Главная страница - Архив - 2006


06.01.2006   Люди "древнего благочестия"

Старообрядцы уже сотни лет живут в крупнейшем городе Латвии. Как же им удалось за века не раствориться в общей массе рижан, не утратить свой язык и культуру?

 

Сами с усами

Известно, что первые старообрядцы появились в Риге еще до завоеваний Петра Великого, то есть до вхождения этого города в состав Российской империи. В XVII веке староверы переселялись из Псковской и Новгородской земель не только в Латгалию, но и в Курляндию и в шведскую Лифляндию. Что примечательно, и польские власти Латгалии, и просвещенный герцог Курляндский, и шведские власти Латгалии охотно поддерживали миграцию, разрешали русским селиться на своей территории.

Так, в герцогстве Курляндском первый старообрядческий храм появился 1676 году в правление знаменитого герцога Екаба. В Риге еще во второй половине XVII столетия было разрешено селиться русским переселенцам (то есть старообрядцам). Они строили себе дома у Карловских ворот - в том самом месте, где через несколько десятков лет возник Московский форштадт.

После присоединения Риги к России число старообрядцев в Риге стало быстро расти. Селились они преимущественно в Московском форштадте. В 1870 году в газете «Рижский вестник» были опубликованы воспоминания старого рижанина о жизни в этом районе Риги в первой половине XIX века. Автор писал: «Весь Московский форштадт был населен русским народом, там, как и теперь, мало было слышно немецкого или латышского языка. Все то были выходцы старинные, больше полагать надо со времен Петра и больше все «христиане» и «древлего благочестия» (То есть староверы. - Прим. автора).

Между тем время для миграции было отнюдь не лучшее. Хотя в XVIII и первой половине XIX столетия Рига и считалась городом Российской bмперии, здесь всем заправляли немцы. Даже коренных жителей Латвии - латышей и ливов - в Риге объявляли негражданами, угнетали. Русским не приходилось рассчитывать на помощь властей в поддержании своей самобытности. Но они в этой помощи и не нуждались!

В Риге не только строится старообрядческий храм, но и возникают богадельня, больница, школа. На какие деньги они были созданы?

 

Трудолюбивы и проворны

Старообрядцы вошли в историю Латвии как трудолюбивые и предприимчивые люди. В XIX столетии отправленная в Латгалию этнографическая экспедиция так писала о них: «Раскольники, в особенности старики, выдержанны и трезвы, трудолюбивы и проворны… Многие из них отличаются значительным благосостоянием…» Рижские старообрядцы по деловым качествам были похожи на своих латгальских единоверцев. Они создавали предприятия, вошедшие в историю промышленности Латвии. Так, купец Грязнов построил первый в Риге машиностроительный завод (железная мануфактура, как его называли в то время). Коммерсант Хлебников создал хлопчатобумажную мануфактуру, предприниматель Дьяконов - кожевенную. Рижские купцы-староверы стали своего рода мостом между Западом и Востоком, привозя в Ригу товары из Москвы, русские старообрядцы выращивали на рижских огородах не только овощи, но даже огурцы и дыни, рабочие из Московского форштадта трудились на рижских мануфактурах. Купцы-старообрядцы держали в своих руках зерновую и льняную торговлю, а для нужд самих рижан в форштадте был построен огромный Гостиный двор, где старообрядцы торговали в розницу привезенными из России товарами.

Вот как писал о коммерсантах Московского форштадта наблюдатель из России: «Здешний русский купец ведет свой корень, надо думать, от новгородца, воспринявшего, как это и не могло быть иначе, много немецких культурных черт, но и переработавшего их по-своему, сообразно со своим собственным народным складом. В результате получился тип, отличительными чертами которого являются значительная нравственная самостоятельность, стойкость, самоуважение…» Любопытный штрих: если рижские немцы, предоставляя друг другу кредиты, оформляли векселя, то русские торговцы давали деньги под честное слово, ибо лгать в Московском форштадте было не принято.

Итак, староверы были далеко не худшей частью рижского общества. Не случайно, когда в Петербурге спохватились и стали «давить» на генерал-губернатора маркиза Филиппа Паулуччи, мол, надо искоренять ересь, то маркиз отвечал, что речь идет о людях весьма полезных городу.

 

Деньги на бочку!

Зарабатываемые средства богатые староверы не прятали в сундуки, а нередко использовали на благо общества. Так, еще в 60-е годы XVIII столетия на пожертвования была открыта богадельня (выражаясь современным языком - дом престарелых) для пожилых малоимущих старообрядцев. Позже при ней были открыты сиротский приют и школа. О масштабах благотворительности красноречиво говорит такой факт: в приюте и богадельне в 1826 году проживало 700 человек. Это при том, что все население города было невелико, а староверов (хотя они и составляли значительный процент рижан) насчитывалось лишь несколько тысяч человек.

Рига стала считаться крупным центром старообрядчества. В 20-м веке латвийский исследователь старообрядчества Иван Никифорович Заволоко отмечал, что Ригу в XIX столетии признавали своим центром староверы Виленской, Смоленской, Витебской губерний.

Итак, рижские старообрядцы сумели сохранить себя среди чужих. Но тут за них взялись «свои». Настал день, когда покровитель старообрядцев Филипп Паулуччи ушел в отставку. В 30-40-е годы XIX века началось притеснение рижских старообрядцев. В 1832 году была закрыта старообрядческая школа. То есть детям жителей Московского форштадта предстояло оставаться неграмотными либо идти учиться туда, где православный батюшка или лютеранский пастор преподавал закон Божий. Старообрядческие больница и богадельня были переданы государству. Старообрядцев донимали большими налогами, а в 1847 году им было запрещено покупать в Риге недвижимость (эти меры были направлены на то, чтобы побудить коммерсантов-старообрядцев переходить в православие). Особенно неуютно чувствовали себя женщины. Дело в том, что государство не признавало их браки законными, даже многодетные матери считались с точки зрения закона незамужними, нагулявшими детей неизвестно от кого.

Что же, старообрядческая община распалась? Нет. Мало того что русский бизнес Московского форштадта выдержал экономическое давление. В трудную минуту купцы стали тайно жертвовать средства на обучение детей. Была создана секретная школа, где нанятый общиной учитель в тайне от властей обучал ребятишек чтению, письму, арифметике…

Притеснения не привели к ликвидации общины или сокращению ее численности. А в эпоху либеральных реформ Александра II староверам вновь разрешили создавать свои учреждения. Старообрядческая школа начала работать официально. Причем существовала она на пожертвования, а дети малоимущим родителей обучались здесь совершенно бесплатно. Кстати, здесь обучали не только грамоте, но и ремеслу.

В 1877 году у рижских староверов имелись богадельня, больница с бесплатными лекарствами для нуждающихся, школа, три молельни. Община сохранилась в царское время, продолжала существовать в независимой Латвийской Республике. В 1933 году в латвийской столице проживали свыше 10 тысяч староверов. Что небезынтересно, «русская вера» оказалась притягательна и для некоторых представителей иных национальностей. Так, среди членов общины насчитывалось более тысячи белорусов, свыше 200 латышей, 34 поляка, 15 немцев, 12 литовцев и 5 эстонцев. Община не исчезла в ХХ столетии, не собирается исчезать и в ХХI веке.

Комментарии


Осталось символов:  4124124