Главная страница - Архив - 2009


15.12.2009   Инквизиция по–латвийски

Очередное пленарное заседание Сейма выпало на 10 декабря — 61–ю годовщину принятия Всеобщей декларации прав человека ООН (ВДПЧ). Фракция ЗаПЧЕЛ воспользовалась совпадением и внесла в этот день два законопроекта — о сокращении числа неграждан на две трети и о вычеркивании из Конституции всех ограничений для неграждан и использования русского языка.

 

Депутаты, понятно, не рассчитывали, что их предложения будут приняты, но хотели напомнить городу и миру о существовании в стране 40 процентов не «титульного» населения. В Сейме, к сожалению, это делает только ЗаПЧЕЛ, и без ее представителей в парламенте могло бы сложиться впечатление, что «эти гражданские оккупанты» уже «репатриированы».

Председатель фракции Яков Плинер начал свое выступление в защиту неграждан с того, что поздравил всех присутствующих с не особо почитаемым в Латвии праздником. «Хочу перефразировать известный анекдот о кризисе, пролетающем над территорией Латвии. Увидев разрушенное народное хозяйство и толпы нищих на улицах, он подумал, что сбился с пути и что здесь он уже неоднократно бывал. Так вот, ВДПЧ здесь даже не ночевала», — сказал депутат.

Он добавил, что Всеобщая декларация прав человека предусматривает право каждого на гражданство, но это право в Латвии сформулировано так, что у подавляющего числа неграждан нет возможности им воспользоваться.

Второй законопроект защищал Владимир Бузаев. Он сказал, что хуже всего «сращивается» с ВДПЧ 101 статья Сатверсме. Все, что по декларации положено человеку, в этой статье положено только гражданину правильной национальности. Причем и сама эта статья, и характер ее изменений противоречат 1 статье той же Сатверсме, провозглашающей Латвию демократической и независимой республикой.

Демократия, по мнению Бузаева, находится у нас на уровне рабовладельческой республики 2500–летней давности. Части наших рабов дали, правда, права свободных граждан. Зато частично отобрали право изъясняться на родном языке и даже придумали для них специальную языковую инквизицию.

Характерно, что в исходной редакции 101 статьи ограничений не было. Их ввели после проигрыша возбужденных Латвийским комитетом по правам человека дел в международных судах, когда пришлось исключить из законов о выборах языковые ограничения. То есть проиграв правозащитникам на интеллектуальном уровне, решили взять реванш, причем самый тупой из всех возможных. Уже через два года пришлось изымать из статьи ограничения для иностранцев из ЕС, дабы они, в отличие от множества местных налогоплательщиков, смогли бы участвовать в муниципальных выборах. Вот такая независимость.

Комментарии


Осталось символов:  4124124