Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


04.11.2007   Огородный бизнес

Можно ли стать богатым, имея огород на окраине Риги? Не за счет популярной сегодня продажи земли, а за счет реализации выращенного? Между тем русские рижане веками снабжали крупнейший город Латвии овощами. И с большой выгодой для себя. Да и по всей Латвии выращивание овощей на продажу еще в XIX столетии считалось, прежде всего, русским делом. Тому сохранилось немало свидетельств.

 

Обеспечивали много капусты

 

О Россия, самая странная в мире империя! Можно ли представить себе, к примеру, британского колонизатора где–нибудь в Индии XIX столетия, который старательно выращивал бы баклажаны и бананы для местных жителей, радуясь, что благодаря пробковому шлему голову не напекает? Или американского морпеха в современном Ираке, старательно сажающего картофель ради улучшения положения с продовольствием в оккупируемой им стране? Русские пришли в Ригу в XVIII столетии для того чтобы… работать на огородах. Именно в этом, в первую очередь, проявлялось в то время русское влияние в «оккупированной» Петром Великим Латвии.

В XVIII веке Ригу, а частично и Митаву (Елгаву) овощами успешно снабжали мигранты. Ранней весной предприимчивые российские оброчные крестьяне приходили в Ригу, арендовали земельные участки и брались за дело. Что и зафиксировал для потомков в своей книге о Риге ученый и писатель Оттон Гунн. Он писал: «Русские огородники нанимают здесь огороды и пустые места около города, обрабатывают оные с великой рачительностью, заводят парники и теплицы». Рижский магистрат был доволен: овощей выращивалось так много, что часть капусты, к примеру, экспортировалась за границу — в независимое от Российской империи герцогство Курляндское.

Постепенно русские огородники стали оседать в Риге. Некоторые из них поставили огородный бизнес на столь широкую ногу, что вошли в историю. Известно, что в XIX столетии рижанам Смирновым принадлежали большие огородные участки на Екатерининской (ныне Катринас дамбис), Павловым — на Выгонной дамбе (Ганибу дамбис), Хохловым — за Александровскими воротами (примерно там, где в ХХ столетии находился ВЭФ), Жиделевым — на Матвеевской (Матиса). Порой в честь удачливых огородников в Риге даже назывались улицы. Так Романовская (ныне Лачплеша) именовалась вовсе не в честь династии Романовых, а из–за того, что удачливый огородник с такой фамилией имел здесь большой участок земли. И то, что имена русских огородников давали улицам — не случайность. Ведь эти трудолюбивые умельцы на своих участках творили такие чудеса, что рижские немцы только руками разводили: расскажешь об этом в Германии — сочтут вруном вроде барона Мюнхгаузена…

В 1826 году немецкий ученый Иоганн Герман Цигра на заседании рижского литературно–практического общества сделал специальный доклад о необычных достижениях русских огородников. Докладчик сообщил: «С давних пор русские огородники снабжают нас спаржей, дынями и огурцами из парников, расположенных в арендуемых ими в городе и окрестностях его огородах. Они же снабжают нас различными южными фруктами и овощами в таком количестве, по такой ничтожной цене и в такое необычное время, что за границей этому бы не поверили».

Докладчик перечислил овощи и фрукты, поставляемые русскими: в парниках выращивались дыни, арбузы, русские и голландские огурцы, шпинат, салат, морковь, петрушка, редис, турецкие бобы, лук, цветная капуста…

Русские выращивали в Риге арбузы и дыни вовсе не из спортивного интереса или желания прославиться. Конечно, выращенная в Риге дыня стоила дешевле, чем, к примеру, с риском для жизни доставленная купцом из далекого Бухарского ханства. Но русские делали хорошие деньги не из–за высокой цены на свой товар, а из–за количества продаваемой продукции. Легко представить себе, сколько в Риге выращивалось в то время дынь, если для этого использовались 300 парников по 10 рам каждый (учтем, все население Риги составляло в 1826 году лишь несколько десятков тысяч человек). Впрочем, еще с большим размахом русские выращивали огурцы — в 450 парниках. Понять их можно: кто ж дыней то закусывает…

 

По всей стране

 

Шли десятилетия и ничего не менялось. По свидетельству ряда ученых того времени производство овощей на продажу продолжало оставаться в первую очередь русским бизнесом в Латвии. Приведу лишь несколько цитат. В 1864 году в Санкт–Петербурге было издано подробнейшее описание Лифляндской губернии, составленное офицерами российского Генерального штаба. Привыкшие к точному изложению фактов господа военные рассказывали: «Огородничество особенно развито возле больших городов, около Риги и Дерпта, где им занимаются русские огородники, снабжающие с большой выгодою для себя спаржею, цветной и кочанной капустою, салатами, дынями, арбузами, тыквою, шпинатом, огурцами и прочим — города и села даже на значительном расстоянии». Согласитесь, удивительно — не из деревни в город везли огурцы и капусту, а наоборот. Крестьяне же, как было указано российскими генштабистами, выращивали овощи на огородах «для собственного потребления».

В 1870 году в Санкт–Петербурге была издана книга российского ученого Сементковского «Этнографический обзор Витебской губернии». В разделе о Латгалии можно было прочитать: «Великорусы с большим успехом занимаются огородничеством».

Еще в 90–е годы ХIX столетия в рижских газетах никого не удивляла информация о том, что на рижском рынке появились местные желтые дыни. А ведь железные дороги были уже проложены и местным дыням надо было конкурировать со среднеазиатскими.

Наступил ХХ век. В 1914 году рижанин Петр Григорьевич Руцкий выпустил (в первую очередь для приезжавших в Юрмалу из России курортников) путеводитель по Риге и ее окрестностям. Вот что он писал о лифляндских огородниках: производство овощей на продажу «распространено близ городов и развито особенно в окрестностях Риги, Юрьева (Тарту. — Прим. автора) и Пернова (Пярну. — Прим. автора). Местные крестьяне, латыши и эсты, огородничеством не занимаются и промышленность эта находится в руках переселившихся из внутренних губерний русских огородников»…

 

Русско–американский арбуз

 

…7 октября 1939 года в Риге открылась 1–я в Латвии виноградная выставка. На ней был представлен не только выращиваемый в то время в Латвии в немалом количестве виноград, но и другие южные фрукты и ягоды. Это событие в правительстве посчитали столь важным, что несмотря на сложную политическую обстановку (в начале октября Латвия заключила пакт с СССР, предусматривающий введение в страну советских войск) 9 октября виноградную выставку посетил президент и премьер–министр Латвийской Республики, вождь народа Карлис Улманис. Глава государства подолгу осматривал продукцию, охотно дегустировал ее. Дольше всего Карлис Улманис задержался около стенда садоводства пограничной охраны. Гидом президента стал молодой пограничник, энтузиаст выращивания в Латвии южных фруктов. Видя, что глава государства заинтересовался арбузом, пограничник тут же ловко разрезал его, и угостил Карлиса Улманиса увесистым ломтем. С аппетитом закусив, диктатор похвалил садовода–пограничника. Его гид не без гордости пояснил, что сумел скрестить североамериканский арбуз с европейским и, в результате, получился плод, способный успешно произрастать в латвийских условиях.

Господин президент интересовался, впрочем, не только арбузом молодого пограничника. Он по достоинству оценил и выращенный им виноград. На следующий день латвийские газеты, естественно, подробно описали визит Улманиса на виноградную выставку и назвали фамилию латвийского пограничника. Она у него была русская — Орехов.

Комментарии


Символов осталось: