Главная страница - Архив - 2006


18.12.2006   Нож в спину независимости

Ныне захват немцами Ливонии и последующие семь мрачных веков угнетения латышей и эстонцев часто изображают как явление закономерное: пришельцы из Германии были сильны, организованны, часть местного населения привлекали их религия и культура. И, вообще, мол, плетью обуха не перешибешь, своими силами с Западом не поспоришь Действительно, часть местных вождей стали верно служить крестоносцам. Но рядом с Балтией находилась огромная Русь, готовая помочь в борьбе с немцами. Остзейцы стали контролировать Ливонию вследствие цепи случайностей, а главное, неумения жителей Балтии отличить потенциальных союзников от противников, врагов – от партнеров. Ливы вместе с крестоносцами шли против эстов, литовцы спасали орден меченосцев от русской рати. В результате ливы, балты и эсты своими действиями отдали Ливонию немцам. После чего восставать (хотя восстания и случались) было уже поздно...

 

Зловещее слово – Саласпилс

Восемь веков назад никто не воспринимал Ригу как крупнейший город Ливонии. Самым большим городом в 1206 году была столица латгальского княжества Ерсика, а самой мощной крепостью – замок Гольм (Саласпилс). У этого замка и развернулись драматические события.

Уже через 5 лет после основания Риги двинские ливы поняли: им такой покровитель и хозяин, как рижский епископ, не нужен. Не надеясь на свои силы, они послали гонцов за помощью к полоцкому князю Владимиру. Далее начинаются шпионские страсти. В то время в Полоцке как раз находился посол епископа Альберта Теодорих. Чтобы сохранить переговоры с ливами в тайне, князь Владимир запретил ему покидать город. Однако на полоцком базаре ловкий Теодорих сумел перекинуться несколькими словами с заезжим торговцем – ливом из замка Гольм. Через восемь столетий можно лишь гадать, оказалась эта встреча случайной или же лив был заранее подготовленным связником. Как бы там ни было, Теодорих сумел направить сообщение в Ригу. Альберт оказался подготовленным к восстанию ливов и сумел быстро подавить его. Он спокойно служил службу в кафедральном соборе в Риге, когда ему доставили отрубленную голову вождя Ако.

Когда князь Владимир пришел со своей дружиной в Ливонию, немцы уже отбили у ливов замок Гольм. Вместо того, чтобы идти на окруженную деревянным забором Ригу, князь был вынужден осаждать мощный замок. 11 дней древнерусские воины обстреливали его из луков, соорудили баллисту для метания камней. Несли потери, но и наносили их врагу. От ран скончался комендант замка рыцарь Гегевард. Немцы почти не спали, опасаясь предательства находящихся в замке ливов. Очевидец событий хронист Генрих Ливонский записал: «если бы не сократились дни войны, то едва ли рижане и жители Гольма при их малочисленности могли бы защититься». Но через 11 дней Владимир снял осаду. Почему же? В то время воинственные литовцы нередко делали набеги на земли латгалов, ливов, русских. Князь боялся надолго оставлять Полоцк беззащитным.

Крестоносцы завершили захват земель ливов и латгалов, начали завоевательные походы на территории эстов. Те в 1216 году послали гонцов в Полоцк и договорились о совместном походе против ордена меченосцев. На Западной Двине собралась флотилия речных судов – полоцкие воины собирались по реке плыть к Риге. Владимир взошел на корабль и... умер. Трудно сказать, стала ли быстрая смерть князя случайной или же он был отравлен.

 

Под стенами Таллина

После смерти Владимира русские, однако, не прекратили помогать эстам. Жители острова Сааремаа заключили союз с Новгородом. Сааремасцы – хорошие моряки – блокировали Ригу с моря. Войско новгородского князя Всеволода осадило Венден (Цесис). Однако через две недели Всеволод вынужден был снять осаду – пришло известие о нападении литовцев на оставшийся беззащитным Псков.

В 1223 году восставшие против крестоносцев эсты вновь обратились за помощью к Новгороду. Князь Ярослав (отец Александра Невского) вместе с эстонцами четыре недели безуспешно осаждал Таллин. В Юрьев же (Тарту) вступили 200 дружинников русского князя Вячеслава. Этот бывший правитель Кокнесе, изгнанный крестоносцами из своей вотчины, стал теперь править на значительной территории Эстонии: вершил суд, собирал налоги. Трижды после этого крестоносцы осаждали Юрьев. Кстати, вместе с покоренными ими ливами и латгалами. А вот у князя, и это разительный контраст, даже в мыслях не было бросать союзников-эстов. Когда Вячеславу предложили свободный выход из Юрьева со всей собранной данью, он ответил отказом. И он, и вся его дружина погибли, защищая Юрьев от превосходящих сид крестоносцев. Новгородское ополчение не успело помочь Вячеславу. Когда в августе 1224 года город пал, русская рать лишь подходила к ливонской границе.

 

Союз великих людей

После того как Александр Невский устроил Ливонскому ордену в 1242 году Ледовое побоище, рыцари прислали послов в Новгород с предложением отдать русским Латгалию. Во второй половине XIII столетия крестоносцы стали серьезно угрожать Литве. Первый князь единого литовского государства Миндаугас (и поныне одна из самых почитаемых в Литве исторических личностей) заключил союз с Александром Невским. Два великих человека договорились в 1262 году о совместном походе против Ливонского ордена. Миндаугас дошел до Вендена, но не дождался под его стенами русских союзников. Новгородцы осадили Дерпт (Юрьев) и заняли город. По свидетельству немецкого хрониста им досталась солидная добыча. Но древнерусская армия не сумела занять даже замок в центре города. Обескураженная, она повернула обратно. Чего же не хватало новгородской армии? Конечно же, великого полководца! В 1262 году татарские сборщики дани спровоцировали волнения в ряде русских городов. Александр Невский должен был срочно ехать в Орду, чтобы предотвратить кровавое вторжение туменов хана Берке. Ему было не до Ливонии. А без Александра Невского поход оказался неудачным.

Миндаугас и Александр собирались продолжать борьбу. Но в 1263 году литовский князь был убит заговорщиками. Умер и Александр Невский. Русско-литовский союз распался.

 

Проданный Таллин

23 апреля 1343 года в Эстляндии началось мощное восстание против Ливонского ордена и датчан, владевших в то время Таллином. Немецкая Рифмованная хроника сообщает: «Все, кто были немецкой крови, должны были умереть». Магистр Ливонского ордена поспешил в Эстляндию со всем войском. Эсты направили гонцов с просьбой о помощи в Стокгольм (Швеция в то время воевала с Данией) и в Псков. Вскоре пятитысячное псковское войско двинулось в поход. 1 июня оно встретилось с врагом неподалеку от ливонской границы. Обе армии понесли тяжелые потери. К тому же русским стало известно: под Таллином магистр Ливонского ордена разбил повстанцев. Псковичи направились домой. И зря! Новое восстание вспыхнуло на острове Сааремаа, начались волнения в Лифляндии. Литовский князь Альгирдас вторгся в Ливонию и дошел до Вендена.

Судьба Ливонского ордена висела на волоске. Спасение пришло из Пруссии – Тевтонский орден перебросил в Ливонию крупные силы. А Альгирдас не стал вступать в союз с латышами. Когда вождь ливских повстанцев из Зегевольда (Сигулды) предложил ему сотрудничество, князь, по преданию, воскликнул: «Мужик, ты не будешь королем!» и велел отрубить ему голову перед Сигулдским замком.

Восстания были подавлены, погибли десятки тысяч эстов. В итоге только сменился хозяин Таллина – датский король понял, что не может оборонять этот далекий от Дании город и продал его Тевтонскому ордену.

Комментарии


Осталось символов:  4124124