Главная страница - Архив - 2006


19.12.2006   Сейм обсуждал поправки ЗаПЧЕЛ к Закону об образовании



На внеочередном пленарном заседании 19 декабря Сейм рассматривал поправки к Закону об образовании. 21 поправку предложила фракция ЗаПЧЕЛ.

 

1) Образование на родном языке – в государственных и муниципальных учебных заведениях

 

Ныне статья 9 гласит, что на другом языке можно приобрести образовании в частных учебных заведениях. Депутаты предложили редакцию на языке национальных меньшинств и на других языках образование можно получить в частных, государственных и самоуправленческих образовательных учреждениях.

 

Выступление Я. Плинера:

 

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

Я хочу пояснить наше, на первый взгляд, чисто техническое предложение заменить фразу на другом языке можно приобрести на фразу на языке национальных меньшинств и других языках. Пусть вас не удивляет, что фракция ЗаПЧЕЛ подала эту и другие принципиальные и чрезвычайно важные поправки к закону «Об образовании» в рамках пакета документов по бюджету. Просто процедурная возможность предложить поправки к закону об образовании появилась у оппозиции впервые с февраля 2004 года.  Как многие из вас помнят, 5 февраля два года назад в обсуждении поправок косвенно участвовали около 20 тысяч школьников и их родителей, собравшихся холодным зимним утром у здания Сейма.   Никакая  находящаяся внутри или вне Латвии политическая сила, никакая пропаганда не в силах привести людей в состояние такой активности, если люди не чувствуют прямой угрозы родному языку, будущему своего народа.

С того дня и до сих пор и правительство, и большинство Сейма, понимая свою неправоту, просто боялись открыть закон для рассмотрения по любому, даже никак не связанному с проблемой выбора языка образования, поводу.

Еще раз напомню, что мы предлагаем чисто техническую поправку – заменить фразу на другом языке можно приобрести фразой на языке национальных меньшинств и других языках. С одной стороны, это вопрос чисто технический. Но, взглянув с другой стороны, это вопрос принципиальный: или мы будем считать, что на территории Латвии живет только латышский народ, или на официальном уровне признаем,  что здесь существуют и языки национальных меньшинств, к примеру, русский, которые для большой части населения не являются чужими. Можно ли считать, что солнце встает на западе, или все же надо признать, что оно встает на востоке? Настало время признать, что в Латвии существовал, существует и будет существовать русский язык.

Осознание реальности всегда полезно и никак не может являться угрозой существованию латышской нации, в чем нас любят обвинять оппоненты. Наоборот, когда правящая элита ведет себя подобно страусу, зарывая голову в песок, дезинтеграция общества прогрессирует, а возможности развития нации в условиях жесткой конкуренции в рамках Европейского союза существенно снижаются.

Наше предложение сформулировано в максимально сдержанной, приемлемой для всех форме. Его принятое не ведет к необходимости что-либо менять по существу. Изменятся лишь неуловимые нюансы, оттенки отношения к национальным меньшинствам, составляющим 40% населения страны.

Призываю Сейм сделать этот важный символический шаг в направлении интеграции общества и голосовать «за».

Результат голосования: за – 20, против – 65, воздержались - 0.

 

 

2) О выборе языка обучения

 

Второе предложение фракции состояло в том, чтобы наделить общеобразовательные учреждения, в которых реализуются программы обучения нацменьшинств, правом выбора использования государственного языка. На латышском, говорится в аннотации, преподаются латышский язык и литература и отдельные другие предметы.


Выступление В. Бухвалова:

 

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

Все вы знаете, что реформу системы образования определяют политики, основываясь на практических рекомендациях ученых и педагогов. К сожалению, пропорцию обучения в школах определяют депутаты Сейма, не будучи в контакте  практиками. В итоге попытки преподавать 22 учебных часа на государственном языке в 10-12 классах школ национальных меньшинств привели к обвальному снижению уровня качества знаний.

В многих классах школ нацименьшинств ученики не в силах успешно овладеть учебными предметами на латышском языке. Исходя из педагогических и политических соображений, было бы правильно дать школам возможность самим делать выбор пропорции обучения на государственном и родном языках.

 

Выступление Я.Плинера

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

 

Вот некоторые данные, прямо относящиеся к обсуждаемому вопросу о выборе языка обучения самой школой.

При введении так называемой реформы нам обещали мониторинг, которого пока нет. Поэтому я хотел бы поделиться с вами выводами нашего достаточно представительного исследования о качестве знаний учащихся меньшинственных школ после введения так называемой «реформы».

Во-первых, формально в школах положенные по закону предметы ведутся на государственном языке, но фактически, как это и предусмотрено приговором суда Сатверсме, осуществляется билингвальное образование. Это говорит о том, что реформу реализовать невозможно – ученики не могут успешно учиться преимущественно на госязыке, а ответственные учителя идут им навстречу. Что мы и хотим закрепить законодательно.

Во-вторых, однозначно падение результатов по всем предметам, преподающимся билингвально или на госязыке. в разных классах разных школ результаты значительно отличаются, что свидетельствует об отсутствии системы в подготовке к реформе. Особенно заметно падение результатов по предметам естественно-математического цикла. Заметим, что наконец-то министерство снова признало их приоритетными.

Нет оснований считать, что эта тенденция изменится в лучшую сторону, ибо качественных методик и билингвальных учебников нет и не предвидится.  Во многих школах элементарно не хватает учебников на русском языке.

В-третьих, падение результатов учебной деятельности учащихся свидетельствует о том, что некоторое улучшение ими знания латышкого языка осуществляется за счет существенного ухудшения качества знаний по предметам.

Дамы и господа!

Результаты нашего мониторинга показали, что «реформа», вероятно, является причиной возникновения тенденции падения качества знаний учашихся. Все заявления министров и политиков правящего большинства о якобы направленности  реформы на повышение конкурентоспособности являются ложью изначально.

Поэтому предлагаю дать возможность школам самим решать, в какой пропорции и каким образом им заботиться о повышении знания латышского языка, а в каком – о повышении качества обучения другим предметам.

Прошу поддержать предложение ЗаПЧЕЛ.

Депутатское большинство это предложение отвергло.

 

3) За качество владения государственным языком должен отвечать МОН

Ныне в законе записано, что МОН вправе требовать проводить проверочные экзамены в определенном объеме и порядке. Третье из пакета предложений ЗаПЧЕЛ – внести поправку, которая бы не только наделяла министерство образования правом проверки, но возложила на МОН ответственность за «качество освоения государственного языка». Любой получающий образование осваивает государственный язык для интеграции в общество на достточном уровне, говорится в аннотации к поправке.

Выступление В. Бузаева:

Уважамый президиум, уважаемые депутаты!!

 

Мы часто слышим из уст государственных чиновников лживые речи о том, что насильственное введение преподавания предметов на латышском языке в меньшинственных школах способствует улучшению знания латышсккого языка, способствует интеграции общества. Более честные люди говорят: ны не хотим, чтобы вы знали латышский язык, мы хотим, чтобы вы знали свое место.

Результаты голосования по обсуждаемой поправке ЗаПЧЕЛ покажут, на чьей стороне правда.

Что мы предлагаем?

Во-первых, в законе должны быть определены цель и уровень преподавания латышского языка и литературы в меньшинственных школах. Именно, на достаточном для интеграции уровне. 

Во-вторых, мы требуем, чтобы преподавание латышского языка и литературы было разделено и для преподавания латышского языка использовались бы современные интенсивные методики

В-третьих, мы требуем, чтобы министерство образования и науки отвечало за качество освоения государственного языка.

Четвертое наше требование, относящееся к обязательности сдачи экзаменов по родному языку и литературе, совпадает с международными стандартами и является необходимым условием для сохранения выпускниками меньшинственных школ своей национальной идентичности.

Хотел бы я знать, что именно в нашем предложении является антигосударственным и из каких соображений большинство Сейма могло бы против него проголосовать.

 

4) Государственные экзамены – на родном языке или с переводом

 

ЗаПЧЕЛ предложил поправку, согласно которой, по запросу образовательного учреждения, допускается перевод содержания задания экзамена. Выпускник имеет право выбора – или сдавать на государственном, или требовать перевода содержания задания на родной язык. 

 

Выступление В. Бухвалова:

 

Уважаемые депутаты!

Хотелось бы напомнить, что суд Сатверсме в решении 13 мая 2005 года определил, что у выпускников школ нацменьшинств есть право на выпускных экзаменах отвечать на родном языке.

Сегодня в каждой школе национальных меньшинств на государственном языке преподают отдельные учебные предметы. Это приводит к тому, что, что на выпускных экзаменах часть школьников, изучавших учебные предметы на рдном языке, не могут понять содержания заданий. Поэтому школы необходимо наделить правом, чтобы выпускники требовали перевода заданий экзаменов.

К тому же мы считаем, что выпускники нацменьшинственных школ обязательно должны сдавать экзамены на родном языке, чтобы у школьников и педагогов был достаточный стимул сохранить свой родной язык и родную культуру.

 

 

5) Язык повышения квалификации должен быть родным

 

Поправка ЗаПЧЕЛ к статье 9-й «Язык получения образования» касается права повышать квалификацию и переквалифицироваться не только на государственном, но на приемлемом для человека языке.

 

Выступление В. Бузаева:

 

Обсуждаемое предложение ЗаПЧЕЛ относится к выбору языка на курсах повышения квалификации и переквалификации, финансируемых из государственного и бюджета самоуправлений. Поменять одно слово на другие. Слово «происходит» на слово «доступно». Для лиц, родным языком которых является латышский, ничего не изменится. Ибо это означает, что при организации любых подбных курсов в первую очередь следует подумать об их доступности на латышском языке. Ну, а потом, если будут деньги, будут кадры, будет потребность, вот тогда можно вспомнить и о тех 40% населения страны, для кого родным или основным языком является русский. Равно как  и о тех немногих, для кого родным является какой-либо третий, не так широко распространенный в Латвии язык.

После таких рассуждений особенно ясной становится неприемлемость действующей редакции закона, запрещающей за государственный счет осуществлять переквалификацию инородцев на их родном языке, даже если для этого есть деньги, кадры и потребность. К гастарбайтерам из Латвии в Ирландии относятся лучше чем в Латвии – к ее гражданам, латгальским староверам, десятки поколений которых в этой земле покоятся.

И вы, уважаемые оппоненты, будете здесь с трибуны нагло врать, что такая подлая, заведомо унизительная норма закона  направлена на интеграцию общества?  Уже известны последствия такой интеграции. Безработица среди лиц, для которых русский язык является родным, на 40% выше, чем среди латышей. А ведь курсы повышения квалификации – как раз для них. Они сначала потеряли работу вследствие недостаточного знания государственного языка, а потом, как бы в насмешку, их на этом языке и переучивают. Даже вменение государству в обязанность обучать их латышскому языку появилось в законе только весной этого года. Предложение ЗаПЧЕЛ, между прочим.

Это не смешно, дамы и господа. Такое отношение к национальным меньшинством граничит с геноцидом. Это одна из причин, почему естественная убыль нелатышского населения вдвое превышает соответствующие, и такие же жуткие цифры у латышей.

Я призываю вас соблюдать элементарные, международно принятые нормы демократии и поддержать обсуждаемое предложение ЗаПЧЕЛ.

 

 

6) О необходимости возродить Департамент образования национальных меньшинств

 

Это восьмая поправка ЗаПЧЕЛ к Закону об образовании, которую рассмотрел Сейм.

 

Речь В. Бухвалова:

 

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

В Латвии существуют школы, воплощающие в жизнь программы образования национальных меньшинств. У этих школ есть свои учебные планы и свои специфические проблемы.

Именно для их решения и необходим отдельный департамент в МОН.

Не следует забывать о том, что такой департамент существовал в довоенной Латвии. Хотя тогда потребность в нем была несравненно меньшей, чем сегодня. Не следует забывать и о таком министре образования, как Янис Райнис, который очень много сделал для развития меньшинственных школ белорусов.

Сегодня в Латвии существуют три сети школ: с преподаванием на латышском, преимущественно русском и преимущественно польском языках. Существуют и отдельные школы, в которых некоторые предметы преподают и на других языках проживающих в Латвии национальных меньшинств. Если мы восстановили довоенную совокупность граждан, довоенную Конституцию и довоенные права собственников, то почему бы нам не пойти и дальше по этому пути, используя положительный опыт основателей Латвийской республики? Сегодня, когда бюджетные средства на образование возрастают с каждым годом, каковы могут быть сегодня аргументы против  воссоздания  департамента образования национальных меньшинств?

Я призываю поддержать как обсуждаемое предложение ЗаПЧЕЛ, так и следующее, предусматривающее, что самоуправленческое Управление образования по своей или инициативе министерства образования и науки создает образовательную структуру для национальных меньшинств.

 

 

7) О праве школьных самоуправлений участвовать в разработке образовательных программ

 

Ныне статья 31 Закона об образовании «Самоуправление образовательного учреждения» наделяет их правом подавать руководителю (директору) предложения о работе учреждения, распределении средств и образовательной программе. ЗаПЧЕЛ предложил расширить полномочия школных самуправлений – чтобы они, в том числе, участвовали в разработке образовательных программ.

 

Выступление Я. Плинера:

 

Уважаемые депутаты!

В наиболее  наиболее развитых европейских странах, где традиции демократии развивались столетиями, школы давно уже пользуются широкими правами самоуправления. Государство выделяет им бюджетные средства, предлагает обязательные образовательные стандарты, необязательные образцы программ и следит за качеством образования на централизованных экзаменах.

Латвия в последние годы далеко продвинулась по этому пути, но, к сожалению, не до конца. Вот как, к примеру, определяет закон полномочия самоуправления образовательного учреждения: подавать предложения руководителю... В общем, партия сказала – надо, комсомол ответил – есть. Явный пережиток тоталитаризма.

Мы предлагаем по-другому: школьное самоуправление подает руководителю учреждения образования предложения о выборе программ обучения, разработке и воплощении. Поверьте мне, если учителя и родители, среди которых встречается много умных и компетентных людей, будут участвовать в выборе и разработке программ, то и осуществлять их они будут с совсем другим качеством и настроением. Тем более, что право выбора и разработки программ образовательным учреждениям  законом предоставлено. Из закона лишь непонятно, кто этим правом пользуется. То ли директор школы единолично, то ли, как мы и предлагаем, обязательно будет учитывать мнение педагогов, родителей и старшеклассников.

 

Дамы и господа!

 

Эта проблема гораздо актуальнее не для русских, а именно для латышских школ. И то, что она не решается годами, это одна из причин, почему мы воспользовались правом законодательной инициативы не в самый подходящий момент, при обсуждении бюджета.

Предлагаю поддержать обсуждаемую поправку ЗаПЧЕЛ, равно как и три последующие, также касающиеся расширения прав школьных самоуправлений.

 

 

8) Расширить круг педагогов

 

Поправка 15 к Закону об образовании расширяет круг лиц, имеющих право преподавать в школе, – она включает лиц, имеющих среднее специальное образование.

 

 Выступление депутата В. Бузаева

 

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

 

Квалификационные требования к педагогам – только специальное высшее образование – были введены только в 2004 году. До этого в течение нескольких десятилетий детей вполне успешно учили «лица, имеющие высшее или среднее специальное образование». Некоторые лица, не имеющие высшего специального образования, успешно проработали в школе по тридцать-сорок лет, и их с благодарностью вспоминают несколько поколений выпускников.

Я уверен, что подавляющее большинство сидящих в зале депутатов легко вспомнит свою первую учительницу. Могу вас заверить, что она, воспитавшая вас с первого по четвертый класс, наверняка не имела высшего педагогического образования. Поэтому  мы и предлагаем вернуться к старой, проверенной десятилетиями практике, и установить, что работать педагогом имеет право лицо, имеющее высшее или среднее специальное образование.

Вот что по этому поводу сказал премьер-министр господин Калвитис в своем интервью газете «Диена» 16 октября: «Так как в школах Латвии не хватает педагогов, в сфере, где нехватка кадров наиболее акутальна, необходимо отменить ограничения для учителей, касающиеся педагогического образования, ибо «кто-то просто должен этим предметам обучать». Как оказалось, ЗаПЧЕЛ является самой близкой к Президенту министров партией и готова незамедлительно воплотить в законодательстве сказанные господином Калвитисом действительно умные слова.

Предлагаю как правящую коалицию, так и оппозицию присоединиться к мнению главы правительства, и проголосовать за обсуждемую поправку.

 

 

9) О праве обучаться на родном языке

 

Выступление Владимира Бузаева

 

Уважаемый президиум, уважаемые депутаты!

Я хотел бы вкратце напомнить вам об основных международных стандартах в области образования, свидетельствующих в пользу обсуждаемого предложения ЗаПЧЕЛ.

Прежде всего это часть третья статьи 26 Всеобщей декларации прав человека, из которой предложение прямо заимствовано:  «Родители имеют приоритетное право выбора образования для своих детей».

А вот, пожалуйста, часть вторая статьи 14 ратифицированной Латвией в прошлом году Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств: «В рамках образовательных систем государства и насколько это возможно, стороны должны стараться обеспечить, если имеется достаточный спрос, чтобы у лиц, принадлежащих к нацменьшинствам, были достойные возможности освоить язык своей меньшинственной группы или обучаться на этом языке на территориях, которые традиционно или в достаточном количестве обжиты лицами, принадлежащими к нацменьшинствам». В этом обязывающем Латвийскую Республику документе  есть несколько положений:

Во-первых: в рамках образовательных систем государства. Это всего лишь означает, что программы образования национальных меньшинств должны быть лицензированы, против чего никто не возражает.

Во-вторых, насколько это возможно. Тут тоже проблем нет,  все возможности налицо. Высококачественная и разветвленная система образования на русском языке существует десятилетиями и сохранилась до сих пор, несмотря на очевидные попытки ее демонтажа.

В-третьих, если имеется достаточный спрос. Спрос налицо, ибо уменьшение числа первоклассников в меньшинственных школах даже меньше, чем в латышских, и связано, главным образом, с демографическим спадом середины девяностых годов.

В-четвертых, на территориях, которые традиционно или в достаточном количестве обжиты лицами, принадлежащими к нацменьшинствам. Такими территориями, безусловно, является вся территория Латвийской республики.

Так называемая «реформа» в средних школах проведена за год до ратификации Конвенции. Теперь настало время ее корректировать с положениями Конвенции и отчитываться о том, как эта корректировка проходит.

Но в наибольшей степени наше предложение отвечает Гаагским рекомендациям 1996 года о правах национальных меньшинств на образование, в которых  про среднее образование сказано буквально следующее: «В средней школе большую часть учебных предметов следует изучать на языке меньшинственной группы. Язык меньшинственной группы следует изучать как самостоятельный предмет. Государственный язык следует также изучать как самостоятельный предмет; желательно, чтобы это делали учителя, которые владеют обоими языками и ощущают основу культуры и языка ребенка. В этот период надо бы постепенно увеличивать число преподаваемых на государственном языке предметов. Исследования свидетельствуют – чем более этот процесс постепенен, тем лучше детям». Я уверен, что только этих аргументов более, чем достаточно,  чтобы поддержать обсуждаемое предложение ЗаПЧЕЛ.

 

 

10) Об исключении из закона пункта 9 Переходных правил, устанавливающего минимальное (не более 40%) использование языка в средней школе

 

Выступление Владимира Бузаева

 

Этo последняя поправка ЗаПЧЕЛ, и мы готовы драться за каждую букву. Посмотрите, какие даты стоят в этом пункте Переходных правил: 1 сентября 1999 года, 1 сентября 2004 года. С одной стороны – это музейный экспонат, с другой – препятствие, мешающее правительству либерализовать вопрос выбора языка обучения в Госстандарте образования. При наличии этого положения в законе Кабинет министров может ликвидировать русскую школу в любой момент.

Но мы доверяем Кабинету министров больше, чем Сейму и предлагаем убрать из закона это препятствие на пути возможной либерализации подхода к меньшинственным школам.

 

 

Депутат Бузаев не угадал. Это оказалась не последняя точка в борьбе за интересы учителей. Фракция ЗаПЧЕЛ направила Президенту письмо с просьбой не провозглашать поправки к закону «Об образовании», предусматривающие устранить из закона привязку зарплаты учителей к какому-либо материальному критерию (в данном случае – к минимальной зарплате). Точно в соответствии с требованиями профсоюза учителей.

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124