Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


08.01.2007   Кто украл Рождество?

Декабрь 2003 года. Маленькая протестантская церковь в центре России. Рождественская служба. После традиционных праздничных гимнов – торжественное обращение пастора к собранию.

 

– По сложившейся традиции, Рождество всегда ассоциируется у нас с днем подарков. Задолго до новогодних и рождественских праздников мы ходим по магазинам и выбираем подарки, чтобы порадовать своих близких и родных. Но о чем мы, верующие люди, должны помнить в этот день? Что две тысячи лет назад Бог сделал нам самый лучший в мире подарок. Он подарил нам своего сына. Иисус родился в эту ночь, чтобы спасти человечество, чтобы дать нам будущность и надежду. И с тех пор Он с нами в каждом дне, в каждом часе, помогая и поддерживая нас. Чем мы можем выразить свою благодарность и признательность Богу? Что мы можем подарить Ему? Только свое сердце. Свое смиренное, благодарное сердце. Большего Бог от нас не требует.

Молчаливой торжественной чередой прихожане проходят мимо огромного деревянного креста возле алтаря и прикрепляют к нему маленькие бумажные сердечки со своими именами. Мерно потрескивают свечи, звуки рождественского гимна гулко отдаются под сводами церкви, растроганные до слез люди несут свои сердца Богу. Ликуй, душа! Рождество!

 

Декабрь 2006 года, отель

Четырехзвездочный отель в центре Лондона утопает в блестках и мишуре. Залпы хлопушек и звон бокалов. По залам расползается пороховой и сигаретный дым. Christmas party. Солидная английская компания устраивает традиционную рождественскую вечеринку для своих сотрудников. Тема вечера – Дикий Запад. Гости, наряженные ковбоями и индейцами, с улюлюканьем влетают в банкетный зал. Уже успели выпить по дороге. Длинноногие менеджеры по кадрам и продажам в коротких джинсовых юбках и высоких сапогах, похоже, решили затмить своим видом персонал Сохо, района красных фонарей. Хорошо поддатые менеджеры разных звеньев носятся по залу с водяными пистолетами и пристают к официанткам. Официантки в мексиканских сомбреро и пончо только успевают пополнять сосудами с напитками свои подносы. Англичане, по своей обычной привычке, пьют все подряд, запивая пиво шампанским и сверху заливая виски. Женщины не отстают от мужчин, чтобы не потерять мировое первенство по количеству выпитого спиртного на одну женскую особь. Хихикают и визжат, уворачиваясь от вездесущих мужских рук, – пока еще не определились с выбором, прицениваются, с кем они этот вечер закончат. На верхних этажах отеля забронированы номера, так что можно веселиться от души, не думая о транспорте и домочадцах. В начале января, в первые рабочие дни, они, как обычно, будут опускать глаза при встрече с коллегами... Но все это будет после, после, а сейчас не хочется об этом думать.

Заводной тамада со звездой шерифа на груди знакомит гостей с ассортиментом услуг: бесплатный бар, аттракционы, конкурсы, рулетка, джекпот, опять бесплатный бар, уроки танцев под руководством профессиональных стриптизерш из ночного клуба, поздравления, тосты, вручение подарков и снова бесплатный бар. Еды хватает, выпивки тоже – ликуй, душа! Рождество!

 

На улицах Лондона

Центральные улицы Лондона переливаются миллионами рождественских огней, сотни Санта-Клаусов, тысячи Вифлеемских звезд, фантастически украшенные витрины. Бесчисленный поток людей течет по Оксфорд-стрит, главной торговой артерии столицы, растекаясь маленькими ручейками по дверям с заманчивыми вывесками. Изысканная Риджент-стрит, историческая гордость нации, место королевских процессий и церемоний, распахивает свои двери для тысяч оголтелых покупателей, бесстыдно выворачиваясь наизнанку и предлагая купить еще и еще. Поройтесь в своих карманах, вытрясите свои кошельки, обновите очередную кредитную карту, не скупитесь – грех скупиться в Рождество! Это праздник, когда нужно тратить деньги! Как можно больше и как можно беззаботней! К привычным огням реклам добавилась роскошная рождественская иллюминация, и даже величественная и элегантная архитектура Пикадилли-стрит померкла от обилия разноцветных огней и мишуры.

 

В редакции

Наш верстальщик торопится покинуть рабочее место пораньше. Все сердятся – каникулы в редакции только с 28 декабря, и новогодний номер в самом разгаре. А сегодня лишь 24-е, работы невпроворот, но на следующий день Рождество, весь городской транспорт останавливает движение, и волей-неволей придется сидеть дома. Босс не признает западного Рождества, поэтому редакция по умолчанию празднует Рождество православное. И 24 декабря все сотрудники корпят за рабочими столами, отрабатывая предстоящие каникулы. Верстальщик отмахивается и говорит, что у него есть кое-какие обязательства, он, дескать, торопится в церковь, потому что его девушка – полька, а посетить церковную службу в рождественскую ночь для поляков – святое дело. Все поляки страшно набожные, по крайней мере так о себе заявляют, и она не исключение. Правда, ее набожность не мешает ей жить в гражданском браке с атеистом и периодически делать аборты, но пропустить рождественскую службу – смертный грех, однозначно.

Соседка-литовка уже две недели как угорелая носится по магазинам. Каждый вечер приносит полные пакеты разных вещичек и заботливо раскладывает их на столе. Это маме, это папе, бабушке Юстине, брату Виргису, золовке Эдите, племяннице Юргите, это для тетки Дангуоле, тетке Ирме уже послала, осталось еще внучатым племянникам Робертасу и Дариусу, но это она купит завтра, потом еще нужно пару вещичек для крестницы Йолиты, и – чуть не забыла! – у тетки Дангуоле новый муж, черт знает, как его зовут, но подарок нужно отправить обязательно, иначе обидятся смертельно. А ведь еще нужно купить столько еды к столу, и выпивки, и елку, и индейку – какое же Рождество без индейки, право, хоть за стол не садись! Такая прорва денег, и угораздило же тетку Дангуоле в третий раз выйти замуж! Одни расходы с этой родней, как будто других расходов мало!

Весь вечер она ноет, что завтра придется возиться весь день с индейкой, потому что Рождество без индейки – не Рождество, и хотя ей совсем некогда этим заниматься, потому что завтра нужно посадить сына на самолет до Каунаса, и еще нужно кое-что купить к празднику и упаковать все подарки в Литву. А елки у турок на углу Мэньор-роуд совсем драные – что эти турки понимают в Рождестве! – и значит, придется ехать за елкой в центр и тащить ее оттуда в автобусе... И все-таки зря она купила золовке Эдите эти тапочки, подумает еще, что это намек на ее возраст, хотя ей и так за сорок, чего уже из себя строить... Боже мой, как бы не треснула голова от всех этих забот!

Я не выдерживаю количества забот, свалившихся на ее многострадальную голову, выхожу на соседнюю улицу и стучу в двери своих друзей, баптистов из Белоруссии. Петька заводит машину, и мы втроем отправляемся искать настоящее Рождество. Неизвестная нам русскоязычная церковь в Западном Лондоне через объявление в газете приглашает к себе на рождественскую службу. У нас троих все еще сохранилась домашняя привычка праздновать Рождество в храме. Может быть, там, впервые за последний месяц этой сумасшедшей рождественской лихорадки, мы услышим, по какому поводу вся эта суматоха. Там, кажется, кто-то родился две тысячи лет назад.

Комментарии


Символов осталось: