Главная страница - Архив - 2009


12.01.2009   Была зима. Холодная. Очень...

Печи раскалялись и вызывали пожары. Куропатки в лесу умирали от холода, а зайцы бежали на огороды. Поезда опаздывали из-за снежных заносов. На хоккейном турнире вратаря прямо с поля увезли в больницу – спортсмен отморозил ноги. Топлива для обогрева домов в «страшный год» не хватало. Сочетание мороза с кризисом серьезно осложнило жизнь в стране.

 

Рождественский «подарок»

 

В январе 1940 года на православное Рождество в Латвии наступил необычный холод. Уже 6 января в Риге мороз достиг минус 26 градусов, а в Гулбене – минус 35 градусов. Понижение температуры сопровождалось таким снегопадом, что многие дороги стали непроезжими. Ряд междугородных автобусных рейсов пришлось отменить, а поезд Москва-Рига из-за снежных заносов опоздал в столицу Латвии на 6 часов. В Риге возникли пожары: из-за перегретых печей (многие дома отапливали дровами) в нескольких квартирах загорелись деревянные стены. Пожарным, несмотря на мороз, пришлось поработать в поте лица.

Нелегко пришлось спортсменам на проходившем в Риге хоккейном турнире. В первом же матче (игры проходили на открытых катках) вратарь одной из команд отморозил ноги, и прямо со стадиона его увезли в больницу. Один из судей в том же матче так замерз, что отказался выйти на третий период. Финальная игра закончилась вничью, для определения победителя полагалось назначить дополнительное время, но хоккеисты решили овертайм не играть, и турнир остался незаконченным…

Мороз крепчал. 9 января в Латгалии зафиксировали уже минус 36 градусов. В лесах от холода гибли куропатки, замученные морозом и голодом зайцы устремились на огороды. Самое печальное: были и человеческие жертвы.

Пока жители Латвии года 1940-го дрожали от холода, в дальних странах люди умирали.. от жары. В Аргентине несколько дней подряд температура держалась на уровне 44 градуса тепла в тени, от солнечного удара погибли, как минимум, 35 человек.

Природные катаклизмы были зафиксированы во многих регионах мира. К примеру, в советской Средней Азии жители в январе вполне могли загорать: температура превысила плюс 20. Зато в Одессе, напротив, мороз достиг минус 20. Черное море неподалеку от этого города покрылось льдом. В США из-за необычных холодов погибли несколько сотен человек, сильный мороз создал много проблем в Великобритании.

Новая волна холода достигла Риги 14 января. Еще 13-го в городе царила оттепель, 14-го в восемь утра температура составляла плюс 1 градус, а вечером того же дня столбик термометра показывал уже минус 28 градусов. Мороз сопровождала метель, сугробы превышали метровую высоту..

Подводя итоги январским морозам, газета «Сегодня» в начале февраля констатировала, что несколько дней подряд столбик термометра опускался ниже 40 градусов, что такой суровой зимы в Латвии не было уже несколько десятилетий.

 

Режим экономии

 

К холодам рижанам в первой половине ХХ столетия было не привыкать. Существовали «рецепты», как действовать. Еще до революции при сильном морозе по приказу полицмейстера на улицах разводили костры, чтобы прохожие могли согреться, канал в центре Риги превращался в каток, а на другой берег Даугавы горожане ездили на санях. Зима 1940 года, однако, выдалась не только морозной, но и кризисной. Вторая мировая война привела к серьезным проблемам в снабжении ЛР. Выяснилось, что неблагоприятная внешняя ситуация оказывает на Латвию более негативное влияние, чем на многие другие европейские страны. В не воюющей Латвийской Республике были введены карточки на сахар, керосин и ряд другие товаров. Ювелирным магазинам запретили продавать золотые изделия весом более 15 граммов. Страна полностью отказалась от ввоза мандаринов, апельсинов, грейпфрутов.

Власти призывали население к бережливости. Активно работала государственная структура – Бюро попечителя бережливости. Попечитель призывал население сообщать ему о том, где в стране плохо с бережливостью. Можно не сомневаться, что в зиму 40-го строительные проекты вроде нынешнего «замка света» или нового концертного зала в Риге были бы совершенно немыслимы.

Государство думало о другом: как бы летом отправить как можно больше людей на работы из города в деревню. Объяснялось это как потребностями в продовольствии и сельскохозяйственном сырье, так и ростом безработицы в городе. В Риге, Лиепае, Елгаве запретили принимать на работу деревенских жителей. Министр образования предложил отправить летом на месяц на уборку урожая всех школьников старше 14 лет. В коридорах власти обсуждались даже планы создания неких трудовых лагерей для «тунеядцев». Смысл замысла: потерял работу (а число безработных росло) – изволь отправляться в деревню. Но на село горожан стали направлять не летом, а уже в феврале. Причина крылась в острой нехватке топлива в городах.

 

Февральские вьюги

 

В то время в Риге многие дома отапливались дровами. Тем, кто жил в квартире с современной системой отопления, завидовали – счастливчикам не приходилось каждый день печку топить. Однако холодной зимой 1940 года именно жильцы квартир с паровым отоплением оказались в столице в худшем положении. Уже 5 января во многих квартирах температура не поднималась выше 10-12 градусов тепла. Власти обещали штрафовать домовладельцев, не обеспечивавших теплоснабжение. Домохозяева оправдывались тем, что угля для отопления домов им выделяют явно недостаточно. Впрочем, никто из собственников не устраивал акции протеста против несправедливых штрафов: при диктатуре Улманиса подобные акции могли очень плохо закончиться для протестовавших.

Через несколько дней газета «Сегодня» вынуждена была констатировать, что температура в домах «ниже нормальной». Ничего удивительного – штрафы не могли заменить угля.

Сильные морозы продолжились и в феврале.

Так, 5 февраля столбик термометра достиг отметки минус 32 градуса, 9-го днем в Риге зафиксировали минус 26, а к вечеру мороз еще усилился. Как и в январе, холода сопровождались снегопадами и метелями. Рижанам запомнилась снежная буря 25 февраля. Ураганный ветер ломал ветки деревьев, заборы, с корнем вырвал из земли большую липу. 26 февраля газета «Сегодня» сообщала: «Выйдя утром на улицу, рижане и, в особенности, рижанки, подхваченные могучими порывами ветра, бросались обратно в свои дома… Люди старались пробираться вдоль стен, держась за них руками… Многие падали и получали ушибы».

При таком морозе, как в январе и феврале, запасы дров таяли очень быстро. Президент (он же премьер-министр, он же вождь народа) нашел выход – побольше горожан следовало направить на заготовку дров. На призыв Карлиса Улманиса откликнулись предприниматели, в первую очередь, владельцы тех заводов и фабрик, где нечем было занять часть работающих. В середине февраля к работам на лесоповале готовились уже более полутора тысяч латвийских фабричных рабочих. На заготовке дров предстояло потрудиться также лиепайским рыбакам, работникам ряда латвийских самоуправлений, шоферам… 24 февраля газета «Сегодня» сообщила, что на лесные работы отправились десятки рабочих акционерного общества «М. С. Кузнецов». Между тем мороз в тот день превышал 20 градусов. Легко представить себе, в каких условиях работали лесозаготовители!

1 марта кончилась «календарная» зима. 1 марта в стране стало известно о повышении налогов. Подоходный налог было решено повысить на 20 процентов, а полученные средства направить в фонд обороны. Люди стали жить хуже, а армия не пригодилась: летом Улманис передал Латвию Сталину, что называется, на блюдечке с голубой каемочкой.

Комментарии


Осталось символов:  4124124