Главная страница - Архив - 2009


15.12.2009   Вячеслав ТИХОНОВ: «Все надо делать красиво и вовремя»

Проводили в последний путь народного артиста Советского Союза Вячеслава Тихонова, скончавшегося на 82–м году жизни. Проводили достойно — простились в московском Доме кино, отпели в храме Христа Спасителя, похоронили на Новодевичьем кладбище. Народу, правда, пришло немного…

 

В последние годы Вячеслав Васильевич жил затворником, никому не давал интервью. Кроме вот этого — писателю и журналисту Дмитрию Гордону, который родом из любимой Тихоновым Украины.

Прощаясь с любимым актером, предложим читателям Ракурса фрагменты из предисловия Вячеслава Васильевича к книге Гордона «Без ретуши и глянца».

«…На дутые «сенсации» я уже давно внимания не обращаю, а чтобы успокоиться, вспоминаю своих предков: как тихо, мирно, по–доброму жили они в доме, где когда–то я рос и воспитывался. Ошибаетесь, если думаете, что в артисты я пошел потому, что хлебом меня не корми — дай только перед публикой покрасоваться. Просто в то время ни телевидения не было, ни Интернета — только кинокартины: вот и заразился кинематографом… Честно говоря, даже в зеркало не любил никогда смотреть: ни раньше, ни тем более сейчас — всегда считал, что надо заглядывать внутрь, вглубь, пытаться понять, как на душе отражается то, что происходит вокруг. Потребности мелькать на телеэкране, на обложках журналов у меня нет, так зачем же встречаться с теми, кто потом мои слова перепутает, переврет? Не говорю уж о том, что вопросы практически все задают одинаковые, но я не коллекционирую анекдоты о Штирлице (даже эта тема мне неприятна), ничего не знаю ни о новом 16–серийном фильме о молодом Максиме Исаеве, ни о компьютерных играх с участием этого персонажа. Единственно, что могу, так это вспомнить, как мы с Татьяной Лиозновой работали над «Мгновениями».

Может, читатели не поверят, но процентов за использование образа Исаева–Штирлица я ниоткуда не получаю, живу на пенсию. Она хоть и невелика, но ничего — не жалуюсь, тем более что за лечение (а в последний раз я два месяца на больничной койке провел) из уважения к моим годам и заслугам перед Россией денег с меня не спрашивают.

Какие у меня, пенсионера, разменявшего девятый десяток, дела? Сижу на даче, нянчу внуков да телевизор смотрю. Что–то мне там, безусловно, нравится, что–то нет… Включаю чаще всего каналы «Культура» и «Спорт», а картины предпочитаю старые, с прекрасными характерными актерами — современные не люблю. Вообще, я все острее чувствую, что из другого поколения, другой исторической эпохи — сложно мне привыкать к новой реальности…

Мне очень жаль, что страны, в которой когда–то родился, больше нет. В молодые годы я много снимался на Киевской киностудии имени Довженко, с Украиной связаны мои самые светлые воспоминания (оттуда мне до сих пор звонят зрители, и я регулярно получаю поздравления к праздничным датам). В то время везде: в Крыму, на Кавказе, в Прибалтике, — я чувствовал себя, как дома, потому что мы жили одной семьей, были едины. Сейчас же, увы, все так непонятно, туманно… Думаю, что не только мне, но и нашим руководителям не ясно, куда мы идем.

Мне говорят: «Ах, какая яркая у вас жизнь — почему вы не напишете мемуары?», но вся моя яркость на экране осталась. По–моему, все надо делать красиво и вовремя: заниматься воспоминаниями, снимать картины.

…Не такой уж я и затворник. Со мной живет семья дочери, иногда езжу с ними на рынок — правда, стараюсь замаскироваться, чтоб не узнали. Часами наблюдаю за своими четырехлетними внуками–близнецами и должен сказать, что это самое интересное занятие. Родители назвали их в честь обоих дедов (отца моего зятя звали Георгием). Пока Славка и Жорка — поскольку в одно время родились, от одних папы с мамой! — одинаковые разбойники, и говорить, передалось ли им что–нибудь от меня, рано. Если проявится, то гораздо позднее, в работе, но я пытаюсь понять, к чему же их тянет, а еще гоню от себя тягостную мысль, что жить в наше время мальчишкам — да и девчонкам! — очень опасно.

Еще неизвестно, как все у них сложится, но я, честно говоря, надеюсь, что рано или поздно Вячеслав и Георгий откроют этот томик интервью Дмитрия Ильича Гордона и прочитают, что же наговорил автору их любящий дед».

Комментарии


Осталось символов:  4124124