Главная страница - Архив - 2009


18.01.2009   Иван Федорович ЖДАНОВ

(Родился в 1948 году)

 

Когда умирает птица,

в ней плачет усталая пуля,

которая так хотела

всего лишь летать, как птица.

 

Об этом четверостишии Ивана Жданова полгода из номера в номер полемизировала популярнейшая в СССР «Литературная газета». Поэт вспоминает: «Да, там любили разные дискуссии специально затевать. Чтоб дать какую–то установку либо выволочку. Как надо писать, как не надо... Ну, в тот раз под руку им я попался. Но были уже перестроечные времена... В какой–то мере это сделало меня заметным для иностранцев. Меня сразу стали приглашать за границу, печатать там...».

Первое же публичное чтение стихотворений Иваном Ждановым и его товарищами в декабре 1979 года в Москве произвело эффект разорвавшейся бомбы. «Товарищи» — Алексей Парщиков и Александр Еременко (также герои нашей рубрики). Очень разные поэты, объединенные критиками как «метаметафористы», «метареалисты». Первым почему–то стали печатать Жданова. Может быть, потому, что он родился в крестьянской семье (11–м ребенком) на Алтае? Но это не помогло ему, когда в 1968 году его отчислили с журфака МГУ за неуспеваемость. Затем он снова поступает в МГУ, где, к слову, и начинает писать стихи. И снова его исключают из университета — на это раз из–за драки с пакистанским студентом. Чтобы замять скандал, Жданов ложится в психиатрическую больницу имени Кащенко.

В 1976 году Иван Жданов заканчивает Барнаульский пединститут и возвращается в Москву. К этому времени он уже знаком (по переписке и лично) с Парщиковым и Еременко. В Москве живет без прописки, подрабатывает рабочим сцены в разных московских театрах, на Мосфильме и даже мастером в «Мослифте». Уже в начале горбачевской эпохи он был принят в члены Союза писателей и успел получить однокомнатную квартиру и с ней долгожданную московскую прописку...

«К сожалению, моему поколению приходилось много сил тратить не в сражениях со словом, краской и звуком, а с тем, чтобы иметь необходимый доступ к этому сражению. Трагедия ли это? Нас, конечно, не рассовывали по воронкам, не морили голодом, мы не гибли на войне. Но и счастливыми нас не назовешь. Достаточно сказать, что мы научились понимать, что не в счастье счастье. Дело в другом. Это ведь тоже дар — возможность реализовать свой дар. А его невостребованность едва ли не равна его отсутствию...»

В 1997 году Иван Жданов получает премию имени Аполлона Григорьева (25 тысяч долларов), его книги переведены на 22 языка, а имя поэта включено в Британскую энциклопедию. Жданов — самый «серьезный» из метаметафористов. Его стихи, наполненные большим количеством метафор, сложны для восприятия. Но они — прекрасны...

 

Тихо сердце, как осень, горит,

словно в красное зеркало леса

загляделось, не чувствуя веса,

с отраженьем своим говорит.

 

Тихо сердце, как осень, горит,

словно зеркало рябью тревожит,

словно листья горящие множит

и в лесном запустенье царит.

 

Что–то было и что–то прошло,

только сердце, как лес, опустело,

наважденьем листвы прошумело,

в листопаде замкнуло тепло.

 

Только кто же войдет в этот лес,

наважденьем его заворожен,

осторожно, пока он возможен

и пока он совсем не исчез?

 

(Из книги «Место земли», 1991)

Комментарии


Осталось символов:  4124124