Главная страница - Архив - 2011


07.10.2011   COOЛ: Что означает признание факта оккупации Латвии?

 

Проект Заявления СООЛ.

Принято на заседании 11 октября 2011 года.

 

 

Главным победителем прошедших 17 сентября внеочередных невсеобщих парламентских выборов в Латвии стала, на мой взгляд, не какая-то конкретная политическая партия или две, три политических партии, а тенденция праворадикального политического развития с ее идеологическим обоснованием в виде тезиса о «советской оккупации» страны с 1940 по 1991 год. Вообще, нужно признать, что главной темой предвыборной кампании, самих выборов и первых недель после выборов была и продолжает оставаться тема оккупации, которая по своему присутствию на телеэкране и в печатных СМИ явно затмевает любую другую тематику. И это в период экономического кризиса, когда по логике тема экономического развития вроде бы должна превалировать.

Абстрагируясь от юридического определения термина «оккупация», Совет общественных организаций Латвии отмечает, что с историко-политологической точки зрения признание факта «оккупации» Латвии в 1940 году со стороны СССР означает следующее:

- признание исторической правоты политической элиты 1934 – 1940-х годов во главе с вождем тогдашнего авторитарного режима Карлисом Ульманисом;

- признание исторической правоты радикальной части западной латышской эмиграции – идеологической наследницы политической элиты режима К.Ульманиса. Именно радикальная часть западной латышской эмиграции в конце 1980-х – начале 1990-х годов навязала Народному фронту Латвии радикальное решение вопроса о гражданстве, а во второй половине 1990-х годов во многом определила радикальное содержание законов об образовании и о языке;

- отрицание исторической роли народных масс, или, иными словами, отрицание права нации на самоопределение. И что бы народ ни решил, его воля никакого значения не имеет, поскольку право решать принадлежит только политической элите, независимо от того, как она сформировалась, демократическим путем или в результате авторитарного или какого-то иного переворота. Такая постановка вопроса служит подтверждению тезиса о якобы непрерывности существования латвийской государственности с 1918-го по 1991-й год;

- использование арсенала нацистской пропаганды, поскольку именно в период нацистской оккупации Латвии тема «советской оккупации» активно вдалбливалась в сознание населения. Соответственно, признание «советской оккупации» ведет к политической реабилитации нацистской идеологии и практики и к оправданию курса на пересмотр итогов Второй мировой войны;

- одобрение и поддержку всех русофобов в мире, которые думали вчера и думают сегодня лишь о том, как бы сначала насолить СССР, а теперь точно так же насолить России;

-  легитимацию политики сформировавшегося в результате ликвидации всеобщего избирательного права режима за последние 20 лет, включая введение института неграждан, денационализацию собственности, разрушение промышленности, науки и т.д., поскольку все это можно списать на ликвидацию последствий "оккупации".

Вопрос о так называемой «советской оккупации» - фактически краеугольный. То, как его решает политическая партия, определяет не только ее отношение к России (напомним, что руководство России неоднократно заявляло, что ни о какой оккупации Латвии в 1940 году со стороны СССР не может быть и речи), но и отвечает на вопрос, а является ли эта партия, собственно говоря, демократической, или же она поддерживает антидемократические, русофобские и неонацистские политические силы.

Комментарии


Осталось символов:  4124124