Главная страница - Архив - 2008


14.12.2008   А ведь было время...

Из глубины веков до нас дошли удивительные факты. В изданной в 1868 году книге «О сельском быте лифляндских крестьян» педантичный статистик Фридрих Юнг-Штиллинг с цифрами доказывал: «Доход одного женатого сельского работника в Лифляндии средним числом превосходит доход целого семейства прусских земледельцев». Он же добавляет, что в Бельгии даже женатый сельский работник получает меньше, чем холостой батрак в Лифляндии, «несмотря на то, что у нас жизнь гораздо дешевле». Не верите?

 

Неправдоподобная истина

 

Правда нередко бывает неправдоподобна. Вспомним хрестоматийный детский вопрос: если Земля круглая, то почему в южном полушарии люди не падают с нее вниз? С точки зрения «здравого смысла» мировое лидерство тех или иных государств по уровню жизни и военной мощи кажется стабильным и неизменным. Между тем даже в Средние века, когда технический прогресс развивался очень медленно, государства-лидеры всегда менялись в Евразии каждые 50-100 лет. Одни страны начинали испытывать трудности, другие, напротив, совершали быстрый рывок. Ситуация менялась настолько разительно, что последние порой становились первыми. Во времена князя Ярослава Мудрого Англия и Ирландия считались «медвежьим углом» Западной Европы. В 15 веке первой страной, совершавшей великие географические открытия стали отнюдь не передовые ныне Франция, Великобритания или Нидерланды, а маленькая Португалия. В то время великая Португалия. А на востоке Европы в том же 15 веке великой державой считалась Литва, свысока посматривавшая на Московию.

Причем размер территории страны порой не был связан напрямую с ее величием: в 17 веке небольшая Швеция входила в мировую пятерку стран с самыми сильными сухопутными армиями, а город-государство Венеция упорно воевала с могучей Османской империей – в то время самым большим по численности населения государством Европы.

Автору этих строк уже приходилось писать о том, что в конце 18 столетия интеллигентные русские путешественники, проезжавшие на Запад через Латвию, с большим сочувствием писали о тяжелой судьбе латышских крестьян. Но вот Александр I отменил крепостное право, а российские и западные промышленники оценили выгодное географическое положение Латвии. Латышский сельскохозяйственный рабочий во второй половине 19 века стал зарабатывать даже больше, чем в Германии, а рижские заводы были не хуже западных. Кстати, слова статистика Юнг-Штиллинга подтверждаются расследованием, которое провел в Риге русский писатель Николай Лесков. Он выяснил, например, что из бедной Германии в богатую Ригу заманивали молодых немецких девушек, обещая высокие заработки, а в Лифляндии принуждали заниматься проституцией. То есть происходило то же, что и теперь, только с точностью до наоборот: ныне молодые жительницы бедной Латвии отправляются работать в секс-индустрию богатого Запада.

Однако почему же мы так плохо живем сегодня?

 

Великие потрясения

 

Как я уже писал, в Европе последние по развитию страны нередко становились первыми. Уже в момент выхода в свет книги Юнга-Штиллинга Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды быстро развивались, совершив мощный рывок. Запад оказался весьма восприимчив к прогрессу. Через пару лет после выхода в свет книги Юнг-Штиллинга в Германии изобрели первую в мире электростанцию. Быстро развивалась и Бельгия. Не случайно в одной из российских книг начала ХХ века автор, желая подчеркнуть динамизм и высокий уровень развития Лифляндии, назвал ее «восточной Бельгией». Когда на заводе «Руссо-Балт» в первом десятилетии 20 века получили кредиты от военного министерства Российской империи для развития автомобилестроения, то пригласили заведовать автомобильным отделением специалиста из Бельгии. А часть акций самого крупного латвийского завода – «Проводник» – принадлежала бельгийским капиталистам.

И все-таки Латвия не выглядела «медвежьим углом» Европы. Патенты «Проводника» использовались почти во всех странах Европы. За первые шесть лет работы автомобильного отделения «Руссо-Балта» здесь выпустили больше автомобилей, чем на знаменитом ныне «Фиате» за первые шесть лет его существования. Перед Первой мировой войной в Риге работало сразу несколько авиационных производств, технологии завода «Унион», фарфоровой фабрики ничуть не уступали западным....

Началась Первая мировая война. Латвийскую промышленность эвакуировали в Россию, в результате чего даже в 1939 году объем производства местных фабрик и заводов был ниже уровня 1913 года. Сказалось на латвийской экономике и «выпадение» из российского экономического пространства.

В 20-30-е годы статистика стала определять такой показатель, как ВВП на душу населения с учетом паритета покупательной стоимости. Подсчитали, и оказалось, что Латвия не входит в десятку самых развитых стран Европы, хотя и является бесспорным лидером в Балтии.

Доллар в то время был не мелкой разменной бумажкой, как сейчас, на него можно было очень многое купить. К примеру, в Латвии за один доллар на рынке в Риге покупатель мог приобрести более 10 килограммов свинины. Изменение цен легко объяснимо – почти за сто лет доллар очень сильно «похудел» из-за инфляции. В 1925-1934 годах среднегодовой ВВП в расчете на одного человека в Латвии составлял 221 доллар. Весьма неплохо. Ведь в соседней Литве этот показатель был равен лишь 140 долларам. Однако в Англии ВВП на одного жителя составлял более 500 долларов, в Швейцарии – почти 500. То есть в сравнении с самыми передовыми странами мира латвийцы жили в несколько раз хуже. Да, по таким показателям, как производство мяса или молока на душу населения (учтем, часть продовольствия вывозилась за границу) Латвийская Республика смотрелась замечательно. А остальное? ВЭФ выпускал замечательные радиоприемники, но по количеству радиоаппаратов в расчете на тысячу жителей ЛР занимала лишь 15-е место в Европе, уступая находившимся неподалеку Дании и Швеции примерно в 3 раза. Что же касается автомобилей, то одна автомашина имелась в ЛР на несколько сотен жителей (в США автомобиль уже был обязательным атрибутом представителя среднего класса).

Впрочем, многие латвийцы не считали, что живут плохо. Ведь Латвия, как и весь мир, развивалась, в 30-е годы жизненный уровень был выше, чем в 1913-м.

 

«Отсталый» Запад

 

«На закуску» расскажу о том, что может сегодня удивить больше, чем данные 19 века о достатке в Латвии. В 1992 году в независимой Латвии статуправление (государственный орган, между прочим) выпустило книгу, в которой сравнивался жизненный уровень Латвии и в европейских странах в 1935 и в 1985 годах. Данные за 1985 год просто поразительны. Оказывается, по уровню валового продукта на одного человека Латвия лишь немного уступала Великобритании и Италии, опережала такие страны, как Греция, Португалия и одного из нынешних европейских лидеров – Ирландию. Так и написано на четком и ясном государственном языке: в 1985 году в Ирландии ВВП на душу населения составлял лишь 83 процентов от латвийского. И была Ирландия одним из самых бедных государств Европы. Так и хочется воскликнуть: не верю! Не могло такое быть в нашей кормилице-Ирландии, милостиво предоставившей латвийцам столько высокооплачиваемых рабочих мест! Однако в то, что госучреждение ЛР в 1992 году стало бы приукрашивать достижения социализма, верится еще меньше. Значит, правда. Объяснение может быть только одним. Каждый получает то, что больше всего хочет. Видимо, в 90-е годы стремление заставить мигрантов с крупных предприятий уехать порой превалировало над желанием сохранить промышленность, забота о государственном языке казалось важнее заботы о науке и производстве, разделение на граждан и неграждан казалось важнее построения максимально благоприятных для Латвии отношений с Россией. Между тем в отсталой четверть века назад Ирландии стремительно наращивали производство, привлекали иностранный капитал, умело формировали особые экономические зоны. А в Латвии успешно осваивали науку... брать кредиты. Наступил кризис, выяснилось, что многим людям сложно выживать, но надеяться на быстрые перемены к лучшему уже поздно.

Комментарии


Осталось символов:  4124124