Главная страница - Архив - 2007


13.12.2007   Премьер не должен доказывать, что он ангел

Neatkariigaa опубликовала пространное интервью Аниты Даукште с отцом–основателем Народной партии Андрисом Шкеле. Олигарх по обыкновению умело уходил от прямых ответов на вопросы, но так или иначе высказал свое отношение к тому, о чем много говорят и спорят в латышской прессе.

 

Так, на недавнем съезде Народной партии (НП) г–н Шкеле, как известно, самолично призвал делегатов открыто поддержать или не поддержать его. С одной, по его словам, целью — узнать, пользуется ли он уважением в НП: «Подобного голосования потребовал бы каждый, кто желает честно смотреть в глаза товарищам по партии. Так как с трибуны съезда об этом говорили двое членов НП, я посчитал необходимым на самом авторитетном форуме НП прямо и без посредничества спросить, каково мнение присутствующих… Если бы за мой уход проголосовала хоть сколько–нибудь значимая часть делегатов съезда, я бы, наверное, приостановил свою деятельность в партии. Но таких оказалось только трое. Вопрос решен. И говорить больше не о чем».

Незачем говорить и о знаменитых переговорах по поводу выдвижения кандидатуры президента Латвии, проходивших в зоопарке. По словам Шкеле, в зоосаде он не был лет пятнадцать, «но с представителями Союза зеленых и крестьян действительно была встреча в одном из домов в Межапарке. Да, неподалеку от зоосада. В Межапарке живет Индулис Эмсис, там нам было просто удобно».

По–видимому, сама природа должна была повлиять на зеленых и убедить их голосовать за кандидатуру народника. При том, что, по словам Шкеле, зеленые «непоколебимо настаивали на беспартийном кандидате в президенты. Так как в разных правительствах я работал с министрами СЗК и знаком со многими, членам Народной партии казалось, что, может быть, удастся убедить зеленых голосовать за нашего кандидата».

Однако консенсуса не получилось, и «тогда в кулуарах начали обсуждать кандидатуры людей беспартийных». И настал, говорит Шкеле, тот самый день, когда премьер Калвитис пригласил всех, кого смог разыскать в пору отпусков и выходных, и представил им Затлерса. «Вот и весь мой вклад, — скромно сообщает г–н Шкеле. — У меня уже был очень положительный опыт на выборах предыдущего президента Вайры Вике–Фрейберги. Ее кандидатура была предложена в результате стремительных и интенсивных переговоров между Народной партией, ТБ/ДННЛ и социал–демократами. Не было никаких публичных дебатов и других внешних формальностей. Никаких «конкурсов красоты» или поисков «честнейшего гражданина». Это было решение и долговременная ответственность Народной партии — поддержать человека, имя которого в то время Латвии было знакомо даже меньше, чем имя Затлерса».

Андрис Шкеле, как следует из интервью, не сидел сложа руки и после сообщения об отставке премьера Калвитиса. По мнению Шкеле, возглавлять Кабинет министров вовсе не должен «выдающийся хозяйственник или человек с пятнадцатью справками от Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией о том, что он ангел. Главное — должен гореть огонь в глазах…».

Шкеле не допускал мысли, что премьером мог стать некто с чужой политической «поляны». Работать следует в рамках нынешней коалиции, ну разве что предложить «политику в другом исполнении».

«В понимании Штокенберга?» — ухватилась было за произнесенное г–ном Шкеле интервьюер Анита Даукште. В ответ: «Нет–нет. Проект Штокенберга и Лиепниекса — политтехнологический продукт. Это попытка предложить нечто аналогичное современной социал–демократии. Думаю, происходит это не потому, что сии господа истинные социал–демократы, а потому, что цинично решили, что социал–демократическая «ниша» свободна, и они могли бы заполнить ее собой. Реализовать идею будет непросто. Сами–то они ездят в очень дорогих машинах — в «порше» и «мерседесах», живут в эксклюзивных квартирах в Старой Риге и наслаждаются жизнью рижских ночных клубов…»

Комментарии


Осталось символов:  4124124