Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


27.05.2005   А был ли летчик?

Скандальная выставка в Лиепае под названием "Презумпция невиновности", посвященная палачу Герберту Цукурсу, подвигла на критический комментарий даже политического обозревателя газеты Diena Аскольда Родинса, доселе известного своими вполне "национально окрашенными" публикациями.

Один из авторов экспозиции, сообщает Родинс, сказал: доступная в Латвии информация о Цукурсе "оставляет ощущение, что она какая–то очень односторонняя". Судьба Цукурса подвигла на создание игрового фильма, и материалы экспозиции принадлежат к информации, использованной при написании сценария.

Однако, пишет далее Родинс, в судьбе человека могут случиться события, которые подводят жирную черту под всей предшествующей жизнью. Так случилось с Цукурсом. Неопровержимо доказано, что он принадлежал к команде Арайса. Неопровержимо доказано, что команда Арайса совершила военные преступления, у которых нет срока давности. Неопровержимо доказан вклад команды Арайса в осуществление холокоста 1941–1942 годов.

По–прежнему не ясны (недостаточно исследованы) место и роль Цукурса в команде Арайса и то, в каком объеме он, персонально, повинен в преступлениях. Неизвестно, принадлежал ли он к руководству команды, был "обыкновенным" стрелком, шофером или, может быть, завхозом. Но это не имеет особого значения. Цукурс уже в 1941 году был в команде Арайса. И этого вполне достаточно, чтобы бывшего легендарного летчика призвать к суду, чтобы взвесить тяжесть его личной вины. Даже оставаясь на позиции презумпции невиновности, хватит делать вид, что кого–то из людей Арайса могли бы оправдать после всего, что Арайс натворил.

В 1927 году национальным героем Америки стал Чарльз Линдберг, впервые в мире на своем одномоторном самолете перелетевшем через Атлантический океан. Позднее Линдберг симпатизировал национал–социалистам, и этого ему никогда не простили.

Гениальная, по оценке кинокритиков, режиссер Л.Риефеншталь, сотрудничавшая с Гитлером, после войны божилась, что ничего не знала о лагерях смерти. Может быть, знала, а может, и нет. Посмотрев документальные кадры, снятые в Освенциме, она с нервным расстройством угодила в психиатрическую лечебницу. Вылечилась. Однако дорога на съемочную площадку отныне для нее была закрыта.

Дочь Герберта Цукурса дважды обращалась к латвийской прокуратуре с просьбой реабилитировать ее отца и оба раза получила отказ. Разумеется, привезенные из Бразилии и выставленные в Лиепае документы дадут более детализированное представление о жизни Цукурса после войны, но они никогда не опровергнут факта: Цукурс добровольно вступил в команду Арайса и повинен в военных преступлениях. Выставка в Лиепае свидетельствует то ли о неумении ее организаторов составить экспозицию, то ли о совершенно безответственном отношении ее устроителей к трагическим событиям и попытке реабилитировать Цукурса если не юридически, то хотя бы в глазах общественности.

На весах истории храбрый летчик Цукурс только слабая тень Цукурса времен арайсовской команды. Этого не учли те, кто совсем недавно выпустил почтовую марку с портретом Цукурса, об этом забыли и организаторы выставки. Но этого забывать нельзя.

Этими словами Аскольд Родинс завершает своей комментарий.

 

От Ракурса добавим, что на сайте Diena в день публикации появилось аж 44 отклика на публикацию. Около полутора десятков авторов поддерживают позицию Родинса. Некто Ilze, в частности, написала: "Спасибо Родинсу. А то, почитав Кирштейнса, я уже стала думать, не сошли ли с ума наши политики и общество? Мы возвращаемся не только к политической слепоте (односторонняя декларация), но и к фашизму? Цукурс и Арайс — убийцы, и этим все сказано". Однако остальные отклики — числом почти в три десятка — балансируют между оправданием самого факта выставки ("у нас — демократия", "надо знать все подробности, прежде чем судить") и обвинением Родинса в "осквернении памяти героя", в "продажности пера" (Соросу–де продался).

Вот такой получился срез, сколок с современного состояния умов латышского читателя…

 

 

А в Lattvijas aviize в минувший четверг появилось письмо депутата Сейма Александра Кирштейнса – в ответ на заявление Совета еврейских общин Латвии. В этом заявлении, в частности, говорилось: «С глубокой тревогой латвийская еврейская община наблюдает за потоком мероприятий и публикаций, посвященных личности палача Рижского гетто Герберта Цукурса. Мы особенно озабочены тем, что крайние правые и националисты пытаются опереться на поддержку части депутатов парламента Латвии и уже имеют ее, например, от депутата Кирштейнса. Поддержка Кирштейнсом латвийских «ультра» шире чисто моральной или идеологической. Она уже приобрела характер патронажа и политического прикрытия».

Кирштейнс, однако, счел заявление совета «открытой ложью» и подчеркнул, что оно появилось в газетах Diena и «Час», владельцы которых – цитата из Кирштейнса - «если не ошибаюсь, не латыши».

Дальнейшие комментарии к сказанному Кирштейнсом, полагаем, излишни.

Комментарии


Символов осталось: