Главная страница - Архив - 2007


23.12.2007   Как не стать ковриком для других?

 

«В канцелярии президента страны занимает высокий пост агент Бюро по защите Конституции (SAB), который сообщает о личных делах главы государства. Президенту этот человек прекрасно знаком. Президент прекрасно знает, что о нем стучат. Встает вопрос – на сколь низком уровне должно быть самоуважение, чтобы позволить своему сотруднику писать на тебя донесения?»

 

Эти слова принадлежат долголетнему члену Народной партии  Гундарсу Берзиньшу. Его интервью опубликовала Neatkarīgā Rīta Avīze.


На вопрос журналиста Ритумса Розенберга об отношении к инициативе президента доверить формирование правительства Ивару Годманису г-н Берзиньш отвечает, что это самое простое, но недальновидное решение президента. Конечно, Годманис имеет опыт, но «все же надо помнить, что опыт одновременно и рутина. Трудности создаст и то, что Годманис – представитель ЛПП/ЛЦ, реальный же лидер в этом объединении Айнарс Шлесерс. Выходит, Годманис некоторое время будет его начальником. Может создаться ситуация, когда мнение Шлесерса будет отличаться от точки зрения Годманиса. И это ослабит правительство. Премьер малой партии может работать только в нише, в которой можно найти компромисс. Очевидно, именно поэтому декларация этого правительства столь скромна в сравнении с декларацией правительства Калвитиса. 

Несмотря на то, что Годманис – фигура компромиссная, в Латвии есть силы, которых новый премьер не устраивает. Свидетельством тому – к примеру, ноожиданное заявление БПБК в суд с требованием остановить деятельность ЛПП/ЛЦ, утверждает автор публикции. 

 
По мнению А. Берзиньша, «это указывает, что включение правоохранительных органов в политические процессы стало слишком опасным. Это очень серьезная угроза государству, чего многие сейчас не оценивают. Обуздание коррупции – тема, которую всегда удобно использовать для захвата власти. Например, должность, которая стала для Лукашенко трамплином к власти, – возлавлявшаяся им антикоррупционная комиссия в парламенте Белоруссии. Берзиньш напоминает: Алексей Лоскутов по крайней мере семь месяцев находился в конфликте интересов, который возник на основе его сексуальных влечений. Под его начальством  работала женщина – мать его будущего ребенка, и «по крайней мере в течение семи месяцев он принимал решения в отношения этой  женщины. В том числе и по ее премированию! Он не считал необходимым заключить с этой женщиной брак! Существование этого конфликта даже прокуратура не проверяла. Но было бы интересно увидеть официальное признание прокуратуры о том, что все ли в порядке у Лоскутова как с точки зрения морали и этики, так и в юридическом аспекте».   

Реальной властью в Латвии, в которой доминируют латыши, является политичская среда, но чтобы «чужие могли свободнее хозяйничать в нашем государстве, политичекие позиции надо ослабить. Латвия всегда была буферной зоной между Западом и Востоком. После вступления в НАТО в Латвии наблюдаются столкновения разных разведывательных служб за усиление влияния и перенятие контроля. Многие зарубежные латыши всегда сотрудничали со спецслужбами своих стран. Сегодня большая часть этих людей находится здесь. Они прямо или косвенно вовлечены в реализацию интересов этих разведслужб.

В латвийском Сейме примерно 10% депутатов сидят с двумя паспортами. Это неправильно. Нельзя допускать двойного гражданства. Посредством людей реализуются интересы чужих государств. Сейчас многие прикидываются незнайками и болтают, будто Кэтрин Тодд-Бейли вернулась в США добровольно. На самом деле госпожа очень плохо сработала, и комиссия Государственного департамента решила отозвать ее». Большего американского врага Латвии, чем эта посол, на взгляд А. Берзиньша, еще не было. Сейчас сознательно распространяется ложь, будто у нее закончился трехлетний срок пребывания в Латвии, но будущий посол появится с дипмиссией лишь на полтора года – до окончания срока президентских полномочий Дж. Буша. Так что Бейли просто непрофессионально сработала. 


«Влияние США на внутриполитические процессы в Латвии велико. Меня тревожит то, что говорить об этом стало хорошим тоном. Речь идет о национальном самоуважении. Можно ли жалостливо бегать на полусогнутых на бульвар Райниса за советом? Эти люди не должны работать в системе управления Латвии. К примеру, мне трудно понять, что потерял в том доме (посольстве США) руководитель Бюро по защите Сатверсме Янис Кажоциньш. Порой он посещает посольство три раза в неделю. Конечно, я не могу утверждать, что г-н Кажоциньш шпионит в интересах Америки. Боже упаси! Эти частые хождения в гости можно было бы объяснить тем, что г-же Бейли очень нравится печь индюшатину, и, возможно, господин Кажоциньш помогает выдирать перья. Так что мы, будучи союзниками США, могли бы на прощание подарить г-же Бейли самого г-на Кажоциньша, пусть помогает обдирать индюков на ее родине. Мы бы даже могли сохранить ему зарплату руководителя Бюро по защите Сатверсме...»


Однако бывший товарищ по партии Артис Пабрикс, покинувший пост министра иностранных дел, заявил, что для него неприлемлемы комментарии, что США вмешивается во внутренние дела Латвии. С чего это он? – продолжил беседу с А. Берзиньшем Р. Розенбергс.
«Парню надо бы поменять мокрые памперсы, надеть свежие, выйти к народу и открыто рассказать обществу о своем отношении к компенсациям для евреев, пусть расскажут! Нужны новые памперсы – я куплю! Это один из вопросов, по которому в закулисье на политиков было оказано огромное давление из-за океана, ибо там влияние этой общины велико. Пабриксу надо бы раскрыть тех, кто на него давит. Нечего бояться! Памперсы сейчас держат хорошо!

 

В политике необходимы отвага, самосознание и уважение и себя, и других. Пример. В канцелярии президента страны занимает высокий пост агент Бюро по защите Конституции (SAB), который сообщает о личных делах главы государства. Президенту этот человек прекрасно знаком. Президент прекрасно знает, что о нем стучат. Встает вопрос – на сколь низком уровне должно быть самоуважение, чтобы позволить своему сотруднику писать на тебя донесения? Это недостаток гордости. Я называю это политикой коврика. Президент складывается ковриком, о который каждый может вытереть ноги, другие приходят, чтобы помочиться, а кто-то – справить большую нужду. И тогда все начинают орать – ой, какие мы грязные! Но раз уж расстелился ковриком, не удивляйся. То же самое с уголовными процессами против Лемберга или Шкеле. Можно было бы честно сказать, что этих двоих мужиков надо убрать... Это наша проблема – мы всегда преследуем сильных...


Из сказанного Берзиньшем, самое большое влияние на президента оказывают газета Diena и соросовская элита. Они делают все, чтобы ослабить государство. Diena «дрессировала президента, как Павлов – своих собак.  При анализе публикаций Diena последнего времени видно, что почти в каждом номере о президенте появлялись две статьи. Одна – как кнут, другая – как пряник. Дрессировали и выдрессировали. Не только собаки Павлова – люди больше привыкают к пониманию того, в каких случаях бьют, а в каких – кормят. И потому президент позвонил в Diena и спросил, кого назначать премьером».


Одним из категоричных требований партии Jaunais laiks в процессе формирования правительства было – принять закон о стукачах. Почему для них это столь важно?

На этот ворос А. Берзиньш отвечает: «Если бы они так хотели этот закон принять, могли бы войти в правительство и над ним работать. Однако они ищут поводы, чтобы в правительстве не работать. В Jaunais laiks много течений. Есть люди, готовые не только войти в правительство, но и серьезно работать. Конструктивные дела обычно торпедируют те, кто хотели стать министрами, но таковыми не стали. Для того, чтобы Jaunais laiks вошел в правительство, им надо по меньшей мере пятнадцать министерских мест, иначе они эти должности не смогут поделить.

Что же до самого закона, следует признать – общество вводят в заблуждение. Уже сейчас, если кто-то сообщает о тяжком преступлении, в котором сам не участвовал, то освобождается от ответственности. Тут другое –  желание освободить от ответственности за равнозначное преступление. Этот закон следует назвать его настоящим именем – закон Лемберга и Шкеле, который позволил бы сообщать о них, а доносителей освободить от ответственности даже без решения суда. Фактически при помощи этого закона хотят вернуть принципы сталинских «троек», чтобы прокуратура могла сама расследовать и сама осуждать. Этого никак нельзя допустить. Требование принять этот закон в срочном порядке абсолютно не обосновано.

То, что у Лемберга ангельские крылья не выросли, это факт, но вопрос – настолько ли он черный, как его малюют. У меня нет оснований любить Лемберга после всего того, что натворил он в отношении нашей партии. Но он сильный человек, это выдающаяся и сильная личность. Обращенные против Лемберга уголовные процессы выглядит жалкими. Жизнь уже доказала, на чьей стороне правда, – дело Гринберга закончилось полной победой Лемберга. Прокуратура, видя, что не может доказать, выдвигает следующее обвинение, и выходит, этих процессов хватит Лембергу на всю жизнь, даже если бы он жил 150 лет. Но все же надеюсь, что дело Лемберга скоро закроют.

Шкеле – тоже выдающаяся личность. Этих двух людей всячески стараются ослабить. Прошло больше 10 лет со времени, когда Шкеле возглавлял свои первые два правительства, они преодолели политический и экономический кризис. Я буду делать все, чтобы Шкеле за конкретный вклад в преодоление политического и экономического кризиса получил орден Трех Звезд.

 

Когда уходил с должности я, мне хотя бы подарили пистолет. Это похоже на некий намек: когда турецкий султан посылал министрам шелковый шнурок, слуги должны были министра удушить. Я долго думал, зачем Калвитис мне этот пистолет подарил. Но мне подарили хоть что-то – Шкеле же, когда тот уходил, даже спасибо не сказали.

 По публикации Ritums ROZENBERGS
Kā nekļūt par paklājiņu citiem 2007.12.21 

Комментарии


Осталось символов:  4124124