Главная страница - Архив - 2006


09.01.2006   Люди со знанием трех языков на рынке труда более ценны, чем другие сотрудники

 

 

Третий – лишний? Третий – русский!.

«Борясь с несколькими русскими экстремистами, неизвестно,  почему мы начали считать, что русский язык можно не изучать. Люди со знанием трех языков на рынке труда на 30-40 процентов более ценны, чем другие сотрудники», - высказался в газете Latvijas Avīze 6 января ректор высшей школы Turība Янис Аболтиньш.

По нашим временам и меркам, мнение почти криминальное и впору кричать «ату его, ату», но причислять руководителя столь солидного учебного заведения к русофилам по меньшей мере неразумно: уж кому, как не ему, известны все внутренние процессы в системе образования, работающие как во благо, так – увы – и во зло студентам.

Авторы материала «Кто государство? Я сам» (Kurš ir valsts? Es pats) поначалу допытываются, почему в Эстонии и Литве смогли поднять минимальную зарплату до 134 и 122 латов соответственно, «а в Латвии она намного меньше?»

Янис Аболтиньш: Минимальная зарплата, извините, появилась под влиянием давления профсоюзов от социалистической идеи, что рабочая сила – не просто товар, но товар особый, социально защищаемый. Человеку, который может работать и который не является ...инвалидом, никакая защита не нужна.

Корр: Значит, он должен предлагать себя, зная свою цену?

Я.А.: Именно так.  В прошлом году предприниматели на Народнохозяйственном совете сказали – да, хотим, чтобы люди жили в достатке, чтобы были социально защищены, так что нет иной возможности, как только вкладывать государственные деньги в систему общеобразовательную систему, именно – в полноценно оплаченное среднее образование. Тогда у людей будет очень сильная база общего развития, они в любое время смогут подлаживаться к требованиям рынка труда. Если бы мы сегодня набрались храбрости и сделали это, первый результат был бы виден через 12 лет – в 2017 году.

Корр: Среднее образование определяет ценность человека на рынке труда? Насколько ценен работник со средним образованием, если у него нет специальности?

Я.А.: Сначала договоримся, что понятие «всеобщее среднее образование» означает определенный стандарт. Этот стандарт определяют, к примеру, в средней школе занятия по труду на самой отвечающей эпохе технике.

В первую очередь, в средней школе необходимо основательно изучить языки. Сейчас на рынке труда без трех языков, среди которых русский, очень тяжело. Борясь с несколькими русскими экстремистами, неизвестно,  почему мы начали считать, что русский язык можно не изучать. Люди со знанием трех языков на рынке труда на 30-40 процентов более ценны, чем другие сотрудники,

Второе условие – должно быть хорошее понимание физики. В старших классах школы юноши должны уметь из микроэлементов составлять на платах микросхемы, собирать компьютеры, понимать, как те работают.

Корр: На сколько процентов существующее среднее образование удовлетворяет потребности предпринимателей?

Я.А.: Примерно на десять-пятнадцать процентов. Не больше. Языкам по-прежнему не обучают, ибо классы на группы не делят. Число компьютеров, в расчете на одного школьника, резко сокращается.

Материалами по каким учебным предметам можно овладеть на сайте Министерства образования и как их закачать в свой компьютер?

Если было объявлено, что в предстоящие годы будут оборудованы до ста кабинетов физики и химии, это хорошо звучит для человека не информированного – в Латвии ведь тысяча школ.

Почему я давлю на среднее образование? Потому, что вторая ошибка, которую мы допускаем в своем мышлении, - ждать, что кто-то что-то скажет до нас. Министерство образования говорит – мы бы обучали людей очень хорошо, если бы Министерство экономики или предприниматели сказали, кто потребуется им в будущем, то есть через четыре-пять лет. Я могу сказать, что потребуется что-то новое. Что? Этого сказать не может никто, ибо жизнь меняется очень стремительно...

Время и комбинация новых технологий требует новой философии образования.  С первого школьного дня человек должен обучаться так, чтобы он был готов все время приспосабливаться к новой ситуации. Так что добавками к классическим базовым элементам (естественные науки, языки, информационные технологии. культурный уровень) надо суметь освоить и другие знания.

По-моему, в Ирландию едут работать люди, которые не могут приспособиться к новым условиям, научиться чему-то новому. Они едут на очень интенсивную, черную и неблагодарную работу...

Корр: Так что среднее образование – основа дальнейшего профессионального роста. Приходится делать вывод, что нынешнее среднее образование необходимо радикально реформировать.

Я.А.: Радикальные изменения общество сразу не поддержит. Моя мечта – недавно объявленная премьер-министром Великобритании модель. Она подразумевает создание стандарта образования, его расценку. Это означает и то, что, к примеру, для обучения химии требуется два килограмма разного сырья, пробирки, столы, и это выливается в определенную сумму. У нас в Латвии требования определены, но никто не приложил цифр,

В Великобритании сказано, в какие деньги в год обходится школьник. Любой предприниматель или общественная организация может открыть или построить школу, самоуправление надзирает, отвечает ли учебный процесс стандарту, действует ли в школе Совет, а государство все, что отвечает стандарту, оплатит.

Образуется конкуренция, потому что деньги самоуправления «идут» вместе со школьником, в том и в частную школу.

Одно из несчастий Латвии в том, что в государственных школах платят зарплату, а самоуправление обеспечивает так называемую материальную базу. В Латвии сейчас каждая школа борется за содержание, но существуют неиспользуемые помещения (больше, чем в других странах Европы), и это требует дополнительных затрат. Никто не может сказать, во что обходится государству один школьник... Есть и многие другие мероприятия с душком. К примеру, проекты государственных инвестиций. В школах государственные деньги получают по принципу партийной принадлежности – строят спортивные залы, потому что на новых строительных объектах есть «навар»...

Корр: Все ссылаются на недостаток денежных средств. Где их взять?

Я.А.: К примеру, от «Трех новых братьев» (Trīs jaunie brāļi). Это полностью бессмысленный проект, прикрытый знаком культуры. Я никогда не получил ответа на вопрос, какой процент книжных фондов в настоящее время находится в активном обороте. По непроверенным данным, около десяти процентов книг запрашивается один раз в год... тогда нет необходимости строить такое огромное здание... Сколько сейчас стоит и сколько будет стоить после возведения библиотеки одно ее посещение? На эти мною заданные вопросы я ответа не получил.

... Опера загружена 365 дней в году? Есть очереди? В новом концертном зале не будет слушателей. Сколько в Риге можно организовать таких концертов, как концерт общества друзей Венской Оперы в первый день Нового года? Два, десять в год? Выходит, один концерт обойдется в четыре миллиона латов.

Корр: Вы против культуры?!

Я.А.: Я поддерживаю культуру, но я против бессмысленной траты денег. Зачем государству надо создавать агентство и платить руководителю 4000 латов ежемесячно? Чтобы господин Магоне  основал очередную частную компанию по надзору за строительством, чтобы Министерство культуры объявило конкурс фирм по руководству проектами... Зачем государству агентства? Для поддержки культуры?...Эти государственные строительные объекты уже становятся очень заманчивыми объектами для получения денег. В политическими экономически развитых странах все большее применение находит конечное планирование, когда прежде всего рассчитывают цену конечного продукта...

Комментарии


Осталось символов:  4124124