Главная страница - Архив - 2012


25.10.2012   «Это уже авторитарный подход!»

Депутат Европарламента о деле Рафальского, о «нулевом гражданстве» и о будущем ЗаПЧЕЛ «В Латвии правящая элита пытается навязать такое понятие лояльности, которое было актуально в довоенной республике, то есть во время авторитарного правления Улманиса», — говорит депутат Европарламента Татьяна Жданок. Во время своего короткого пребывания в Риге она ответила на вопросы «Вести Сегодня».

— Татьяна Аркадьевна, допускаете ли вы, что Центризбирком может проигнорировать волю избирателей и не направить законопроект о «нулевом гражданстве» на второй этап референдума?


— Надеюсь, что члены Центризбиркома осознают всю ту ответственность, которая на них лежит. Причем это ответственность не только моральная и административная, но в пределе даже и уголовная, поскольку статья 90 Уголовного закона предусматривает наказание за попытку воспрепятствовать волеизъявлению граждан. Если говорить о процедуре рассмотрения ЦИКом данного вопроса, то обратите внимание на то, что в качестве экспертов ЦИК выбрал, за небольшими исключениями, только те организации и ведомства, которые либо получают госфинансирование и напрямую зависят от власти, либо сами представляют власть. Точнее, из 12 запрошенных отзывов только двух адресатов можно считать независимыми. И именно отзывы этих 2 экспертов выбились из подобострастного критического хора министерств и кафедр государственных вузов. А это ученые высочайшей квалификации: крупнейший специалист по международному праву из Оксфорда, а также проректор Рижской высшей юридической школы. Инициаторы референдума, со своей стороны, тоже попросили время для того, чтобы представить свои соображения о полученных комиссией заключениях. Убеждена, что нет никаких юридических оснований для того, чтобы не передавать законопроект на второй этап. Интересно, что многие деятели Атмоды сейчас пытаются отрицать, что в свое время Народный фронт обещал гражданство с единственным условием: человек изъявляет желание его получить и связывает свою судьбу с Латвией. На одну из телевизионных дискуссий с Сандрой Калниете и Иваром Годманисом мне даже пришлось взять с собой программу НФЛ, принятую в 1989 году, накануне выборов Верховного Совета, и зачитать, что там написано в соответствующем пункте. На днях появилось высказывание президента Латвии, что, мол, нельзя автоматически давать гражданство какой–то группе людей. Поразительно, что наши правящие отказываются вспоминать, что это за группа людей и как она появилась! Это кто — инопланетяне, aliens? Может быть, господин Берзиньш забыл, как 21 год назад голосами тогдашнего парламентского большинства, в которое входил и он, треть жителей страны была лишена гражданства? По иронии судьбы, в тот же день, 15 октября 1991 года, Латвия вступила в ОБСЕ! В организацию, настаивавшую на неизменности послевоенных государственных границ в Европе. Сейчас же в качестве аргумента, почему–де наша инициатива "не полностью разработана", целый ряд ангажированных экспертов ссылается на угрозу «доктрине континуитета». Мол, предложение о «нулевом гражданстве» нарушает принцип правопреемственности по отношению к довоенной Латвии. Литва тоже придерживается принципа непрерывности государства, однако это не мешало ей в 1991 году предоставить гражданство всем постоянным на тот момент жителям.


— Как бы вы прокомментировали «дело Рафальского»?


— Это явная попытка скатиться в тоталитаризм. В годы правления Карлиса Улманиса лояльность действительно понималась как любовь к правительству. Такое понятие лояльности в тридцатые годы прошлого века соответствовало стилю эпохи авторитарных режимов. В современных демократических государствах лояльность — это только соблюдение законов. Например, в Британии оппозиция не просто может, а обязана создавать теневое правительство, министры которого обязаны критиковать министров действующего кабинета. И если Милибэнд критикует Кемерона, его политику, то никому и в голову не придет обвинить Милибэнда в нелояльности к Британии!


— Нужно ли, на ваш взгляд, Латвии спешить с присоединением к евро и поддержали бы вы референдум по данному вопросу?


— Я уже несколько раз повторяла, что Латвию в еврозоне ждут только чиновники Еврокомиссии — они заинтересованы в том, чтобы выполнялся график расширения зоны евро. Латвии это совершенно не нужно. К чему приводит поспешное, необоснованное расширение зоны евро, мы уже наглядно убедились на примере Греции, Испании и Италии. Последний сигнал того, что сейчас еврозона — это отнюдь не уютная финансовая гавань, а штормовое море; сообщение о том, что по итогам 2011 года совокупный дефицит бюджета стран еврозоны резко снизился, но снизился за счет столь же резкого роста государственного долга этих стран. То есть снижение дефицита достигнуто за счет внешних кредитов. Например, Португалия за счет помощи Евросоюза снизила дефицит госбюджета более чем вдвое — до 4,4 процента ВВП, зато ее долг резко вырос — до уровня 108 процентов от ВВП.
Экономике Латвии присоединение к евро не поможет. Потребители тоже не выиграют от присоединения к евро. Напротив, уровень жизни латвийцев снизится, поскольку, по подсчетам, после перехода на евро цены на товары и услуги первой необходимости вырастут не менее чем на 15%. Убеждена: Латвия может и должна использовать доступные нам инструменты варьирования курса национальной валюты и не спешить вступать в зону евро!


— Насколько реален план превращения Евросоюза в некую федерацию?


— Примечательно, что латвийские власти, только услышав слова председателя Еврокомиссии о федерации государств ЕС, сразу же взяли под козырек и заявили, что полностью эту идею поддерживают. А ведь на самом деле здесь как никогда нужны и важны дискуссии в обществе! Все политические группы в Европарламенте уже заявили, что предвыборная кампания по выборам в Европарламент в мае–июне 2014 года должна совпасть с серьезной дискуссией по вопросу о новой конструкции Евросоюза. По большому счету, каждая уважающая себя партия в Латвии должна выработать свой взгляд на место нашей страны в будущей объединенной Европе. Ведь очевидно, что разные государства нынешнего ЕС решат этот вопрос для себя по–разному. Одно видение будет у Германии и совсем другое, скажем, у Швеции. Если мы говорим о федерации, то еще большую часть своих полномочий национальные государства должны передать в «центр». Но при этом другую группу полномочий они должны отдать территориям, их местным органам власти. Мне как математику понятно, что для лучшей интеграции должен одновременно происходить и процесс деления интегрируемых субъектов на более мелкие части. Это как квадратура круга, которая вычисляется с помощью площади вписанного многоугольника с очень большим числом граней. Сегодня структура Евросоюза больше похожа на грубо сложенную мозаику национальных государств, чем на нечто целое. Чтобы стать действительно единым целым, Евросоюзу неизбежно придется совместить процесс укрупнения с процессом разукрупнения — от уровня национальных государств к уровню экономических регионов. Это даже не идеология — это системное условие сохранения позиций всей Европы в мире глобальной конкуренции.


— Вернемся к латвийской тематике. Вскоре возглавляемая вами партия ЗаПЧЕЛ проведет свой съезд. Уже пошли разговоры о ликвидации партии…


— Речь идет не о ликвидации, а о возможной трансформации в будущем. За эти 20 лет произошли большие изменения, приказали долго жить крупные партии власти — нет уже ни «Латвияс цельш», ни Народной партии, уже давно ушел в небытие «Саймниекс». Избирателю надоедают не только лица политиков, но и политические партии. С этим нужно считаться. Как я уже сказала, сегодня каждая политическая сила должна выработать свою позицию по поводу глобальных процессов в Евросоюзе. Мы ее имеем, и у нас есть соратники в разных странах Европы. Если говорить о грядущих муниципальных выборах в июне следующего года, то в некоторых самоуправлениях мы будем стартовать самостоятельно, в других — идти с кем–то вместе. Вы знаете, я редко когда соглашаюсь с г–жой Аболтиней, но с одним ее высказыванием я полностью согласна. Она недавно заметила, что когда речь идет о медицине, то каждый хочет, чтобы его лечил опытный врач, и возраст тут не помеха, а, наоборот, преимущество. Когда же речь идет о политике, об управлении страной, то тут почему–то избиратель уже не ценит опыт политика. Избирателю в политике почему–то нравится неопытность, он готов поддержать тех, кому пока рано проводить эксперименты.

Комментарии


Осталось символов:  4124124