Главная страница - Архив - 2010


26.01.2010   Леонид Георгиевич ГУБАНОВ

(1946 — 1983)

 

Это 17–летний «Ленечка Губанов»:

Скоро, одиночеством запятнанный,

Я уйду от мерок и морок

Слушать зарифмованными пятнами

Тихие трагедии дорог.

 

В 1963 году так написать только он — один из главных героев поэтической мифологии 60— х и 70–х. Губанов не выступал на стадионах, не издавал сборников (его публиковали в «самиздате»), а читал свои стихи на квартирах, иногда — в библиотеках. Писатель Юрий Мамлеев вспоминал: «То, как он читал свои стихи, потрясало до самых истоков вашего существования… Да, это был и авангард, и есенинская надрывность, и «священное безумие», и потайной смысл».

Когда Губанов занимался в литературной студии Московского дворца пионеров, на юного поэта обратили внимание известные поэты. В 1964 году Евгений Евтушенко помог напечатать отрывок из поэмы Губанова в журнале «Юность» (это была его последняя прижизненная публикация в советской прессе).

В начале 1965 года Губанов вместе с Владимиром Алейниковым, Юрием Кублановским и другими участвовал в создании независимого литературно–художественного объединения СМОГ («Самое молодое общество гениев»). Смогистов исключали из вузов, высылали из столицы за тунеядство, отправляли в психушки. С сентября по декабрь 1965 года КГБ «пристроил» Губанова в психиатрическую больницу. В 67–м он снова был направлен в лечебницу. Губанов продолжал писать, но все чаще впадал в депрессию, пил.

В 1966 журнал «Грани» напечатал подборку стихов смогистов. С этих пор Губанова стали публиковать в западной периодике, включать в антологии неподцензурной русской поэзии. Родителей Губанова вызвали в горком партии, где предупредили, что их сын будет арестован, если не прекратит выступать со стихами. В конце 1966 года СМОГ практически прекратил существование. В дальнейшем Губанов не принимал участия в официальной литературной жизни. Общеобразовательную школу он оставил еще после девятого класса, поэтому на жизнь зарабатывал неквалифицированным трудом (был пожарным, фотолаборантом, почтальоном, грузчиком).

Книги поэта начали выходить спустя многие годы после его преждевременной загадочной кончины, которую он предсказал (с точностью до месяца) в поэме «Полина». При жизни не было издано ни одной его книги.

 

Черная бабочка

 

Ну что еще подарит нам вино?

Дешевые страданья маргаритки?!

Две сплетни, что горят на маргарине?

Сирень, что повернулась к нам спиной?

Кляну любовь на книжке записной –

ковчеге проституток из пивной.

Глаза мои не подрастут в слезах

и горло голубой ремент не стянет.

Ну что еще подарят небеса,

Когда под небесами нас не станет?

 

(70–е)

Комментарии


Осталось символов:  4124124