Главная страница - Архив - 2010


26.01.2010   Открыть «восточного кузена». Мое путешествие по новой Европе

Через 20 лет после падения Берлинской стены Франсуа Отэ, репортер популярнейшей французской газеты «Фигаро» (Le Figaro ), посетил бывшие страны советского блока и поделился на страницах своего издания впечатлениями. В число государств, в которые он наведался, естественно, попала и Латвия. Что о ней рассказал Франсуа Отэ своим французским читателям, вы прочитаете ниже. Так же, как и некоторые наши комментарии к написанному.

Серию эпизодов автор начинает с общего вступления, фрагменты которого мы тоже предлагаем вниманию читателей Ракурса.

 

«Вчера» пришло так быстро, пел Маккартни. «Вчера» для моего поколения — это 60–е годы, с Де Голлем и Аденауэром, нарастающей гонкой вооружений. Век, наводненный тиранами. Время после Гитлера и Сталина. Ни Мао, ни Пол Пот еще не продемонстрировали миру всей меры своей жестокости. В умах европейцев позитивный проект, увлекательный проект — Европы, дружно идущей к союзу, устойчивому благополучию.

 

Эта Европа станет нашим «чудом». Она непременно похоронит те выплески национализма, что привели к катастрофе.

Нас в Евросоюзе сегодня уже 27. Полмиллиарда человек с почти таким же солидным ВНП, как у Китая и США вместе взятых. Мы — европейцы.

Однако мы привыкли жить с немцами, итальянцами, голландцами, датчанами, финнами. А также с британцами, которым континентальная Европа так много должна. А вот о «другой Европе», Центральной, превращенной в тюремный двор Сталиным и его преемниками, этой историей мы мало интересовались.

В июле 1989 года я в качестве корреспондента Figaro в Вашингтоне сопровождал Буша–старшего в поездке в Будапешт, Варшаву, Гданьск. За день до приезда в Будапешт 20 тысяч людей пересекли австро–венгерскую границу — на открывшийся Запад. Жан д’Ормессон тогда задался вопросом: возможно, 1989–й — самый важный год века? Европа воссоединилась, снова нашла себя.

Прошло 20 лет, но выравнивания и сплочения Европы так и не произошло. Рамки своей повседневной жизни определяет каждое отдельно взятое государство. Оно сеет просвещение, платит пенсии, воюет и мирится, собирает налоги, судит. Государство сохраняет монополию на легитимность. Разве может житель Франш–Конте или Брно представить себя активным участником процессов в Европе? Европа в обыденном сознании — вещь второстепенная.

Что же делать, чтобы вызвать интерес читателя к Европе?

В редакции Figaro родилась идея — отправиться открывать этих «восточных кузенов», которых мы если и знаем, то плохо. Поехать на встречу с этими увлекательными странами, относительно которых лично у меня нет ровно никаких воспоминаний.

Итак, я погружусь в неизвестность. Буду наблюдать сложные сообщества. Гордиев узел, где католические и славянские вероисповедания граничат и соседствуют друг с другом. Для себя я решил, что не позволю этим ужасным преградам смутить меня.

Сначала курс — на север. К Балтике, к Янтарному морю…

Перевод Александр КУЗЬМИН

 

На границе истории. Латвия

О прошлом здесь говорят и стар, и млад

 

Франсуа ОТЭ

 

Латвийскую часть серии очерков Франсуа Отэ начинает с мысли о том, что «кошмары Второй мировой войны по–прежнему не дают покоя жителям Риги. Ежедневное напоминание о жутком прошлом определяет различия между двумя нашими Европами». Он приводит слова литовца Антанаса Пузаускаса об истории стран своего региона: «Когда вода в реке только начинает течь, она поднимает тучу грязи. И для того чтобы она очистились, потребуется уйма времени». И я, прибыв в Ригу, погружаюсь в воды истории…». Далее Отэ пишет…

 

…Я ожидаю собеседника в Академии наук. Здание напоминает московские сталинские высотки, сделанные по образу и подобию Эмпайр Стейт Билдинг. Местная столовая предлагает уникальную возможность по–новому взглянуть на жизнь homo sovieticus. Стены окрашены той самой зеленоватой краской непонятного цвета, которую так любили в прошлом французские власти. Почти все лампочки в люстрах стиля модерн 60–х годов уже давно перегорели. Тусклый свет напоминает освещение на вокзальном перроне. Оранжевые скатерти, кресла из красного кожзама и целый лес растений в пластиковых горшках желтовато–зеленого цвета прекрасно гармонируют с выщербленным во многих местах полом. Из туалетов несет мочой, а какой–то «товарищ» украл висевшее над умывальником старое зеркало.

Работающие здесь люди тоже, как говорится, «варятся в собственном соку». Одежда подавальщиц в столовой навевает воспоминания об имперской России. Рядом другой сотрудник вяло толкает перед собой тележку из супермаркета. В ней навалены пакеты с картошкой, арбузы и почта академиков. Посетители шумно зачерпывают ложками суп, в котором плавает несколько шариков мяса. Съедают здесь все, в том числе гарнирные листы салата и ломтики лимона. А затем собирают соус. Голодные… (1) (* Здесь и далее цифрами обозначены реплики к тексту Ф. Отэна. Читайте их ниже, в «Комментариях историка».)

Атмосфера на улицах тоже напоминает о недавнем прошлом. В Риге еще витает затхлый запах коммунизма. Фонари типа «спутник» освещают невеселые сосредоточенные лица, серые улицы и вечно переругивающихся между собой таксистов.

В стране более трех сотен замков. Все они пришли в запустение, сады заросли кустарником, деревья разрослись, а террасы осели. Аллеи рассказывают нам историю упадка тевтонских рыцарей, которые после восьми веков безраздельного владычества в регионе потеряли все, что у них было, перед началом Второй мировой войны. Не нашедшие упокоения души рыцарей бродят по трем этим маленьким странам (2).

Призраков можно встретить повсюду. В XX веке Латвия потеряла половину своего населения… Половину! Последнюю тысячу лет все соседние державы (шведы, немцы, русские) взяли себе в привычку выяснять здесь отношения, уничтожая мимоходом местное население (3). И происходило подобное в среднем два раза за сто лет. Что же до Гитлера и Сталина, то они просто утопили Латвию в крови (4).

Воспоминания о безнадежной эпохе

В Западной Европе в разговорах между близкими упоминаний о Второй мировой войне уже не услышишь. Это история наших престарелых родителей, дедушек и бабушек. В Риге же, кажется, часы перевели на десятилетия назад. 40–летние рассказывают мне о том, как их родителей депортировали, высаживали посреди зимы вдоль Транссибирской магистрали или отправляли в лагеря на советский Дальний Восток.

Эти преступления являются частью их собственных воспоминаний. Как будто все произошло вчера. Люди вспоминают о том безнадежном времени, когда царила коммунистическая диктатура, культ личности, всепоглощающая жажда власти, нигилистское стремление к разрушению старого общества и личной ответственности, желание контролировать интеллигенцию и превратить людей в роботов или рабов.

Последний солдат Красной армии покинул Латвию лишь пятнадцать лет назад. Огромное здание КГБ в Риге на пересечении улиц Стабу и Бривибас по–прежнему пустует, как громадный дом с привидениями. Мы осматриваем его камеры и подвалы, где в прошлом пытали людей. Здесь каждую ночь убивали до двадцати пяти человек (5). А сюда сажали тех, кого должны были расстрелять или отправить в лагеря.

В действительности этот жуткий мир исчез уже очень давно, но в сердцах и душах людей он так же реален, как и полвека назад. Он давит, он не дает свободно дышать десяткам миллионов людей в Центральной Европе. Во Франции мы об этом слышали, мы сочувствовали им, некоторые из нас даже прочитали «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Но этот ужас не стал частью нашей повседневной жизни, как это случилось с жителями Латвии, Эстонии и Литвы. В путешествии мне сразу же бросилось в глаза именно различие в истории двух Европ, Восточной и Западной. Эти различия как раз и прочерчивают между нами главную и единственную границу.

В Латвии история — одна из самых острых современных проблем. О ней здесь говорит и стар, и млад. Удивляет меня то, что каждый здесь пытается рассказать и перекроить ее по–своему.

В центре Риги стоит музей оккупации. Рассказывает он о долгом периоде зависимости Латвии — с 1940 по 1991 год. За это время страна пережила три оккупации. Сначала ее контролировала Красная армия, с 1940 по 1941 год. В то время как Гитлер завершал покорение Франции, Сталин решил прибрать к рукам страны Балтии. Его девиз: «Нет человека — нет проблемы». Местные элиты были обезглавлены. 14 июня 1941 года было депортировано 15 500 латышей, 11 000 эстонцев и 21 000 литовцев. Вернуться обратно удалось очень и очень немногим.

22 июня Гитлер обратил оружие против своего вчерашнего союзника Сталина и направил войска на завоевание СССР. В Риге латыши встретили нацистов как освободителей, они надеялись вернуть себе независимость. В действительности же их ожидало жестокое разочарование. Страна вошла в состав рейхкомиссариата «Остланд». Вермахт развернул свою пропаганду, в которой коммунисты приравнивались к евреям. В стране сразу же начались масштабные чистки, завершившиеся еще до ванзейской конференции, на которой было принято «окончательное решение».

Латвийские коллаборационисты, среди которых особенно «прославился» Викторс Арайс, помогли нацистам истребить за шесть месяцев около 70 000 евреев. Затем немцы начали силой забирать в армию молодых латышей (6). Эти 115 000 человек были нужны им как пушечное мясо. В ответ 100 000 латышей вступили в Красную армию (7). К 1945 году было уничтожено 30 процентов населения страны (8).

Позднее, когда Западная Европа праздновала окончание своего кошмара, проблемы у латышей еще только начинались. В Ригу вернулись Сталин и СССР. Разве не были латыши коллаборационистами и «фашистами»? Ясное дело, были. В стране возобновились массовые депортации. В марте 1949 года 31 конвой вывез 42 000 латышей (всего из трех балтийских стран было депортировано 95 000 человек). Новая «оккупация» продлилась долгих сорок четыре года. Именно она омрачает сегодня сознание людей, ведь на место депортированных пришли русские (9). Латвия и остальные страны Балтии с их незамерзающими портами были окном СССР в Балтийское море. Необходимые советской империи земли превратились в настоящую колонию (10).

Именно такой я вижу Ригу спустя восемнадцать лет после обретения балтийскими странами независимости в 1991 году. Сегодня 35 процентов населения Латвии и 65 процентов жителей Риги говорят по–русски. Страна разрывается между двумя культурами, двумя историями. Для русских нацисты, безусловно, были чудовищами. Тогда как для латышей ничто не может сравниться с жестокостью коммунистов в советскую эпоху. В этом плане все здесь довольно просто.

Одержимость Россией

Она сейчас отступает на второй план, так как обеим группам пришлось договариваться. Немалую роль в этом сыграла Европа, поставив диалог в качестве обязательного условия для вступления страны в Евросоюз. Латыши стали выдавать паспорта русскоговорящим, а те в свою очередь начали интегрироваться в общество своей новой страны.

Я встретился с Андреем Хотеевым, журналистом уважаемой русскоязычной газеты «Телеграф». Мэр Риги Нил Ушаков — бывший коллега Андрея. Сам Хотеев рассказал о том, что отношения между двумя группами улучшаются, а смешанные браки становятся все более частыми: «Здешняя ситуация не имеет ничего общего с трениями между валлонами и фламандцами! Мы учимся не обращать внимания на тени прошлого, это единственный способ создать нашу общую историю. Учимся мы и другим вещам. Последние пятнадцать лет мы тратили как на Западе, а работали как на Востоке. Нам нужно расти. Для нас, русских, Россия — это большая психологическая проблема». Такая одержимость Россией — еще одна поразительная деталь, которая бросается в глаза в этих странах. Уход России из Центральной Европы отнюдь не развеял страхи местного населения.

 

Перевод inosmi.ru Публикуется с сокращениями

 

Комментарии историка

к французскому первоисточнику

 

Александр ГУРИН

 

Понятно, что «наскоком» посетив несколько новых государств, присоединившихся к Евросоюзу, известной поверхности взгляда и анализа не избежать. Но в тексте есть и принципиальные, на наш взгляд, неточности и даже ошибки. О них — в этих коротких комментариях.

1. Почему в стране Евросоюза через без малого 20 лет после восстановления независимости люди голодны, Франсуа Отэ объяснить не пытается.

2. Имения и замки баронов в Латвии и Эстонии были национализированы не перед началом Второй Мировой войны, а в начале 20–х годов ХХ столетия. Владычество немецких баронов, — кстати, не тевтонских, а ливонских — длилось в Латвии и Эстонии не восемь веков, а семь. Литву ливонские рыцари вообще никогда не контролировали.

3. Первые случаи столкновений русских, польских и шведских войск произошли в Латвии в XVI столетии. С немцами славяне воевали с XIII века, но с немцами ливонскими, то есть частью местного населения. А первые бои русских и вторгшихся в Латвию прусских войск относятся к XIX веку. Кстати, вторжение прусских солдат в Латвию произошло в 1812 году в рамках агрессии Наполеона, соотечественника мсье Отэ.

4. Сталинский режим «отличился» прежде всего массовыми депортациями. Гитлеровский режим — массовыми убийствами. По некоторым данным, за несколько лет нацистской оккупации в Латвии было убито и доведено до смерти в концлагерях более полумиллиона человек, в основном не относящихся к местному населению.

5. Если это так, при таких масштабах — 25 трупов за ночь — за годы советской власти только в здании КГБ в Риге должны были уничтожить более 400 тысяч человек. Больше, чем проживало в городе в 1940 году.

6. Автор почему–то не упоминает добровольцев, которые еще в 1941 году вступили в полицейские батальоны и отправились воевать.

7. Советская латышская стрелковая дивизия сформировалась на полтора года раньше Латышского легиона SS. А еще ранее, в июне 1941–го, было сформировано немало добровольческих батальонов Красной армии. Ни о каком «ответе» тогда речи быть не могло.

8. В легионе SS и в рядах Cоветской армии к 1945 году погибли несколько десятков тысяч человек. Страшные цифры, но были убиты все же не 30 процентов населения Латвии, а во много раз меньше. Население Латвии существенно уменьшилось из–за того, что гитлеровцы вывезли на Запад множество людей. Кого — добровольно, а кого и принудительно.

9. Самое время напомнить, что русские жили в Латвии задолго до 1940 года. Статистика свидетельствует о большом числе межнациональных браков того времени, а это одно из свидетельств, что русские не воспринимались чудовищами.

10. Каковы признаки «настоящей колонии»? Из колонии (Индии, Вьетнама, Алжира и других) вывозилось сырье по недорогой цене, в колонии завозилась готовая продукция. Из метрополии в колонию ввозили начальников, из колонии в метрополию — неквалифицированную рабсилу. Легко сделать вывод, была ли Латвия колонией.

 

Комментарии французских читателей

 

Автор: Jean–Luc Simon

Стыдно писать с таким набором клише и предвзятых идей о «восточной» стране… Дорогой Франсуа Отэ, ваша премия имени Альбера Лондра и ваш блестящий стиль не дают вам права говорить что попало…

 

Автор: laurent

Июнь 1941 г года — начало массового участия балтийского населения в уничтожении евреев, причем участия по собственной инициативе и к большому удивлению и удовлетворению германских войск, в основном вермахта. Позднее балтийские страны оказались действительно под властью Советов, но, что касается Литвы, там эти Советы состояли из литовцев… Тех, кто совершал те преступления, ссылали в Сибирь. Некоторые через 50 лет вернулись как «герои» … Поймите же, г–н Отэ, что люди, которых вы интервьюировали, предпочитают молчать об этой черной странице истории.

 

Автор: Alexandre Latsa

Думаю, что господин Отэ не посещал этот прекрасный, чистый и современный город. Люди там, господин Отэ, едят досыта, и все было, вопреки тому, что вы утверждаете, не так плохо. Во всяком случае до начала этого кризиса.

Думаю также, что вы не разговаривали с молодежью обеих общин.

Эта статья негативна, как и многие другие, полна упрощений. Это чистая пропаганда.

 

Автор: Ja9978

Читаю статью, и в ней латыши упрекают русских, а русские в том же упрекают прежний коммунистический режим.

Более того. В наше время, когда весь мир — наш общий дом, в Латвии 35 процентам жителей говорят, что они нежелательны… Потому что они — русские.

Думаю, отсюда и все проблемы..

 

Автор: servbiapsi15

Латыши — не германский народ! В этой статье так много ошибок, что перечислить их все немыслимо!

 

Автор: lu 4199

Весь тон статьи неуместен. Какие клише! Мне пришлось заставлять себя дочитать эту статью.

 

Автор: Ksven

Есть ли такое право — писать что попало?

Интересный способ превращать все вещи в относительные: «Для русских, славян, наци были монстрами… Для латышей, германского народа, ничто не сравнится с дикостью советских коммунистов». Что нам этим говорят? Что для латышей истребление евреев было меньшим злом? Не могу поверить.

 

Автор: NYGmen

Многие русские в Латвии — так называемые «неграждане». Это значит, строго говоря, что они не европейские граждане. У них другой паспорт и нет права голоса. Я удивлен, что Европейский суд по правам человека не занимается этой проблемой.

 

Автор: parismoscou

Я сам два года работаю журналистом–фрилансером в Москве. И был шокирован тем сборищем идиотов, которым мой коллега имел смелость предоставить трибуну.

Если вам нужна помощь для редактирования ваших будущих статей, буду рад с вами поделиться своими знаниями политики и истории этих стран. Не смущайтесь обратиться ко мне. Сердечно Ваш.

 

Автор: etienneitoto

Как внук русского эмигранта я не могу не возмущаться этим приступом необъективности в отношении русских!

 

Автор: Leone15

Боже, что за клише! Зачем было ехать в ту же Нарву, чтобы повторять стереотипы, которыми и без того торгуют направо и налево? Статья демонстрирует отсутствие стремления к знаниям, типичное для правой прессы.

Отклики на статью на форуме сайта «Фигаро» перевел Александр КУЗЬМИН

Комментарии


Осталось символов:  4124124