Главная страница - Архив - 2009


15.12.2009   Пора повернуться лицом к России, считает латышский менеджер Айнарс Комаровскис

Латышский менеджер Айнарс Комаровскис в средствах массовой информации открыто озвучивает очень непопулярные сегодня в латышской среде идеи. Считает, например, что для спасения экономики страны нужно наладить отношения с Россией, нужно предоставить всем жителям Латвии, а не только гражданам, право голоса на муниципальных выборах, дать возможность русским детям учиться на родном языке. Кто именно, на его взгляд, может изменить ситуацию в Латвии к лучшему? Читайте об этом в интервью Комаровскиса Ракурсу.

 

- Сначала, пожалуйста, о том, как вы оцениваете ситуацию в стране.

- Для оценки экономики обычно используют термин «валовой продукт», но он говорит скорее о размере затрат, а не доходов. А надо смотреть, сколько страна производит товаров, сколько услуг, продаваемых за инвалюту. Мы не Россия и не Казахстан, мы покупаем 50 процентов потребляемой электроэнергии, весь газ, мазут, бензин… Вдобавок носим импортную одежду, покупаем иностранные продукты, ездим на транспорте, который не в Латвии произведен. Чтобы все это покупать, нужны деньги. В 2007 году источники получения чужих денег закончились, и в Латвии сразу же начался спад. Тогда ВВП составлял 16 миллиардов латов, в нынешнем году хорошо, если он достигнет 12 миллиардов. Сокращается потребление, сокращаются поступления государству, и бюджет трещит по всем швам. Источники доходов — промышленное производство, сельское хозяйство, услуги, которые могут принести валюту, — транзит, туризм, в Латвии составляют только четверть от общего объема ВВП. То есть три миллиарда, чуть больше ста латов на человека в месяц. При этом, во–первых, часть этих средств пойдет на государственные расходы, а, во–вторых, есть люди, доход которых десятки тысячи латов в месяц. Получается, либо половина населения — лишние, либо народу придется голодать.

Чтобы изменить ситуацию, надо инвестировать в экономику Латвии десятки миллиардов латов и защитить внутренний рынок. Запад этого делать не будет. Это может сделать только одна страна в мире — Россия. Но она должна быть уверена, что эти огромные деньги пойдут к друзьям. Что государство или бизнесмен, вложив огромную сумму, потом не столкнутся с искусственно созданными Латвией проблемами. Значит, надо менять идеологические установки в стране.

Но и этого еще недостаточно. Заработанные деньги должны идти на спасение страны, а не в карман немногих. Средства надо вкладывать в выживание и развитие, а не в пиры во время чумы. Иначе нам долгов не отдать и рассчитывать на дальнейшее развитие не приходится. Но в разделенном обществе это невозможно, значит надо менять ситуацию внутри страны.

- А может ситуация разрешиться по–другому? Придут западные бизнесмены, вложат деньги в промышленность. Как в Корее, где развитие началось с производства швейных изделий при местной дешевой рабочей силе.

- Давайте вспомним, что было в Корее. Там был диктатор, все развитие происходило с нуля под полным контролем государства. Пак Джон Хи определил семь приоритетных отраслей и обеспечил их всем необходимым. Все остальные отрасли и бизнес появились благодаря доходам от этих системообразующих отраслей и достижений науки, которая финансировалась в 25 раз щедрее, чем наша. Это своего рода смесь социализма с капитализмом, под контролем государства. Как в том же Китае. Мы живем совсем по–другому.

- Другой вариант развития событий: допустим, латвийские бизнесмены договорятся с российскими, и без всякой революции в умах людей сюда придут деньги…

- А потом государство начнет устраивать языковые и другие проверки, повысит тарифы на электроэнергию и провоз по железной дороге, будет взымать дань за использование дорог, земли, воды и воздуха? Учтите, что наше государство по уши в долгах, а значит, не исключено, что решать, как чувствовать себя здесь российскому капиталу, будет Запад. Нет, без коренных перемен не обойтись.

- Но кто же поддержит эти «коренные перемены»?

- Безусловно, большинство русских, это соответствует их чаяниям. Латыши? Поддержат, конечно, далеко не все. Так уж устроен человек, что пока у него есть работа, зарплата, жизнь кажется нормальной. А у журналистов латышских СМИ сегодня есть и работа, и неплохая зарплата. И многие из них искренне считают, что менять ничего не надо. Между тем СМИ воздействуют на людей, например, представляя Россию и русских как угрозу, отрицая необходимость решить проблемы неграждан и т.п.

Посмотрим, кто из латышей может поддержать перемены. Начнем с крестьян. Еще недавно часть хозяйств развивались успешно, крестьяне взяли кредиты. Сейчас им грозит банкротство, и им очень нужен рынок сбыта. Их можно убедить в том, что перемены необходимы. Что касается остальных крестьян, то на востоке Латвии многие поддержат идеи равноправия русских и латышей, дружбы с Россией. Следующая категория — работники и владельцы ресторанов, кафе, магазинов за пределами Риги. Многие из них обречены, клиентов будет становиться все меньше, безработица расти. Соответственно сократятся и источники доходов самоуправлений. Как государство сможет платить полицейским, врачам, учителям? Ведь даже сейчас, когда мы получаем миллиарды евро в долг, приходится сокращать расходы бюджета. Но в долг нам давать будут не вечно, и что тогда? А мы тем временем продолжаем терять источники доходов, рабочие места. Останутся только островки благополучия, там, где сохранилось производство, причем не ориентированное на местный рынок. Эти островки придется охранять.

Нашими союзниками станут труженики городов и отчасти даже госслужащие. Инерция мышления последних, безусловно, сильна, сейчас даже мои знакомые меня не понимают. И, очевидно, что против будут многие находящиеся у власти или при власти. Те, кто привык, что государство их содержит, — армия, служба безопасности, высшие чиновники и так далее. Но, на мой взгляд, поддержка порядка 60 процентов населения не исключена.

- С чего, по–вашему, могут начаться перемены? Само собой ведь ничего не происходит. Когда–то, уже больше 20 лет назад Латвию за два дня изменил пленум творческих союзов, потом появился Народный фронт…

- Сейчас подобного пленума, конечно же, не будет. Напротив, те, кто собираются нынче на встречи интеллигенции, будут до последнего держаться старых идей.

- Тогда кто же?

- Сейчас создается инициативная группа, мы разрабатываем программу. На мой взгляд, в нее надо включить и такие положения, как, к примеру, право русских обучаться на родном языке. Уверен, что многие латыши ничего не имеют против этого, а часть тех, кто сейчас думает иначе, просто находятся под воздействием прессы. Поменяется ветер — изменится и отношение к этой проблеме. Я также считаю, что можно добиться, чтобы все постоянные жители Латвии имели право голоса. Как технически это решить, вопрос второстепенный. Введение делопроизводства на двух языках вызвало бы трудности. Однако, на мой взгляд, с заявлениями люди должны иметь право обращаться в органы власти и на русском языке. В советское время латвийское телевидение работало на латышском языке. А почему сейчас нельзя создать, наряду с латышским, и русский государственный телеканал? И главное — сделать латышское телевидение дружественным по отношению к русским и к России. Это уже было бы достижением.

Необходим целый комплекс мер и для того, чтобы избежать сильного неравенства. Для этого нужно строго контролировать государственные предприятия, чтобы они не служили обогащению немногих.

- Допустим, ваша антикризисная программа подготовлена. Кто мог бы ее поддержать? Вы намерены создать новую партию?

- Думаю, не партию, а движение. Главное, донести наши идеи до латышского избирателя.

- Но в выборах участвуют именно партии…

- Во–первых, до выборов еще надо дожить. Не исключено, что экономический обвал случится раньше.

- Как вам представляется, кто из политиков мог бы вас поддержать?

- Во–первых, это «русские» партии — ЗаПЧЕЛ и «Центр согласия». Но повторю, главное — убедить латышей. Мне кажется, в нескольких «латышских» партиях есть трезвомыслящие политики, но они предпочитают пока не идти против ветра.

На прощанье Айнарс заметил: «Картина, конечно, далека от безоблачной. Но нужно поставить цель и идти к ней, иначе за нас все решать будут другие. Может показаться, что мои предложения утопичны. Но разве не казалась несбыточной фантазией в 1988 году идея независимости Латвии? Надо попытаться».

Комментарии


Осталось символов:  4124124