Главная страница - Архив - 2011


09.09.2011   Интервью с Татьяной Жданок: о неонацизме в странах Балтии и о противодействии ультраправым силам

– В последнее время участились дискуссии о возможных последствиях «признания оккупации стран Балтии Советским Союзом». Выступая свидетелем на стороне Сергея Кургиняна в телевизионной передаче «Исторический процесс», посвященной пакту Молотова-Риббентропа, Вы заявили, что создание латвийских «неграждан» явилось прямым следствием объявления этого акта преступным. И сделали следующий прогноз: «Если Россия вступит на второй круг самобичевания, это обернется распадом для нее и фашизацией для остальной Европы». Не слишком ли сильно сказано?

– Осуществленный Москвой в 1989 году акт самобичевания по поводу пакта Молотова-Риббентропа позволил говорить о приехавших в страны Балтии после 1940 года русских как об инструменте «оккупации». О возможных последствиях дальнейших шагов такого рода предельно откровенно высказался Тоомас Хендрик Ильвес, президент Эстонии. Выступая в Риге на конференции «Пакт Гитлера-Сталина сегодня: правовые аспекты и ответственность», Ильвес заявил: «Если Россия когда-нибудь признает пакт Молотова-Риббентропа неправильным, ей придется признать и последствия «оккупации». А тогда защита национальных меньшинств в странах Балтии станет бессмысленной». Предельно откровенно, не правда ли? Защита национальных меньшинств – краеугольный камень всей правозащитной деятельности – с точки зрения европейского «демократа» оказывается бессмысленной, если речь идет о русском меньшинстве в странах Балтии!

Именно с Латвии и Эстонии начинается отход от универсального принципа недопущения дискриминации. Наши страны стали полигоном для проведения эксперимента по отработке моделей построения сегрегированного общества под прикрытием якобы естественных слабостей «новой демократии». Этот опыт переносится затем в другие страны Европы. И вот уже на Украине и в Молдове говорят о «Советской оккупации», Румыния реализует модель восстановления довоенного гражданства, Словакия ограничивает использование венгерским меньшинством своего родного языка, а Венгрия, в свою очередь, устанавливает монополию правящей партии на СМИ.

– Известно, что во многих странах Евросоюза все большей популярностью на выборах пользуются крайне правые политики. Видимо, и эта зараза тоже идет с берегов Балтийского моря.

– Корни этого сорняка есть везде, но пышно вырасти ему впервые в послевоенной истории Европы удалось именно у нас.

Вспомним следующие слова Салтыкова-Щедрина: «Человек и без того уже наклонен испытывать в себе чувство национальности более, нежели всякое другое, следовательно, развивать в нем это чувство выше меры, которую он признает добровольно ... значит уже действовать не на патриотизм его, а на темное чувство исключительности и особничества».

В конце восьмидесятых во всех республиках СССР и странах Восточной Европы сознательно развивали чувство национальности выше меры. А в Латвии, Литве и Эстонии на него наложили еще жажду реванша. Местные пособники нацистов стали героями. В 1993 году газета «Советская молодежь» опубликовала на первой полосе мое открытое письмо президенту Гунтису Улманису с призывом: «Не давайте в руки детям Латвии эту книгу!». Речь шла о намерении подарить всем школам страны книгу по истории Латвии, написанную в послевоенной эмиграции Адолфсом Шилде. В 1942 году этот идеолог местных нацистов публично выражал «великую радость, которая ощущается от решения еврейского вопроса на нашей земле». Разразился скандал, закончившийся отставкой президентского пресс-секретаря. Но книга свое шествие по классам с латышскими школьниками продолжила. И в наши дни эти бывшие школьники уже стоят 16 марта в шеренге возле Памятника Свободы, приветствуя шествие ветеранов латышской дивизии СС. И хотя со временем стариков-легионеров становится все меньше, число сопровождающих их участников шествия все увеличивается. Меняется их качество. Сначала это были среднего возраста депутаты из партии «ТБ/ДННЛ», а бравые молодые люди из организации «Все для Латвии» шествие только обрамляли. А в этом году те же бравые молодцы шли к памятнику уже как депутаты Сейма.

– Вы хотите сказать, что в политической палитре Латвии наблюдается усиление коричневых оттенков?

– Не только усиление, но, что еще важнее, резкое их омоложение. Отсутствие гражданства и равных прав для всех жителей Латвии, заложенное в фундамент государства, должны были, по замыслу его идеологов, обеспечить латышам приоритет во всех структурах власти. Но сегрегированное общество генетически нездорово и порождает массу нравственного уродства, которое, пронизав все его слои, в большом количестве всплывает на поверхность. Принцип «разделяй и властвуй», по которому строилась система, подразумевает культивирование ненависти, и ее переизбыток впитывает в себя незакаленное поколение представителей привилегированной касты – молодые латыши.

В нашем обществе произошло смещение очень важной, начальной точки политической оси координат. То, что двадцать лет назад считалось разумным и приемлемым подавляющему большинству и потому расположенным в центре оси координат, – нулевой вариант гражданства, право представителей меньшинств получать образование на родном языке и общаться на этом языке с властями, – сейчас сдвинулось очень далеко от начала координат и считается признаком левого радикализма. Соответственно и весь классический правый фланг сдвинулся в центр, а на свободное место прочно и уверенно уселись молодые национал-фашисты. Если на этих качелях не появится сильного противовеса на левом фланге, вся конструкция завалится и неминуемо окрасится в один цвет.

– Почему именно русская партия способна усилить левый фланг в политике Латвии?

– Мы говорим здесь о левом фланге особой политической оси. Оси, на которой расположен спектр взглядов на проблемы равноправия и уважения к инако-говорящим, думающим, выглядящим. Возможности латышской части общества в отстаивании принципов равноправия и справедливости значительно ослаблены ощущением своего привилегированного положения. В то же время дискриминируемая русскоязычная община объективно является базой сопротивления режиму сегрегации. Организатором такого сопротивления стала партия «Равноправие», а впоследствии – партия ЗаПЧЕЛ.

В начале девяностых мы устояли против политики «выдавливания»: добились специального статуса для неграждан и сорвали планы искусственного создания «нелегалов». В начале нулевых не позволили реализовать грубую насильственную ассимиляцию: акции Штаба защиты русских школ привели к отказу от плана стопроцентного перехода на латышский язык обучения. Сейчас, еще через десять лет, главный удар направлен именно на партию русской общины: делается все, чтобы ЗаПЧЕЛ не была представлена в Сейме Латвии. Огонь на поражение идет со всех направлений: сверху, снизу, с Запада, с Востока. Но мы, сознавая серьезность ситуации, верны лозунгу: «Лучше жить стоя, чем умереть на коленях!».

Нам больно смотреть, как официальная Россия все больше и больше упрочается в своем полусогнутом положении. Уже и розги для себя заготовила. В 1991 первый круг позора завершился распадом СССР. В 2011 ситуация до боли напоминает ту, двадцатилетней давности. Многочисленные свежие факты предательства интересов русских, живущих в республиках бывшего СССР, ложатся яркими фиолетовыми мазками (паспорта неграждан) на картину желтой корысти и оранжевой тупости. В результате смешения всех этих цветов получается только коричневый. Этот грязный поток готов расползтись по всей Европе. Его надо остановить.

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124