Главная страница - Архив - 2011


10.10.2011   Яков Плинер. Оккупации стран Балтии не было

В течение последних двадцати лет с упорством достойным лучшего применения власти предержащие ЛР и наши доморощенные ангажированные историки внедряют в сознание общественности Латвии, Европы, мира ложное утверждение о том, что Советский Союз оккупировал Латвию, Литву и Эстонию.

 

Недавно мэр Риги Нил Ушаков на дипломатическом приеме заявил: «…после 50 лет советской оккупации…», т.е. фактически тоже признал, что СССР Латвию оккупировал!

 

Я же убежден, что непорядочно политику или историку, претендующему на достоверность, объективность и честность, тиражировать ошибочные или ложные утверждения, искажать объективные исторические факты, переписывать историю.

 

Вопросы истории по-прежнему болезненно отражаются на отношениях России с государствами Балтии, что, прежде всего, невыгодно последним.

 

Давайте разберемся, что же произошло на самом деле. Обычно публицисты указывают, что ввод советских войск  в Латвию, Литву и Эстонию произошел в 1940 году.

 

В действительности же напуганные судьбой Польши правящие круги Латвии легко пошли на подписание Договора о взаимопомощи между СССР и ЛР 5 октября 1939 года. Согласно этому документу, во-первых, стороны обязались оказывать друг другу всяческую помощь, в том числе и военную, в случае прямого нападения или угрозы со стороны других держав.

 

Во-вторых, в целях обеспечения своей независимости и безопасности СССР Латвийская Республика разрешила Советскому Союзу иметь в Лиепае и Вентспилсе базы военно-морского флота и аэродромы на правах аренды, а также строго ограниченное количество наземных и воздушных вооруженных сил.

 

Договор был подписан председателем Совнаркома и министром иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым и министром иностранных дел ЛР Вильгельмом Мунтерсом, которого уполномочил президент страны Карлис Улманис.

 

С разрешения президента Карлиса Улманиса ограниченный контингент Красной армии (20.000 человек) вошел в Латвию осенью 1939 года. 5 ноября того же года рижская «Газета для всех» писала: «На основании дружественного договора между Латвией и СССР о взаимной помощи, первые эшелоны советских войск проследовали 29 октября 1939 года через пограничную станцию Зилупе. Для встречи советских войск был выстроен почетный караул с оркестром».

 

26 ноября та же газета опубликовала статью «Свобода и независимость», посвященную торжествам 18 ноября: «Президент Латвии Карлис Улманис указал: «Недавно заключенный договор о взаимной помощи с Советским Союзом укрепляет безопасность наших и его границ…».

 

Что же происходило в Латвии в 1939 году? Об оккупации не говорил и не писал никто! Латвия превратилась как бы в советский протекторат вроде Монголии. Аналогичная ситуация была в Эстонии и Литве.

 

Заключению договора между СССР и ЛР способствовал военный министр того времени генерал Янис Балодис. Не возражал против договора и командующий армией генерал Кришьянис Беркис.

 

С 1 по 12 июня 1940 года генерал Кришьянис Беркис посетил Москву с дружеским визитом. Возможно, с ним оговаривались условия, на которых в Латвию вскоре был введен дополнительный советский военный контингент. Улманис как глава государства об этом был информирован. Поэтому нота от 16 июня 1940 года, врученная послу Латвии в Москве Фрицису Коциньшу, не была неожиданностью.

 

Это доказывает тот факт, что в ночь с 16 на 17 июня начальник штаба армии ЛР полковник Оскар Удентиньш договорился с генерал-полковником Дмитрием Павловым о размещении в Латвии дополнительных частей Красной армии, и были определены девять районов дислокации этих войск.

 

Следовательно, внезапного вторжения советских войск на территорию Латвии в результате боев не было!

 

Ни в одном мне известном международном документе те давние события не названы оккупацией. Почему?

 

Во-первых, президент ЛР Карлис Улманис обратился по радио к гражданам своей страны: «Оставайтесь на своих местах. Я остаюсь на своем».

 

Во-вторых, силовые структуры стран Балтии получили приказы своих президентов не оказывать сопротивления, и сопротивления не оказывали.

 

В-третьих, Карлис Улманис оставался на своем посту и подписал декрет о формировании нового правительства, назначив президентом министров профессора Августа Кирхенштейна.

 

В-четвертых, Карлис Улманис оставался президентом ЛР до 21 июля 1940 года и утверждал своей подписью все решения народного правительства Латвии. Провозглашение ЛССР состоялось 21 июля на первой сессии Народного Сейма. Президент Улманис сложил с себя все полномочия на следующий день.

 

В-пятых, все жители Латвии, Литвы и Эстонии получили такие же права, как и остальные жители Советского Союза!

 

В-шестых, в странах Балтии не было комендатур, а в ЦК, совминах и других руководящих структурах до 70% работников были представителями коренных наций.

 

Ну и, наконец, в-седьмых, полное право сохраняли латышский, литовский и эстонский языки. На этих языках можно было получать образование всех уровней. На этих языках издавались книги, газеты, работали театры, радио. Русский язык являлся языком международного общения!

 

Поэтому речь может идти об инкорпорации, но не об оккупации. Термин «инкорпорация» означает включение одного государства в состав другого на основе соглашения. Что и имело место, хотя и под давлением СССР.

 

«Оккупация» – это термин для внутреннего потребления Латвии. Иногда его используют и зарубежные политики, но, повторяюсь, его нет ни в одном значимом международном документе.

 

Если бы действительно была оккупация Советским Союзом Латвии, то ЛР уже давно должна была требовать от ООН соответствующей резолюции – это раз. Латвии уже давно нужно было обратиться в Международный суд – это два. И судить коллаборационистов – это три. Ничего этого не происходит. Лишь одна болтовня.

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124