Главная страница - Архив - 2009


18.01.2009   Никто не хотел нагнетать?

Все латышские, как, впрочем, и русские, средства массовой информации работали на этой неделе в режиме артиллерийского обстрела. Сообщения следовали потоком, дополняя и сплошь да рядом опровергая одно другое. Но уже к 14 января наметились главные признаки и направления противостояния сторон. Вот краткая хроника своего рода информационной войны, развернувшейся в латышских электронных и «бумажных» СМИ.

 

Ночью, в узких улочках Риги

 

Беспорядки ив Старом городе начались вскоре после семи часов вечера после окончания официального митинга, главным лозунгом которого был «Распустить Сейм!» Возбужденная толпа забросала здание парламента яйцами, бутылками, брусчаткой и кирпичом. Выбиты окна, перевернуты автомобили полиции и другие машины, разбиты витрины, отмечены факты мародерства.

Это самая общая канва событий, известная,очевидно, каждому рижанину. Однако уже в первый день обнаружились противоречия в поступающей информации.

По одним сведениям на митинг пришли 10 тысяч человек (вместо заявленных 20-ти), по другим — 16 тысяч. Отметим сразу, что «добро» рижских властей на проведение 20-тысячного митинга да 10 тысяч тож, ночью в узких улочках Риги - факт сам по себе способный повергнуть в изумление и ступор. Или же вызвать подозрения и опередленного рода... Но об этом позже.

Данные о числе пострадавших в общем и целом совпали. Хотя полиция отрицала, в частности, применение оружия с резиновыми пулями, а по всем информационным каналам прошло сообщение о молодом человеке, лишившемся глаза, в который попала эта самая пуля...

На DELFI сообщили, что, по словам главы полиции безопасности Яниса Рейникса, из 106 человек, задержанных в городе, 80 процентов были уже судимыми прежде. То есть, надо понимать, задействован был криминальный элемент. Но и — об этом сказано чуть дальше - что среди бунтующей молодежи были школьники, студенты, рабочие, которые «никогда не попадали в поле зрения полиции». С этого места начинаются «интерпретации» прямо противоположные.

 

Кто сказал «Бей!»

 

Возложить вину на какие-либо «радикальные группировки», как привычно именует бунтущих полиция безопасности (ПБ), не получалось. Помощник начальника ПБ Кристине Апсе-Круминя заявила, что протест молодежи был не организованным, а спонтанным и стихийным.

Однако начальник Государственной полиции Алдис Лиелюксис с ней не согласился, сказав, что наличие яиц, коими забрасывали здание Сейма, взрыв-пакетов, масок, скрывающих лица нападающих, говорит о том, что к насильственным действиям явно готовились заранее. Логично. Однако кто готовился? Тайна сия по сию пору велика есть. Похоже, это и есть главная загадка всего, что случилось вечером и ночью 13 января. Хотя вскоре появились прозрачные или слегка завуалированные намеки на истинных виновников событий. Поинтересуйтесь, например, что сказал на радио Марис Зандерс, главный редактор совсем не «желтого» еженедельника Nedēļa (на ... странице этого номера).

В любом случае встал вопрос об ответственности. В так называемых цивилизованных странах, к которым очень нам хочется причислять Латвию, кто-то же берет на себя ответственность за беспорядки.

У нас таких добровольцев, естественно, не нашлось. Зато поднялся девятый вал взаимных обвинений.

 

По принципу «Сам дурак»

 

Премьер Иварс Годманис во всеуслышанье и громоподобно заявил, что отвечать за беспорядки в старом городе должен лидер партии «Общества за другую политику» (ОДП) Айгарс Штокебергс со товарищи.

Партия ОДП в свою очередь потребовала отставки министра внутренних дел Марека Сеглиньша, креатуру правящей Народной партии. Он-де несет ответственность за «недостаточно эффективные» действия полиции, а «Другая политика» не имеет никакого отношения к провокаторам. Более того. Портал DELFI процитировал сказанное сопредседателем ОДП Айгаром Штокебергсом: «Судя по ситуации, можно предположить, что хулиганство и вандлализм у здания Сейма был организованным. С сожалением можем заключить, что в Латвии есть силы, цель которых — дискредитировать мирное народное собрание на Домской площади». Надо полагать г-н сопредседатель ОДП имел в виду не какие-то криминогенные группы, а...

Впрочем, делать окончательные выводы никто пока не рискует.

Дальше — больше. Премьер-министр не только не счел нужным снять министра внутренних дел Сеглиньша, но заявил: «Любые обвинения в адрес полиции отклоняются». А спикер парламента Гундарс Даудзе (Союз зеленых и крестьян) добавил масла в огонь: «Было безумием проводить подобные акции (речь о митинге. — Ракурс) на фоне экономической нестабильности». ОДП парировала: министерство внутренних дел действовало непрофессионально и правительственная политика «ослабила» нашу полицию.

Ну и так далее. Обвинения посыпались как из рога изобилия.

Президент в этой ситуации решил раздать всем сестрам по серьгам: «Ответственность за беспорядки в равной мере должны взять на себя министерство внутренних дел и организаторы митинга протеста» (из сообщения агентства LETA). Затем он же выступил с другим эпохальным заявлением, к которому мы еще обратимся. Пока же в качестве совсем не лирического отсутпления два слова о другом замечательном явлении — не только сути, но СТИЛЕ политических заявлений, которыми пестрили СМИ.

 

«Негодяйская» лексика

 

Опять же, кто «первый начал», теперь установить сложно. Но уже утром 14 января премьер-министр Годманис объявляет: «У меня нет больше комментариев в адрес этого человека. Я не считаю, что он не имеет права быть политиком. Это все, что я могу сказать». Речь идет о сопредседателе «Другой политики» Айгарс Штокенбергсе.

Когда слово молвит Первый - премьер то есть, - за следующими «не заражавеет». И вот уже Артис Пабрикс, сопредседатель «Другой политики», сообщает, что Марек Сеглиньш обозвал его негодяем. И демонстрирует к тому же всем латышским телезрителям надпись на экране собственного мобильного телефона: «Ты доволен? Марек».

Загадочное послание. Чем должен быть доволен Пабрикс, ни Марек Сеглиньш, ни Артис Пабрикс народу не объяснили. А жаль.

Далее последовали клятвы не здороваться и не подавать друг другу рукини при каких условиях. Но это уже скучно: стиль взаимоотношений политических противников и уровень политических культуры и диалога равно заинтересованных во власти (один — сохранить власть, другой, Пабрикс бишь, - вернуться в нее) ясен. Одно слово, повезло нам всем с правителями нынешними и — свят-свят!.. - грядущими.

 

Президент между молотом и наковальней

 

На четверг 15 января завершающим аккордом стал ультиматум в адрес Сейма президента республики Валдиса Затлерса. Он объявил на брифинге, что допускает возможность проведения референдума по вопросу о роспуске парламента. В том случае, еслы оный парламент до 31 марта не подготовит изменения к Конституции — это, значит, о праве народа распускать своею волей парламент.

Затлерс также настаивает на поправках к закону о выборах — надо решить проблему «локомотивов»: негоже, когда один и тот же человек стартует на выборах в разных регионах. И, наконец, президент требует создания независимой комиссии по контролю за выполнением плана стабилизации экономики.

Президент сказал еще, что Сейм и правительство «утратили связь с избирателями» и что надо расширить правящуюкоалицию, создав «правительство национального единства» так, чтобы в нем были «новые лица».

Оппозиция заявления президента восприняла, мягко говоря, прохладно, ибо видит единственный выход из кризиса в новых выборах. Премьер Иварс Годманис тоже встал на дыбы. Скандал, видите ли: президент пытается «дикитовать Сейму», а у нас, господа и дамы, парламентская республика. Но и в среде той же оппозиции власти, которую представляет изрядная часть продвинутой латышской интеллигенции, президента не жалуют, наделив обидным ярлыком lupata (тряпка, простите-с...).

Противостояние набирает силу, баре дерутся. А у «холопов» меж тем не чубы трещат, а уже и кровь пролилась...

Комментарии


Осталось символов:  4124124