Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


19.11.2007   Независимость ЛР... под пение Интернационала

Два ноябрьских дня сыграли важную роль в истории Латвийской Республики — седьмое и восемнадцатое. Впрочем, 7 ноября — день вступления в силу Сатверсме — в независимой Латвии торжественно отмечали лишь один раз — в 1922 году, когда начал работу первый Сейм и конституция ЛР вступила в силу. А вот 18 Ноября — День провозглашения Латвийской Республики — в независимом государстве, естественно, праздновали регулярно. Причем временами с таким энтузиазмом, который нынешнему поколению и не снился.

 

Пятилетие. Грандиозная прогулка

 

В 1923 году пятилетие провозглашения независимости в Латвии отметили с размахом. В Риге перед 18 Ноября в витринах магазинов без всякого приказа свыше появились портреты премьер–министра Зигфрида Мейеровица и президента страны Яниса Чаксте. В Сейме по случаю праздничной даты устроили торжественное чаепитие. Председатель парламента Фридрих Весман тогда заверял: «Мы идем навстречу лучшим временам».

Однако не это заявление осталось в памяти народной, а грандиозное шествие рижан по улицам города… Грандиозным оно было не по количеству участников, а по длительности маршрута. Из центра города участники праздничной акции прошли на окраину, на Братское кладбище, там посмотрели на торжественную церемонию, после чего направились (опять–таки пешком) на Эспланаду, где проходил парад латвийской армии. Для такой длительной, многочасовой прогулки в холодный ноябрьский день тысячи рижан и в самом деле должны были испытывать большой энтузиазм. Как и для добровольного размещения портретов главы правительства в витринах. Ныне, как известно, в центре Риги проще увидеть карикатуру на премьер–министра в руках пикетчиков, чем его благообразный портрет в витрине частного предприятия…

Кстати, энтузиазм при праздновании Дня провозглашения независимости в 1923 году был присущ не только латышскому, но и нелатышскому населению. Пресса отмечала, что в Даугавпилсе в большинстве окон были видны маленькие латвийские флажки. Между тем латыши и 84 года назад составляли в городе меньшинство. Значит, готовность выразить уважение государству проявили многие русские и евреи. И не удивительно. Русскоязычные латвийцы по преимуществу были настроены антибольшевистски. И ценили Латвийскую Республику с ее либеральным законом о гражданстве и возможностью получать среднее образование на русском языке.

Правда, в 1923 году празднование не обошлось и без ложки дегтя. В Риге разбрасывали прокламации активисты Латышского национального клуба — ультранационалистической организации. Естественно, с весьма недружественным по отношению к нелатышам текстом. Пресса сообщала также, что в Петровском парке неизвестные лица срубили три дуба, один из которых посадил здесь император Николай II во время своего визита в Ригу в 1910 году. Наверное, неизвестные таким образом хотели подчеркнуть независимость страны.

В юбилейный день состоялся, как уже говорилось, и военный парад. Кстати, проводили в то время парады не на набережной Даугавы (это стали делать значительно позднее), а на Эспланаде. Впрочем, в 1923 году не все задуманное военным удалось осуществить. Вот что писала газета «Сегодня» 19 ноября 1923 года: «Танки не принимали участия в параде, так как почва площади сделалась слишком рыхлой от дождей, а аэропланы — вследствие сильного ветра».

 

Десятилетие. Признание Карлиса Улманиса

 

Через пять лет парад на Эспланаде удался. Площадь в центре города заранее привели в порядок с помощью тракторов и 18 ноября 1928 года в назначенный час по Эспланаде проехали танки и броневики, грузовики с зенитными орудиями, артиллерия, промаршировали пехотинцы, прошли торжественным маршем военные моряки… Наряду с солдатами в параде участвовали и школьные скаутские отряды.

Десятилетие ЛР отмечалось под торжественные речи о дружбе народов, звон наград и кипение политических страстей. Несколько дней подряд проходили разного рода торжественные церемонии. А предшествовали им неожиданно весьма тревожные вести. 12 ноября в латвийской прессе вдруг появилась информация о попытке покушения на президента Густава Земгалса, премьер–министра Петериса Юрашевского и ряд других официальных лиц. Когда руководители страны возвращались на поезде из Лиепаи в Ригу с празднования Дня Лачплесиса, около Елгавы некие злоумышленники повредили рельсы и лишь бдительность одного из должностных лиц спасла президента, министров и генералов. На следующий день в прессе было даже опубликовано сообщение об аресте подозреваемого. Но потом его быстро отпустили, а информация о следствии была столь противоречивой, что вскоре возник вопрос: а была ли попытка покушения на самом деле?

За три дня до юбилея Сейм рассмотрел и отверг законопроект социал–демократов об амнистии. Ансис Рудевицс, один из социал–демократических лидеров, гневно клеймил вдасти с трибуны Сейма за то, что в Латвии преследуют за убеждения.

Если власти подвергались критике, то к национальным меньшинствам отношение было уважительным. 18 ноября президент страны Густав Земгалс в торжественной речи счел нужным как о достижении сказать: «Законом мы обеспечили всем населяющим Латвию народам возможность создавать пути для своей культурной жизни и развития». А влиятельный политик Карлис Улманис написал статью для русской газеты «Сегодня». Цитата: «Кровь, русских, немецких, еврейских, польских, литовских юношей также была пролита за освобождение Латвии».

Впрочем, к тому времени борцы за независимую Латвию частично разбрелись по национальным квартирам. Так, общество евреев — участников освободительной войны организовало 18 ноября особую акцию — шествие к еврейскому кладбищу. Русская пресса недоумевала, почему поток наград, раздаваемых к юбилею, обошел русских, участников вооруженной борьбы за независимость страны.

Свои мероприятия в государственный праздник проводили партии, профсоюзы, общественные организации. Социал–демократы собрались в привычном для себя месте — на Гризинькалнсе. Здесь прошел торжественный парад рабочих–спортсменов, за которым наблюдали тысячи зрителей — сторонников соцдемов. Закончилось торжественное мероприятие в честь независимости Латвии пением «Интернационала».

Коммунисты «отметились» разбрасыванием в столице листовок.

 

Двадцатилетие. И это все о нем

 

В пятую и десятую годовщины независимости Латвии главным действующим лицом в столице был народ. 18 ноября 1938 года в центре внимания прессы и участников событий оказался уже Вождь народа.

В 20–ю годовщину независимости никто не устраивал чаепития в Сейме за неимением такового (не чая, разумеется, а парламента). Партии не организовывали в Риге свои мероприятия, так как в Латвии уже не существовало легальных партий. Зато Вождь народа Карлис Улманис, казалось, был вездесущ. Он получил от французского посла орден Почетного легиона, участвовал в церемонии на Братском кладбище, стал главным действующим лицом на параде. О нем писали газеты, его имя постоянно звучало в радиопередачах.

Военные парады в то время проходили уже не на Эспланаде, а на площади Победы в Пардаугаве. Парад был едва ли не единственным массовым мероприятием в Риге. Стояла хорошая погода, по площади проезжали танки и артиллерия, чеканили шаг пехотинцы, реяли знамена, над собравшимися пролетали истребители и бомбардировщики латвийских ВВС.

Вождь народа был в хорошем настроении. Он обратился к собравшимся с большой речью. В числе прочего диктатор заявил, что границы Латвии «охраняются благословением свыше». До ликвидации независимого государства оставалось менее полутора лет…

Комментарии


Символов осталось: