Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


05.08.2004   Триумфальная арка для диктатора

 



Летом 1934 года народ оказался под властью лицемера



70 лет назад Латвия стала жить по лжи: всесильный диктатор произносил заведомую чушь, а граждане вынуждены были аплодировать и делать вид, что верят сказанному. То, как Карлис Улманис приучил народ к почитанию власти, ощущается и по сию пору.

Конец латвийских пионеров

Летом 1934 года Латвия и Советский Союз стали похожи: и там, и там восторженные дифирамбы в честь великого вождя достигли невиданного ранее уровня. В Латвии славословие Улманису шло не под грибочки и огурчики, а под ликвидацию демократии: народ публично благодарил вождя за то, что тот освободил страну от 29 профсоюзов, 179 общественных организаций и 31 газеты. 1 июля 1934 года была ликвидирована такая структура, как "страдниеку пионери". Чем не угодили дети правящему режиму? Помните тезис: пионер - всем ребятам пример? С точки зрения культа личности лозунг безусловно крамольный: не с каких-то там пионеров следовало брать пример ребятам, а с великого Улманиса!

В тот день, когда в Латвии была искоренена латвийская пионерия, Карлис Улманис в сопровождении иностранных журналистов отправился в поездку по Земгале. Еще в Рижском районе в Катлакалнсе он проехал через срочно построенную триумфальную арку. В Балдоне его ждал почетный караул айзсаргов. В Бауске на площади неподалеку от местной триумфальной арки прошел митинг. На нем премьер-министр Улманис, не мудрствуя лукаво, объяснил, почему в ночь с 15 на 16 мая вывел на улицы Риги войска и айзсаргов, почему разогнал Сейм. Его выступление изрядно напоминало речи советского прокурора Вышинского на процессах "врагов народа". Вождь пояснил: "Почему перемены произошли именно 15 мая? Правительство получило сведения, что безответственные люди, которые называют себя легионерами, хотели устроить при помощи оружия шум в Риге, так как предполагалось, что эти люди придут на какое-то заседание Сейма с револьверами в руках и начнут шуметь. Конечно, большого шума при помощи револьверов сделать нельзя. Но социал-демократы заявили, что и они выйдут с оружием. В таком случае, для того, чтобы разнять обе стороны, пришлось бы вызвать полицию…" Пожалуй, Вышинский был намного толковее Улманиса: создаваемые им образы врагов народа казались жуткими и коварными. Догадывались ли жители Бауски, что для защиты парламента от группы людей с револьверами вполне хватило бы нескольких охранников? Очень возможно. Почему же не возразили любимому вождю? Так ведь прекрасно знали, что случилось с умниками, считавшими, что они не глупее Улманиса.

ГУЛАГ в миниатюре

В своей простодушной речи в Бауске диктатор обяснил народ, что тот не должен быть добрым! Он отметил: "Мы, латыши, гордимся обычно нашим добрым сердцем. Но у меня к этой гордости прибавляются опасения. Я не хочу, чтобы начались просьбы и посылка делегаций: выпустите их, почему вы их держите? При этом будут говорить, что они теперь уже горячие патриоты. Нет, не горячие, а перегретые патриоты". Кого же имел в виду диктатор?

В ночь с 15 на 16 мая 1934 года в Латвии начались первые аресты законопослушных, лояльных к демократическому режиму граждан. Они продолжались и в последующие дни. Всего в 1934 году было посажено за решетку несколько тысяч человек, в том числе треть депутатов последнего Сейма. Правда, такого удобного места для заключения, как Сибирь, в Латвии не нашлось. Поэтому концлагерь был создан на окраине Лиепаи. Он, уточним, сильно отличался от сталинских и гитлеровских лагерей: здесь не били, не издевались и даже неплохо кормили. Сиди и радуйся "приятной" лагерной жизни… Возможно, именно этот комфорт и не давал покоя вождю народа: в таком хорошем месте зэки, согласитесь, перевоспитываются очень медленно. Весной 1935 года для ускорения процесса перевоспитания была создана Калнциемская каторга. И ранее большинство латвийских мест заключения сидельцам уютными не казались. Еще до улманисовского переворота латышский писатель Линардс Лайценс сетовал, что при царе политзэков кормили лучше. А Калнциемская каторга намного больше походила на ГУЛАГ, чем на тюрьмы демократических стран. Здесь заставляли работать на тяжелейших работах по 16 часов в сутки, над заключенными издевались, оставляли их в наказание в ямах с ледяной водой. Расстрелы не практиковались, но до конца 1935 года пять человек покончили с собой. Не удивительно, что у этой каторги создалась страшная репутация.

Добавим, что в 1934 году любитель сказать лишнее мог запросто остаться без работы. Только в Риге из муниципальных организаций уволили почти тысячу человек. В школах в массовом порядке освобождали от работы "вольнодумствующих" учителей. Даже о похоронах или о праздновании дней рождения в столице полагалось заранее сообщать в префектуру, если на мероприятие приглашалось большое количество участников.

Крамольные суды и прокуроры

Почему на пути движения Улманиса по Земгале ставились триумфальные арки? Газета "Брива Земе" с гордостью писала: "Наш народ привык к такой независимости, что никто бы его не мог заставить строить триумфальные арки". Но в любви ли к великому вождю дело? Учтем: на последних перед переворотом выборах Сейма за Крестьянский союз проголосовало всего 12 процентов пришедших к избирательным урнам граждан. К тому же далеко не все из отдавших голоса за эту партию поставили плюсики Улманису.

Триумфальные арки ставились по указанию местного начальства. Приекшниеки уездного масштаба знали, что делали. Через несколько дней был принят закон: волостные управы заменялись волостными старшинами, места депутатов городских дум занимали назначаемые члены управ. Не исключено, что некоторые обремененные семьями чиновники готовы были не только арки строить, но и тротуар перед вождем языком подметать, лишь бы сохранить свое рабочее место и приличное жалованье.

В сталинском духе новый латвийский режим проводил массовые акции, показывающие "единство" правящей группировки и народа. Уже в июле 1934 года в Риге прошел грандиозный праздник "Песни Возрождения" (Возрождением в прессе именовали переворот 15 мая). Если в советское время на площадях провозглашались здравицы прежде всего в честь трудовых коллективов, то в годы диктатуры Улманиса славили организаторов переворота. На празднике "Песни Возрождения" роль глашатая досталась заместителю министра Алфреду Берзиньшу. Словно Петерис Табунс в советское время, Алфред Берзиньш выкрикивал лозунги: "Да здравствует 15 мая! Да здравствует правительство! Да здравствует военный министр генерал Балодис! Да здравствует товарищ министра-президента Скуениекс!"… Желающих возразить, естественно, не нашлось.

Внести свою лепту в славословие решил и президент государства Алберт Квиесис. По его словам, после переворота всеобщая волна радости просто захватила Латвию. Впрочем, лесть не помогла Квиесису: весной 1936 года властолюбивый Улманис отправил его в отставку и сам стал президентом.

Даже возглавивший переворот Улманис казался летом 1934 года образцом такта и политкорректности в сравнении с другими членами правительства. К примеру, министр юстиции Апситис, выступая в июле 1934 года по латвийскому радио, приравнял нелатышей к "отрицательным явлениям". Он возмущался: до переворота в Рижском окружном суде работало 30-35 процентов процентов инородцев, а в прокуратуре - до 50 процентов. События 15 мая навсегда поставили крест над всеми этими отрицательными явлениями", - подчеркнул министр. Еще интереснее высказывался иногда Алфред Берзиньш. К примеру, в 1938 году он призвал школьников к тому, чтобы их восхищение Улманисом переросло в обожествление.

… Ныне в центре Риги стоит памятник душителю латвийской демократии Карлису Улманису. Почему? Сам факт существования такого монумента непреложно доказывает: свобода отнюдь не является для большинства граждан главным приоритетом. Кстати, недавнее исследование cоциологов SKDS выявило, что большинство опрошенных считают уровень развития демократии в стране недостаточным.

 

 

 

Комментарии


Символов осталось: