Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


26.02.2007   Дело об убийстве банкира

Прошлым сентябрем, 13–го числа, возле спорткомплекса «Спартак» был убит первый заместитель председателя Центробанка России Андрей Козлов. В России государственного служащего такого уровня убивают впервые, писала российская пресса и с нетерпением ждала, когда и будет ли раскрыто преступление. И новости не заставили себя ждать…

 

По делу об убийстве Козлова были задержаны семь человек. В ночь на 11 января взят под стражу предполагаемый заказчик этого преступления Алексей Френкель, глава ВИП–банка, у которого незадолго до убийства Козлова была отобрана лицензия на финансовую деятельность. Днем раньше по делу об убийстве Козлова была задержана Лиана Аскерова, подозреваемая в пособничестве убийству. Как сообщил адвокат Френкеля Игорь Трунов, именно Лиана Аскерова дала показания о том, что Френкель причастен к преступлению, и это, по словам Трунова, «единственное доказательство, которое есть у обвинения на Френкеля».

 

Кому оно надо

Основное объяснение убийства, которое приводится в различных комментариях, сводится к тому, что покойный зампред Центробанка РФ занимался достаточно тяжелой и «грязной» работой — готовил материалы на отзыв лицензий коммерческих банков и участвовал в отборе банков в систему страховых вкладов.

Однако, рассуждают комментаторы, убийство Андрея Козлова вызывает массу вопросов. Не совсем понятно, чего, собственно, могли добиваться его заказчики, ведь давить с целью лоббирования своих интересов можно только на живого человека. С другой стороны, добиваться смены политики путем устранения одного человека смысла не имеет, так как в этой ситуации она явно не изменится.

35–летний Алексей Френкель, по версии следствия, задумал устранить Андрея Козлова из чувства мести. Френкель был крупным акционером нескольких банков, включая «Содбизнесбанк» и ВИП–Банк, которых ЦБ лишил лицензии за отмывание денег. ВИП–Банк, в котором Френкель возглавлял правление, лишился лицензии 16 июня 2006 года. Френкель тогда пытался оспаривать решение ЦБ через суд. Уже будучи задержанным, банкир говорил, что его задержание связано с иском ВИП–банка к ЦБ и с тем, что 15 января Арбитражный апелляционный суд должен был поставить точку в вопросе отзыва лицензии ВИП–Банка.

Между тем газета «Новые известия» опубликовала письмо Алексея Френкеля. Это письмо было не первым — третьим по счету. Текст разослал в ряд российских СМИ председатель Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов, который обнародовал и два предыдущих письма Френкеля. О чем же шла речь в письмах?

 

Обличение третье

Третье письмо Френкеля, так же, как и два предыдущих, посвящено вопросам коррупции в российской банковской системе. На этот раз Френкель обвинял представителей Банка России в лоббировании интересов четырех банковских групп, которые занимаются так называемой «обналичкой». По его мнению, в первую группу входят крупные государственные банки. Ко второй группе он относит группу «дочек» иностранных банков, к третьей — коммерческие банки, которые помимо «обналички» занимаются «серыми импортными схемами». В четвертую группу, по данным Френкеля, входят «банки из Северного Кавказа, а также московские банки, либо возглавляемые выходцами из этого региона, либо те, в которых они осуществляют свои главные бизнес–проекты».

Бывший глава ВИП–банка утверждает, что при лоббировании интересов этих групп чиновники ЦБ РФ допускают злоупотребления, в том числе коррупционного характера. По данным Френкеля, «контрагентами» банковских групп, занимающихся «обналичкой», являются не только сотрудники ЦБ РФ, но и представители Госдумы, Совета Федерации, силовых органов и судов. В письме приведены или конкретные фамилии высокопоставленных чиновников ЦБ, депутатов и сенаторов или их инициалы, за которыми легко угадываются имена их обладателей, в том числе и Андрея Козлова. Например, в цитате: «Как известно, А.А.К. всегда находился в дружеских отношениях с бывшим руководителем банка «МЕНАТЕП» А.Ю.З. Генеральная прокуратура России в рамках расследования обстоятельств дефолта 1998 года установила, что А.А.К. в период перед дефолтом предоставил банку «МЕНАТЕП» инсайдерскую информацию, что дало тому возможность избавиться от пакетов ГКО непосредственно перед кризисом. Данный эпизод, кстати, — один из немногих, которые расследовала Генеральная прокуратура России по деятельности А.А.К.».

 

Чуть раньше

Обличительные письма Френкеля стали появляться в СМИ после его ареста. Причем, как утверждал Алексей Мамонтов, банкир написал их еще до задержания.

В предыдущих двух письмах говорилось, что Банк России допускает злоупотребления при осуществлении банковского надзора. В первом речь шла в целом о незаконности и «вредности» многих решений ЦБ и его политики вообще. Второе письмо было более конкретным. В ней Френкель описал коррупцию в Центробанке при отборе банков в систему страхования вкладов. Среди причастных к коррупции он упомянул сотрудников ЦБ Михаила Сухова и Виктора Мельникова, а также покойного Козлова. Никаких конкретных обвинений против этих людей в статье выдвинуто не было, хотя предприниматели, знакомые с практикой «обналички» и банковского надзора, признали, что второе письмо Френкеля действительно содержит информацию, которая совпадает с общим мнением о происходящем на рынке и в Банке России. В Генпрокуратуре статью расценили как официальное сообщение о преступлении и пообещали провести в ЦБ проверку. Однако на пресс–конференции директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ РФ Алексей Симановский сообщил, что Генпрокуратура не проводит проверку Центробанка в связи с «письмами Френкеля».

Многие люди, близкие к банковской сфере, недоумевают, как известный в своей среде банкир, выпускник экономического факультета МГУ, решился пойти на организацию убийства, тем более что устранение Козлова не могло решить проблем ВИП–банка. Конфликт Френкеля с Козловым был давним и слишком публичным, поэтому Френкель не мог не понимать, что убийство зампреда ЦБ сделает его первым подозреваемым. Более того, он предпочитал решать свои проблемы через суд — пытался оспаривать решение ЦБ об отзыве лицензии в арбитраже. Раньше он уже судился с Козловым, который отказывался включить ВИП–банк в систему страхования вкладов, и выиграл дело.

С другой стороны, существует мнение, что Френкель заранее готовился к аресту и писал свои разоблачительные письма, принимая таким образом превентивные меры безопасности. То есть готовил компромат против возможного противника.

Григорий Гриценко пишет на сайте polit.ru: «Не касаясь пока содержания этих заметок, отметим только, что при их чтении складывается впечатление, что к возможным неприятностям банкир так или иначе готовился. Его записка напоминает бомбу, которая, если взорвется, может разорвать на куски все руководство Центрального банка РФ, причем любого уровня. Хотя цель данного документа — быть бомбой, на деле это, как нам кажется, — всего лишь петарда, которая может напугать, но никого не убьет». «В труде Френкеля, — продолжает Григорий Гриценко, — в роли «главного негодяя» выступают не частные коммерческие банки, занимающиеся противоправными действиями, а Центральный банк РФ, который вроде бы делает то же самое, но в гораздо больших размерах. Используя свое положение главного администратора банковской системы, он заодно бесцеремонно отнимает кусок хлеба у частных банкиров, аннулируя лицензии на осуществление банковской деятельности, чем и провоцирует пистолетные выстрелы киллеров и полемические залпы г–на Френкеля».

 

Френкель молит о свободе

Адвокат Френкеля Игорь Трунов требовал признать незаконным решение об аресте его клиента, вынесенное Басманным судом. Кассацию адвоката бывшего руководителя ВИП–банка Алексея Френкеля рассмотрела коллегия из трех судей Мосгорсуда.

Заседание судебной коллегии прошло в закрытом режиме без участия прессы. Не было в зале суда и самого Алексея Френкеля. Арестованный принимал участие в заседании с помощью видеомоста, организованного между залом суда и Бутырским СИЗО.

Алексей Френкель в своей 20–минутной речи рассказал, что у Басманного суда вообще не было оснований для его ареста, так как он невиновен. По словам Игоря Трунова, Алексей Френкель не менее шести раз обращал внимание судей на то, что единственным доказательством его виновности были показания совладелицы ресторана «Триш» Лианы Аскеровой (якобы она свела руководителя ВИП–банка с организаторами убийства господина Козлова), но она от них уже отказалась.

Кроме того, господин Френкель заявил судьям, что следствие оказывает на него давление, организуя в некоторых СМИ «клеветнические» публикации о том, что он якобы является гомосексуалистом. Арестованный обратил внимание на то, что газеты с этими публикациями оказывались в камерах СИЗО рано утром, еще до того, как появлялись розничной торговле. Френкель рассказал суду, что его содержат в общей камере. А как относятся в местах лишения свободы к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации, судьям известно и самим. Поэтому банкир попросил суд сделать обзор этих публикаций и приобщить их к материалам дела как доказательство оказания на него давления. Но и в этой просьбе господину Френкелю было отказано. Судьи сочли, что эти публикации к делу не относятся.

Заключительная часть речи господина Френкеля была обращена уже не к судьям и не к прокурору, а к тем, кто, по мнению банкира, является виновником всех его бед — чиновникам ЦБ. Алексей Френкель заявил, что он понимает, что в организации убийства Андрея Козлова его обвинили лишь потому, что он судился с ЦБ, а также собирался опубликовать свои уже успевшие стать знаменитыми письма о коррупции в ЦБ. Алексей Френкель сказал, что теперь понимает бесполезность борьбы, которую он вел, и публично обещает, что, если его выпустят, прекратит публиковать какие–либо письма и отзовет из судов все свои иски.

Как будут развиваться события дальше? Этот вопрос корреспондент российского еженедельника «Профиль» задал председателю Московской международной валютной ассоциации Алексею Мамонтову. Ответ: «Репрессии в банковской системе со стороны надзорных органов неминуемы. В этом плане убийство Козлова сродни убийству Кирова, оно развяжет руки власти для того, чтобы усилить борьбу с «неугодными». Арест Френкеля тоже показателен: он дал понять всем, что банкиры — это стая бандитов и убийц, значит, надо закручивать гайки».

По материалам российских СМИ

Комментарии


Символов осталось: