд из Нью-Йорка оставил неуютный осадок, а в том, что Сибирь, неожиданно для самого Ягра, его манит. «Посмотрите хоть на Эй-Рода (прозвище звезды американского бейсбола Алекса Родригеса) - размышляет он. - Чего бы вы не добились, от вас всегда требуют большего. Ожидания только увеличиваются. В России вам не нужно беспокоиться, если вы совершите ошибку. Вот этим мне здешняя жизнь нравится. Ошиблись - всегда найдется какой-нибудь другой способ наверстать упущенное. Здесь ничто не воспринимают слишком всерьез. Здесь ничто не проблема, и в то же время все - проблема. Но почему-то так получается, что, как бы все ни было плохо, вы всегда найдете выход».

Как же, спрашиваю я, он объясняет это противоречие?

 «Никак. Я этого сам не понимаю, - отвечает Ягр. - Этого не объяснишь. Ты в этом живешь».

\"The New York Times\"

Комментарии


Символов осталось: