Главная страница - Архив - 2009


12.01.2009   Он не нашел, что сказать...

В связи с этим, мягко говоря, странным ответом президента на письмо фракции ЗаПЧЕЛ Ракурс задал несколько вопросов депутату Сейма Владимиру Бузаеву.

 

- Владимир Викторович, вы не находите унизительной формальную отписку, присланную во фракцию президентом?

- Это самый лаконичный ответ президента на депутатский запрос за всю историю существования парламентской республики. Даже если г-н Затлерс хотел унизить им ЗаПЧЕЛ, на самом деле он унизил избирателей, которую представляет наша партия. Отсутствие же ответа по существу означает, что президент не нашел ничего, что можно было бы противопоставить нашей аргументации. И в то же время продемонстрировал боязнь прослыть «недостаточно патриотичным», равно как не исполнил обязанности гаранта качества принимаемых Сеймом законов, каковые определены Конституцией республики. Вполне достойно государственного деятеля, избранного в зоопарке.

- Как вы считаете, введение административной ответственности работодателя за его нежелание доносить в языковую инспекцию на своих сотрудников будет способствовать «долгосрочному развитию государственного языка»?

- Сильно сомневаюсь. Тем более, что по другим действующим нормативным актам составление такого списка – не обязанность работодателя, а его право. Им он, при желании, может воспользоваться, если его бизнес требует постоянного общения с клиентами.

- Штрафование учреждений за предоставление информации людям наряду с латышским и на русском языке тоже вряд ли способствует «укреплению позиций государственного языка»...

- И ЗаПЧЕЛ, и все надзирающие за Латвией международные инстанции, мнение которых мы привели в письме президенту, уверены в том, что организация бесплатных языковых курсов для взрослых гораздо лучше послужила бы этой якобы столь важной для президента цели. Между тем ассигнования на обучение государственному языку ежегодно сокращаются, что не вызывает у президента никаких протестов. А как такие запреты на русский язык соотносятся со статьей 90 Сатверсме, гарантирующей право каждому знать свои права, или со статьей 100, гарантирующей свободу распространения информации?

 

Желание «поставить русских на место»

 

- Тем не менее вы проиграли, и положение ваших избирателей существенно ухудшилось?

- Желание «поставить русских на место» переполняло оба правительства, образованные в период полномочий 9-го Сейма. Формальных возможностей для этого тоже было предостаточно. Министерство юстиции – в руках ТБ/ДННЛ. В Сейме нас пятеро, а вместе с «Центром согласия», который хотя бы не голосует за антирусские законопроекты, – меньше четверти депутатов. Тем не менее до вступления в силу этих поправок к Кодексу в силе было лишь одно нововведение – установление учреждения, которое вправе штрафовать за «крайнее неуважение к государственному языку». Скандал, который возник после того, как нам удалось доказать, что предыдущий президент подписала соответствующий законопроект без голосования в Сейме в третьем чтении, запомнился нашим оппонентам надолго.

О проектах соответствующих поправок к законам и Правилам Кабинета министров надзирающие за Латвией мы информировали международные институции. Все их рекомендации Латвии, подготовленные на основе нашей информации, прямо противоположны правительственному пониманию «укрепления позиций государственного языка и обеспечения его долгосрочного развития». Поэтому есть правовые основания отыграть назад все последние новшества, как в Кодексе административных правонарушений, так и в языковых правилах Кабинета министров.

Конечно, нашим избирателям хотелось бы от партии большего, но мы же в Латвии национальное меньшинство, причем явно нежелательное. Исходя из этого действуем. Затем мы и в Сейме...

 

А ЗаПЧЕЛ при чем?

 

- Поэтому ЗаПЧЕЛ – единственная партия, которую не хотят брать в правительство «народного доверия»...

- Разговоры о расширении правящей коалиции за счет сеймовской оппозиции председателя Народной партии Марека Сеглиньша или председателя «Нового времени» Солвиты Аболтини – это пока сказки в пользу бедных. Но оговорки обоих в отношении ЗаПЧЕЛ – мол, именно «с ними никогда», это свидетельство того, что истеблишмент уже подумывает о том, как использовать голоса русских избирателей для укрепления правительства, ничего для этих избирателей не меняя. Ни в отношении к негражданам, ни по статусу русского языка, ни в чрезвычайно вредной для Латвии конфронтации с Россией. Что касается нас, то в силу своей осмысленной активности мы влияем на ситуацию в Латвии настолько заметно, как будто уже работаем в этом правительстве. К примеру, 6 января Кабинет министров одобрил подготовленную KNAB концепцию о финансировании партий из госбюджета начиная с 2010 года. А KNAB, ведущий преследование Народной партии и ЛПП/ЛЦ за противозаконное промывание мозгов избирателей, получившее название «кампании позитивизма», ничего зря не делает.

- При чем здесь ЗаПЧЕЛ?

- Обижаете! Это задание Кабинету министров дал Сейм, акцептировав поправку ЗаПЧЕЛ к закону о финансировании партий от 3 апреля прошлого года. Объясняю, о чем идет речь.

Финансирование партий из госбюджета существует во всех странах ЕС кроме, кажется, Румынии. У нас сейчас пятимиллиардным государственным бюджетом распоряжаются четыре коалиционные партии, из которых две принадлежат мультимиллионеру Лембергсу, одна – Шкеле, и одна – Шлессерсу. 500 тысяч латов (0,01 процента бюджета), которые будут выделены в 2010 году партиям, показывающим хорошие результаты на выборах, позволят ослабить петлю на шее политиков, стягиваемую олигархами.

Комментарии


Осталось символов:  4124124