Главная страница - Архив - 2009


18.01.2009   Почему Саакашвили можно, а нашим — нельзя?

К обсуждению причин и возможных последствий событий 13 января аналитики наверняка обратятся еще не раз. Пока же потоком идут, так сказать, промежуточные комментарии, причем порой весьма неожиданные. Например, в эфире Radio SWH редактор вполне серьезного и уважаемого журнала Nedēļa Марис Зандерс предложил «разобраться с деятельностью силовых институций и спецслужб».

 

«Следует согласиться с премьером Годманисом, – сказал Марис, – мы проснулись в другом государстве. Боюсь, однако, что лично я это «другое» понимаю не по Годманису. Дабы продолжать разговор о произошедшем той ночью и о дальнейшем, надо бы разобраться с деятельностью силовых структур и спецслужб. Сообщения должностных лиц о том, что небольшие ошибки были, но в целом структуры работали на совесть, недостаточно.

Недостаточно потому, что существуют слишком большие подозрения, что все было не так. И к тому же все было не случайно. Поэтому у меня есть конкретное предложение: создать комиссию по расследованию (с участием оппозиции и общественных организаций), передать ей расшифровку разговоров работников ответственных служб за конкретный период.

Возможно, нашим молодцам кажется, что они общались на частотах, прослушать которые невозможно, но, думаю, это не так. Приобрести необходимое оборудование в Латвии легально невозможно (даже в Интернете), однако за деньги, говорят, можно достать что угодно. Я, не знаю почему, но убежден, что ночные команды отслеживались «со стороны». Ясно, что, с точки зрения правовой, прослушивание этих служебных частот занятие весьма сомнительное, однако записи телефонных разговоров, которые в свое время столь интенсивно «сливались», тоже не были юридически чисты, ну и что? А если расшифровки разговоров той ночи обнаружатся где-нибудь в Интернете и должностные лица поднимут крик, что, мол, так нельзя, что это монтаж, провокация?.. Лучше сами рассейте подозрения. Или боитесь, вдруг раскроется нечто шокирующее?

Далее. Власть с премьером во главе не поняла одной вещи. Посягать на частную собственность нельзя – это не предмет спора. Но объявить, что сопротивление власти – очень тяжелое преступление, – ну, извините... В мировой истории очень мало примеров несиловой смены режима. Вы что же, господа, возомнили, будто власть сможет расправляться с гражданами, как ей взбредет на ум, а те граждане обязаны послушно петь, стоять с плакатами и «выпускать пар» исключительно посредством лозунгов? Не будет такого. Как вы против нас, так и мы против вас. Если режим подтвердил свою неэффективность, но отступать сам не намерен, нельзя требовать от общества вести себя прилично.

И не говорите мне без конца о цивилизованном обществе. Когда несколько лет назад в Сербии народ сверг режим Милошевича, никто не стыдил демонстрантов за то, что они вломились в парламент. Почему наши политики не упрекают за «взлом» парламента своего грузинского друга Саакашвили? И что следовало делать румынам с режимом Чаушеску? А португальцам, нашим союзникам «внутри» НАТО и ЕС, – с режимом Салазара? Знаете, там народ взял в руки оружие. Вот ведь какое, по мысли Годманиса & Co, преступление!

Посему для меня лично то, что случилось у нас, интересно как овладение опытом форм ненасильственного сопротивления. И я призываю к этому других. Если же власть станет препятствовать ненасильственным формам – к примеру, ограничивать свободу собраний, пусть пеняет на себя. На тропу войны вышли не пара десятков чудаков. Я не поддерживаю того, что случилось той ночью, но, если власть вместо извинений начинает угрожать, я воспринимаю это как объявление войны обществу. Ну, а раз война, значит — война».

Комментарии


Осталось символов:  4124124