Главная страница - Архив - 2010


19.01.2010   Леонид Иоакимович КАННЕГИСЕР

(1896 1918)

 

Тогда у блаженного входа,

В предсмертном и радостном сне

Я вспомню Россия. Свобода.

Керенский на белом коне.

 

Последнюю строчку этого четверостишия из стихотворения Каннегисера «Смотр» (лето 1917-го) процитировал Сергей Есенин в поэме «Анна Снегина». И в этом нет ничего удивительного, так как Леонид Каннегисер (в других источниках – Канегиссер) был другом Есенина. Об их дружеских отношениях вспоминала Марина Цветаева: «Леня. Есенин. Неразрывные, неразливные друзья. В их лице, в столь разительно-разных лицах их сошлись, слились две расы, два класса, два мира. Сошлись – через все и вся – поэты...).

«Самый петербургский петербуржец» (по выражению поэта Георгия Адамовича) Леонид Каннегисер родился в семье известного инженера-механика, стоявшего во главе знаменитых Николаевских судостроительных верфей. Переселившись в Петербург, Каннегисер-отец, по сути дела, возглавил руководство металлургической отраслью страны. Благополучный мальчик из состоятельной семьи окончил престижную частную гимназию Гуревича и поступил на экономическое отделение Политехнического института. Стихи он начал писать еще в детстве, юношей он выступал в таких знаменитых литературных салонах, как «Бродячая собака» и «Привал комедиантов». Первые публикации появились в 1913 году.

После Февральской революции Леонид решил стать офицером. Он и его друг Владимир Перельцвейг стали юнкерами Михайловского артиллерийского училища – одного из самых престижных в русской армии. В феврале 1918 года после переименования большевиками училища в 1-е Советские артиллерийские командные курсы, Леонид покинул училище и снова стал студентом, а Владимир продолжил карьеру военного. В июле 1918 года Перельцвейга арестовали по доносу («контрреволюция»!), а в августе расстреляли (без предъявления докзательств). Приказ о расстреле подписал главный тогдашний «чекист» Петрограда Моисей Урицкий.

Каннегисер, по собственному признанию, решил отомстить Урицкому за смерть его друга. Он застрелил Урицкого прямо в здании ЧК 30 августа 1918 года – в тот же день, когда в Москве Фанни Каплан («темное дело» до сих пор) стреляла в Ленина. Заговора тогда «состряпать» не удалось – и Каннегисера втихую расстреляли, не затевая шумного процесса. Но после покушения на Ленина и убийства Урицкого начался «красный террор» – массовые расстрелы интеллигенции, офицерства, дворян, священников... В 1928 году в Париже вышел сборник, включающий воспоминания о Леониде Каннегисере и его стихи. Предлагаем нашему читателю познакомиться с одним из них – своеобразной картиной религиозно окрашенного пейзажа.

 

Снежная церковь

 

Зима и зодчий строили так дружно,

Что не поймешь, где снег и где стена,

И скромно облачилась ризой вьюжной

Господня церковь бедная жена.

И спит она средь белого погоста,

Блестит стекло бесхитростной слюдой,

И даже золото на ней так просто,

Как нитка бус на бабе молодой.

Запела медь, и немота и нега

Вдруг отряхнули набожный свой сон,

И кажется, что это голос снега,

Растаявшего в колокольный звон.

 

Нижний Новгород, март 1918

Комментарии


Осталось символов:  4124124