Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


17.04.2004   СОЛЬ ДЛЯ НАРОДАВ войну ее было купить проще, чем ныне

В марте Рига установила своего рода антирекорд – за ее почти тысячелетнюю историю соль ранее никогда не исчезала с прилавков. Власти всегда заботились о том, чтобы жизнь рижан не становилась слишком “пресной”. Выход находился даже во время страшных войн…

 

Карты сданы!

 

1915 год оказался для воюющей Европы не только жутким, но и весьма необычным. Привычная жизнь осталась в прошлом. В Германии, чтобы народ мог хоть что-то положить в рот, химики составили рецепт мармелада из опилок. В итальянском порту Генуя после призыва в армию докеров-мужчин грузчиками наняли тысячи женщин (итальянская пресса восхищалась: мало того, что плечистые сеньорины прекрасно таскают мешки, так еще и не пьют). В Риге запретили разговаривать на привычном для этого города немецком и… каждый месяц административная комиссия штрафовала на 5 рублей десятки рижан, болтавших на языке врага.

Хрестоматийно: конец российской монархии наступил после того, как в  Петрограде несколько дней происходили перебои с продажей хлеба. Отнюдь не по меркам сытого мирного времени снабжался и прифронтовой город Рига. Конечно, купить в городе в то время можно было даже такие продукты, о которых ныне и не слышно: пьяные вишни, кошерный виноград, молодого тетерева. А уж нелюбимые рижанами миноги продавались на Рижском рынке по 8 копеек за штуку, дешевле предлагали разве что салаку. Но даже коммерсанты ворчали: как же так, до войны рябчик стоил 50 копеек, а ныне – 1,2 рубля! Мол, этак разорится буржуй, исповедующий принцип “рябчиков жуй!” А людям небогатым очень нелегко было покупать на рынке свинину или говядину по цене более рубля за килограмм. Хотя в газетах иногда и появлялись сообщения о невероятных доходах части рабочих. 1 апреля  1916 года русское “Рижское обозрение” без всякого намека на розыгрыш утверждало: “По сообщениям латышских газет, квалифицированные рабочие, особенно на металлургических предприятиях, эвакуированных из Риги, зарабатывают большие деньги. Месячный заработок в 600 рублей для них отнюдь не редкость, а обычное явление”. Вольно или невольно получилась обычная первоапрельская шутка. В самой Риге рабочий получал раз в десять меньше и нередко покупал на базаре не свинину по 50 копеек за фунт, а салаку по копейке за три штуки. 

Какой же выход из положения нашли городские власти? Весьма неожиданный: в целях борьбы с дефицитом городская дума изобрела продовольственные карточки. В 1915 году был разработан проект талонной системы, 28 января 1916 утвержден. Вскоре изобретенную систему сочли почти гениальной.

 

Рижский образец

 

В феврале 1916 года старые рижане, получая в одном из красивейших зданий Вецриги продовольственные карты, ворчали: мол, раньше здесь соль или сахар считали тысячами пудов, а теперь измеряют фунтами. Дело в том, что талоны выдавались в здании Большой (купеческой) гильдии, где еще за полтысячи лет до войны заключались грандиозные сделки.

Выдача талонов была организована со свойственным Риге в то время умением: 30 чиновников раздали карты на 250 тысяч семей. Как только рижане начали получать по этим документам продукты, то ворчать перестали.

На месяц на каждого члена семьи выдавалось два фунта соли (то есть по таким карточкам рижанин успел до захвата немцами Риги пуд соли съесть), три фунта сахара, пять фунтов муки. Чтобы понять, много это или мало, учтем: по оценке Всемирной организации здравоохранения, человеку достаточно 10 граммов соли в день. Значит, Рижская дума выдавала по талонам почти в три раза больше соли, чем человеку нужно. Горожане впрочем оказались людьми крепкими, и чрезмерное потребление этого продукта на их здоровье не сказалось. Что касается “белого яда” - сахара, то ныне среднестатистический латвиец покупает его лишь ненамного больше. Кстати, и в 1916 году горожанин вполне мог подсластить себе жизнь, купив сахар в свободной продаже. Дело в том, что новая система снабжения быстро сбила цены: по карточкам сахар предлагали по 23 копейки за фунт, на базаре – по 25 копеек.

В целом, товары по карточкам продавали по ценам близким к довоенным: соль, к примеру, стоила всего 4 копейки за фунт. Уже весной 1916 года председатель оргкомитета продовольственной комиссии Рижской думы Евгений Штига мог гордо заявлять: такое рижское изобретение как рижская карточная система может быть примером для всей Российской Империи.

 

Как прокормить слона? 

 

Конечно, карточки на сахар, соль, муку и керосин не обеспечивали снабжения всеми продуктами. Но городская дума и не ограничивалась заботой лишь об этом ассортименте. В городе регулярно “выбрасывались” на рынок продукты по сниженным ценам. Их доставала для рижан все та же  Продовольственная комиссия городской думы. И поступали в продажу то дешевый творог, то картофель по рублю за пуд (на Рижском рынке он стоил обычно в 2,5 раза дороже). Для бедных горожан были созданы специальные кухни, где выдавалась порция супа и кусок хлеба.

Итак, рижане не шиковали, но, несмотря на войну, жили не трагично. Думается, об уровне их жизни красноречиво говорит строчка из того же “Рижского обозрения”. Описывая цветочные ряды на крупнейшем рынке Риги, газета утверждала: “Даже бедняк за гривенник может приобрести охапку красоты для своей комнаты”. Уж если и малоимущие могли думать не только о хлебе насущном, но и о цветах, значит не столь уж и плоха была их жизнь.

Неподалеку, на Рижском взморье (так в то время называлась Юрмала), немногочисленные жители могли слышать стрельбу, видеть, как по ночам пускают ракеты на линии фронта. А Рига жила нормальной жизнью: веками рижане умели сохранять жизнерадостность в тяжелые времена. В Верманском парке шла бойкая торговля в павильоне-кафе, на набережной Даугавы в начале июня открылась купальня. На Лиго в Петровском парке состоялся праздничный вечер: играл оркестр, девушки в национальных костюмах пели песни. На торжество пришли и представители военной администрации города. Пожалуй, лишь одно омрачало веселье: так как на территории Российской Империи из-за войны царил сухой закон (как раз в это время обсуждался вопрос, не разрешить ли в виде исключения продавать в Лифляндии слабоалкогольные напитки), то попить пивка рижане возможности не имели. Хотя некоторое количество пьяных, несмотря на все запреты, на улицах появилось.

В конце июня газеты с удовлетворением сообщали: сотни торговцев везут в город из прифронтового поселка Ассерн клубнику, ее цена на рынке упала уже до 15 копееек за фунт и вскоре снизится еще сильнее.

Рижане заботились не только о том, как полакомиться вкусными ягодами, но и о том, как позаботиться о братьях наших меньших. Даже если эти братья по размерам были куда больше самих горожан. В прессе шла кампания: накормим слона! Публиковались списки горожан, пожертвовавших крупные суммы на содержание обитателей Рижского зоопарка. Среди жертвователей оказались Бульмеринг, Витте и представители других фамилий, известных в городе еще с феодальных времен. Так рижские немцы жертвовали деньги на то, чтобы рижский слон дожил до победы над Германией. В марте 2004 года из-за боязни перед переменами соль оказалась в дефиците. Прошло всего пару недель и выяснилось, что беспокоиться не о чем - ввозимая в ЛР поваренная соль без йода соответствует стандартам ЕС, а если на нее и повысятся цены, то совсем незначительно. То есть оснований для паники вообще не было. Но почему власти не отреагировали на нее, почему сразу же не организовали выступления специалистов с разъяснениями? Получается: в 1916 году в Латвии даже в сложнейших условиях сумели избежать дефицита соли, а ныне он возник без малейших на то оснований… Сравнение, увы, не в нашу пользу.

Комментарии


Символов осталось: