Главная страница - Архив - 2008


14.12.2008   Отдадимся Годманису?

Юрис Пайдерс, постоянный обозреватель Neatkarīgā, свой очередной публицистический комментарий начал в несколько непривычном для него образном ключе. Он пишет: «В последние месяцы Латвия сравнима с кораблем, который, не доставив пассажиров в пункт прибытия, резко останавливается и медленно начинает плыть в обратном направлении. Капитан твердит: все под контролем, единственно надо экономить горючее. Судно, дергаясь, продолжает давать обратный ход, и вдруг – жуткий шум. Капитан, в микрофон: все в порядке, слегка барахлит один двигатель, но команда вот-вот установит над ним контроль». Дальше автор пишет…

 

Через мгновение корабль начинает крениться на один бок. Капитан: «Все в порядке, машинное отделение чуть подтапливает вода, но вот-вот будет введен еще больший контроль». Еще через миг пассажиры получают на свои мобильные сообщения от друзей, оставшихся на берегу. Те сообщают, что первые лица судна в истерике и посылают сигналы SOS всем находящимся поблизости крупным лайнерам. На вопрос пассажиров, что происходит, капитан отвечает: сигналы SOS для того, чтобы в пассажирах сохранилось чувство безопасности. Судно заваливается на бок, один из пассажиров кричит, что каждому лучше позаботиться о себе и вовремя взять спасательный жилет, ибо на всех жилетов не хватит. Пассажира хватают, надевают наручники и уводят в корабельную тюрьму.

Смешно? Мне – нет. Как указала недавно новая команда Parex банка, стабилизировать ситуацию мешают истеричные провокационные высказывания руководителей правительства.

Стоит руководству пару раз произнести перед телекамерами, что лат не будет девальвирован, люди сразу и в массовом порядке начинают менять латы на евро. В пятницу Банк Латвии вынужден был ввести весьма безжалостные меры в отношении так называемых займов на ночь. До сих пор существовавшая ставка в 7,5 процента в год осталась только для банков, которые обращались в Банк Латвии за займом не более пяти раз в месяц. Банкам, осуществившим эту процедуру в течение более десяти дней, ставка кредита определена в 30 процентов годовых. Это нечто характерное для года 1994 и 1995-го.

Выходки такого сорта производят на людей столь пугающее впечатление, что его не в состоянии погасить даже вечно оптимистичная улыбка министра финансов.

Латвийская политическая элита пожинает ими же взращенный урожай. Все 18 лет независимости дружно скандировали: рыночная экономика превыше всего, рынок всесилен, приватизация хороша, а государственное добро – это плохо. Каждый сам за себя, а надо всеми – доллар. Приватизационные оргии начались в первое правление Годманиса, когда был приватизирован весь банковский сектор, отделения Банка Латвии были отданы ярым бандитам, исчезнувшим из финансовой сферы после краха 1995 года.

Прокутив вместе приватизированное, выросло поколение эгоистов, для которых отечество там, где кусок пожирнее. Правительство Латвии может даже и не пытаться обращаться к обществу. В Южной Корее в 1998 году ради спасения стабильности национальной валюты простые люди жертвовали как своими золотыми изделиями, так и собранными на черный день деньгами. Кто готов отдать Слактерису и Годманису свои накопления?

Что посеешь, то и пожнешь. Если нет поддержки общества, остается единственный путь – обратиться к МВФ, который в обмен на обещания осуществить социал-дарвинистические эксперименты выдает дорогие кредитные ресурсы.

К сожалению, если общество будет продолжать не доверять Банку Латвии и правительству, брать стабилизационные кредиты бессмысленно. Стабилизация возможна, только если общество поддерживает и национальную валюту, и управление государством», резюмирует Юрис Пайдерс.

Комментарии


Осталось символов:  4124124