Главная страница - Архив - 2008


14.12.2008   «Что ищешь ты в краю далеком?»

Часть 3. Ученье – свет… в конце тоннеля

 

(Окончание, начало в №№46-48)

 

Странствуя в ходе творческой командировки по Калининградской области, я не мог не заглянуть в свою нынешнюю Alma mater, РГУ имени Канта. Здесь учится много студентов из Латвии, в частности, и из семей переселенцев. Уже принято решение, что и сами студенты дневного отделения смогут стать участниками Программы по переселению. Для очень многих из них, этнически русских, Россия – действительно «далекий край».

 

Они выросли в независимой Латвии, побывали во многих странах ЕС, приходят к памятнику Освободителям, болеют за российскую сборную. Но на своей «исторической родине» впервые оказались, лишь приехав поступать в вуз. Вот еще один из смыслов приведенного выше с виду противоречивого заголовка. Из личного общения с этой частью студенчества я вынес следующее: многие из них действительно связывают свое будущее с Россией как со страной, где, в отличие от Латвии, «есть перспективы», но где «говорят по-русски». Но они предпочли бы не спешить с получением российского гражданства. Ведь это ограничит возможность странствовать по всей остальной Европе… Впрочем, ведь и для меня, коренного рижанина в третьем поколении, еще пять лет назад Россия была любимой с детства, но достаточно абстрактной страной. Она звучала боем Кремлевских курантов в новогоднюю полночь. Но в ней не было МОЕГО города или деревни. Теперь, когда такой город появился, я прекрасно понимаю, что удерживает многих коренных латвийских «негров» от того, чтобы стать переселенцем. И во-вторых: очень многое может измениться в твоей жизни всего за несколько лет. Тем более для тех, кто учится на дневном отделении универа…

 

Третья фаза…

 

На мои вопросы отвечает Евгений Кулдышев, координатор по международным связям Калининградского отделения партии «Единая Россия». Именно «единороссы» выступили недавно с предложением сделать и студентов участниками программы.

– Для начала я хотел бы отметить, – рассказывает Евгений Кулдышев, – что возможность участия студентов в программе можно считать уже третьей, вполне логичной фазой этого аспекта нашей работы. Первая фаза началась с того, что мы наладили контакты с Борисом Катковым, нынешним директором представительства РГУ в Риге. Тогда же «Единая Россия» договорилась с министерством образования РФ о квотах для жителей Латвии на бюджетные места в российских вузах. Во-первых, ребята, прошедшие по квотам, поступают в тот же РГУ без экзаменов. Во-вторых, они обеспечиваются стипендией. В-третьих, им предоставляется общежитие. Хотя процесс это достаточно сложный. Сначала документы претендента рассматривает комиссия при российском посольстве, потом комиссия в Москве, которая и производит отбор. Ситуация осложняется тем, что, как ни печально, уровень и школьного, и вузовского образования в Латвии определенно ниже, чем в России. Это в первую очередь касается точных наук, но затрагивает и гуманитарные. Поэтому мы совместно с университетом организовали для студентов бесплатные курсы, которые призваны за полгода ликвидировать это отставание.

Второй фазой, естественно, стало открытие представительства РГУ в Риге. Еще одно такое же представительство открылось сейчас в Германии. Но на этом наши функции не заканчиваются. К иностранным студентам у университета, поскольку их курирует «Единая Россия», повышенное внимание. Мы проводим с ними регулярные встречи, с участием представителей ректората. Раз в семестр университет оплачивает этим ребятам проезд в Латвию и обратно. Хотя иногда доходит до смешного. Например, раздается звонок в офисе «Единой России» из общежития университета: «У нас выбили дверь в туалете!». Хорошо, замечаю иронично, я сейчас приеду и починю вам дверь. Или спрашивают: а почему это нас поселили вчетвером в одной комнате? Да радуйтесь, что – вчетвером! Местные студиозусы, случается, по 12 человек живут. Но бывает, что комичное становится выражением серьезной проблемы. Например, одна девочка слегла с температурой и ничего лучше не придумала, как позвонить и пожаловаться маме, в Латвию. Та позвонила Каткову, Катков – мне. Я поехал в университет и устроил там «взрыв на макаронной фабрике». Дело в том, что прежде иностранные студенты не имели права на медицинское страхование в России. В начале этого года удалось переломить ситуацию. Тех, кто уже учился тогда, застраховали через университет. А те, кто поступил сейчас, уже получили право страховаться сами.

 

«Специальность – студент»

 

– Кроме того, университет заключает с работодателями договора о приеме студентов на практику, – продолжает Евгений Кулдышев. – Ведь не все студенты – из обеспеченных семей. Однако, въезжая по учебной визе, они не имеют права работать. И студенческая практика пока для них единственный легальный источник приработка. Хотя при хорошей успеваемости действует и шкала надбавок к стипендиям.

– Насколько идея участия студентов в программе уже близка к практической реализации и чем студенты будут отличаться от «обычных» переселенцев?

– Мы уже согласовали эту идею с правительством области. Самих студентов мы не торопим с принятием решения. Но те из ребят, кто изъявит желание стать переселенцем, получит стандартный набор преференций: подъемные, гражданство в упрощенном порядке. Единственное отличие: в графе «специальность» пишется «студент». Хотя для оформления документов им придется обращаться, как и всем остальным, в представительство ФМС в Латвии. Важное преимущество: молодой человек сразу получит возможность зарабатывать здесь на жизнь. Но, кроме того, есть и неоспоримое отличие от других категорий переселенцев: «Единая Россия» берет на себя обязательство помочь этим ребятам по окончании вуза в трудоустройстве, найти им какое-то «стартовое» жилье. Это и раньше было актуально, а сегодня и подавно. Насколько я вижу по прессе, в Латвии нет пока реальных механизмов борьбы с финансовым кризисом, а есть лишь «разговоры на тему».

 

«Для каждой цели – свои средства…»

 

Главный корпус универа на улице Невского. Сегодня здесь проходит международная научная конференция «Балтийский регион: лики русского мира». С удовольствием бы принял участие во всех ее дискуссиях. Но уже не смогу: вечером заканчивается срок регистрации. Выезд из России с просроченной регистрацией по-прежнему для нас, «негров», приравнивается к нарушению миграционного законодательства. Поэтому лучше, заполняя миграционную карту и оформляя регистрацию, указать срок побольше. Чтобы потом не выяснилось, что вам не хватает для завершения всех дел одного-двух дней. Такие аргументы никто на границе понимать не обязан! Последнее, что я успеваю сделать, это взять небольшое интервью у Ирины Куксы, проректора по учебной работе РГУ и завкафедрой речевой коммуникации и журналистики нашего факультета. С учетом места и времени действия наш разговор невольно начинается с соответствующего вопроса:

– От московских профессоров я слышал, что из-за массовой миграции Россия столкнулась сегодня с угрожающими языковыми проблемами. В школах с городских окраин мегаполисов нередко из 28 человек в классе 20 не являются носителями русского языка как родного. И смешно, и грустно, но часто это дети из русскоязычных семей, из бывших республик Союза. Все это неизбежно и объективно ведет к падению уровня образования. Сначала школьного, а потом и высшего. В стенах РГУ вы не чувствуете этой угрозы?

– По крайней мере, со стороны наших студентов, потенциальных переселенцев, это нам не грозит. Ведь осуществляется не только «искусственный» отбор среди претендентов. Идет и своего рода естественный отбор. Согласитесь, легче учиться в получасе езды от родительского дома, чем в другой стране. Поэтому, я сужу по тем же студентам из Латвии, зачастую это самые активные, целеустремленные, хорошо подготовленные ребята. А используя эти качества, некоторое отставание по тем или иным предметам всегда можно наверстать.

Сегодня часто ругают «молодежный» язык. Но я вижу, как наши студенты очень остро чувствуют коммуникативную ситуацию. На одном языке они общаются в своей тусовке – и совсем на другом, чистом, академическом, с преподавателями в аудиториях. Как говорил сатирик Винокур, для каждой цели свои средства. Вот таким должен быть лозунг лингвистически культурного общества. Другое дело, что наши с вами любимые СМИ в погоне за массовым читателем часто теряют всякое представление о литературной норме, просто о грамотной русской речи. Особенно если эти СМИ ориентированы на молодежную аудиторию… Это какая проблема? Филологическая? Или все же социальная, экономическая? Ведь «журналистика» это сегодня в первую очередь бизнес.

– Студенты из Латвии, уверен, невольно начинают сравнивать латвийские вузы со своей нынешней Alma mater

– Одна наша студентка из Риги (мы как раз говорили о том, будет ли она принимать российское гражданство) рассказала мне, что когда она рассказывает своим бывшим одноклассникам, которые сейчас учатся в Латвии о том, как много возможностей в обучении, в самореализации, в выражении своей позиции, ей предоставляет ее университет, – те ей просто завидуют…

– Я знаю, что вы были одним из инициаторов создания в Риге представительства РГУ. А о том, чтобы открыть у нас филиал «Канта», вы не думали?

– В министерстве образования Латвии нам ответили, что по закону это невозможно. Такой филиал они просто не лицензируют. На открытие представительства они нам разрешение дали, – а в отношении филиала сразу сказали категорическое «нет».

 

Материал подготовлен при поддержке аппарата представителя Федеральной миграционной службы России в Латвии. Адрес представительства: Рига, ул. Кр. Валдемара, 33-27, тел. 67331940.

Комментарии


Осталось символов:  4124124