Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  В мире


08.08.2006   Запад и «остальные»

Многие на Западе считают мини-войну между Израилем и "Хезболлой", идущую уже четвертую неделю, еще одним эпизодом затянувшейся саги об арабо-израильском конфликте, который начался с созданием в 1948 году израильского государства, политической версии "первородного греха". На Западе бытует мнение, что все это закончится, если Израиль вернет палестинцам оккупированные территории, позволив им создать свое собственное государство.

 

Однако подобный ход мыслей не отражает новые ближневосточные реалии. Все войны, которые велись в регионе в прошлом веке, включая войну между Израилем и Ираком в 1980 году, имели нерелигиозную основу - приграничные споры, контроль над территориями и водными источниками, вопросы безопасности и дипломатические отношения. Хотя они и велись во имя национализма или панарабских устремлений, ни одна из них не имела мессианских масштабов.

Однако первые две войны нового века были идеологическими. Соединенные Штаты свергли режим талибов в Афганистане и Саддама Хусейна в Ираке не из-за стремления завладеть территорией, но во имя идеи: демократии.

С 2001 года регион был превращен в поле идеологической борьбы между двумя лагерями с глобальными амбициями. Один лагерь, возглавляемый Соединенными Штатами, утверждает, что представляет современную глобальную систему открытых рынков, свободных выборов, религиозных свобод и равенства полов. Другой лагерь представлен радикальным исламом, который считает западную модель не только упадочной, но и опасной для будущего человечества. Он надеется объединить мир под знаменами ислама - религии, которую он считает "единственной истинной верой".

 

Взаимная угроза

В ливанском конфликте Израиль и "Хезболла" являются младшими представителями противоборствующих лагерей. Как Израиль, так и "Хезболла" борются не за удержание или завоевание земли. При этом каждая из сторон осознает, что она не будет жить в безопасности и процветании, пока другая представляет угрозу ее существованию. Ближний Восток, находящийся под доминированием исламистов, мог бы со временем стать причиной смерти Израиля как государства. С другой стороны, прозападный, демократический Ливан мог бы похоронить "Хезболлу" и ее мессианскую идеологию. И если Соединенные Штаты преуспеют в выполнении данного Джорджем Бушем обещания создать "новый Ближний Восток", то там не будет места таким режимам, как Исламская Республика Иран и правящая в Сирии диктатура партии БААС.

Нынешний всплеск боевых действий в Ливане имеет непосредственное отношение к определению того, кто возглавит борьбу против Запада. Практически четверть века в исламском лагере велась напряженная борьба за лидерство. Большую часть этого времени господствующие позиции занимали суннитские движения салафистов, поддерживаемые нефтяными деньгами. Они начали увядать после событий 11 сентября 2001 года, из-за которых они лишились значительной части поддержки правительств арабских стран и благотворительных организаций. В последние пять лет Тегеран пытался воспользоваться возможностью заявить о своих притязаниях на лидерство. Проблема, однако, заключается в том, что Иран является шиитской страной, и поэтому салафисты, являющиеся суннитами, считают его "еретическим". Чтобы компенсировать этот недостаток, президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назвал уничтожение Израиля приоритетным для своего режима. Война, развязанная "Хезболлой", отчасти имеет целью показать, что президент Ахмадинежад не блефует, обещая стереть Израиль с карты мира в качестве первого шага на пути к нанесению поражения "неверному" Западу.

 

Атака на «представителя США»

На Ближнем Востоке ливанский кризис понимают лучше, чем на Западе. Израиль впервые подвергается нападению исламистов и арабских нерелигиозных радикалов как "американский представитель". Один сирийский министр в статье, опубликованный в панарабской ежедневной газете "Asharq Alawsat", дает понять, что сегодняшняя война в Ливане ведется между "силами ислама и Америкой, представителем которой выступает Израиль".

"Верховный лидер" Ирана Али Хаменеи на этой неделе высказал такую же точку зрения во время аудиенции, данной им президенту Венесуэлы Уго Чавесу "То, что мы наблюдаем сегодня в Ливане, является восстанием мусульманских стран против Америки, - сказал он. - "Хезболла" имеет поддержку (Ирана и других сторон), потому что она сражается с Америкой". Президент Чавес поддержал данный подход, призвав всех мусульманских и немусульманских революционеров объединиться, чтобы "спасти человечество, покончив с американской империей". Иранские средства массовой информации, контролируемые государством, отметили, что Ливан может стать "могилой для плана Буша по созданию нового Ближнего Востока".

Тегеран полагает, что победа "Хезболлы" в Ливане поддержит притязания Ахмадинежада на лидерство в мире радикального ислама. Ряд недавних событий сделали более вероятной возможность получения им данной власти. На этой неделе несколько ведущих суннитских теологов из каирской духовной семинарии "Al-Azhar" выпустили несколько фатв, разрешающих суннитам бороться вместе с мусульманами-шиитами и даже под их командованием. Эти фатвы стали ответом на Саудовскую фатву, в соответствии с которой любые связи и любая помощь "Хезболле" считается запрещенной.

Более важным является заявление второго человека в организации "Аль-Каида" Аймана аз-Завахири Этот радикал-салафист попытался примазаться к "Хезболле" в надежде получить часть ожидаемых лавров победы. Он поддержал идею глобальной кампании против "неверных", отказавшись, таким образом, от своей предыдущей стратегии ведения джихада в таких странах, как Афганистан, Пакистан, Саудовская Аравия и Ирак. Что более важно, он отказался от заявления "Аль-Каиды" вести оборонительную войну против неверных на огромном пространстве от Испании до Индии.

Все это является хорошей новостью для президента Ахмадинежада, утверждающего, что суннитский радикализм достиг пределов своих возможностей в борьбе против глобальной системы, возглавляемой Соединенными Штатами, и что пришел черед шиитов, под руководством Ирана, занять лидирующее положение.

""Хезболла" сражается с Израилем дольше, чем все крупные арабские армии, вместе взятые", - сказал Ахмадинежад на этой неделе, выступая перед народом. Он также пообещал, что вскоре мусульмане услышат "очень хорошие новости" о джихаде против Соединенных Штатов.

Идея лидирующей роли шиитов в джихаде получила подкрепление в этом году, когда Иран взял ХАМАС под свое крыло. Будучи ветвью глобального движения "Мусульманское братство", суннитское движение ХАМАС использовало свое влияние, чтобы обеспечить еще большую поддержку лидерству Ирана хотя бы как тактическому варианту.

Многие на Ближнем Востоке встревожены данным сдвигом центра силы и опасаются перспективы погружения региона в новую темную эру радикальных исламских режимов. Поэтому в арабском мире в целом наблюдается меньшая враждебность по отношению к Израилю, чем этого могли бы ожидать на Западе. Возможно, там и нет симпатии к Израилю, однако многие арабы понимают, что нынешняя война представляет собой нечто большее, чем войну с еврейским государством с крошечной территорией в 10000 квадратных миль, что составляет менее 1 процента от территории Саудовской Аравии.

Эта война является одной из многих битв, которые будут вестись между теми, кто хочет присоединиться к современному миру, такому, каков он есть, и теми, кто считает, что у них есть какая-то альтернатива. Это война между Западом и теми, кого можно назвать "Остальные", в данном случае представленными радикальным исламом. Все разговоры о прекращении огня, все дипломатические жестикуляции не будут иметь практически никакого значения в этом экзистенциальном конфликте.

 

The Times

Комментарии


Символов осталось: