Главная страница - Архив - 2006


04.01.2006   У меньшинственных партий - большое будущее
















 













В рамках конференции «Будущее партий национальных меньшинств», организованной Международным республиканским институтом, член правления ЗаПЧЕЛ Мирослав Митрофанов сделал доклад о русских партиях Латвии. Конференция в Будапеште состоялась при поддержке Республиканской партии США и Народной партии Европы.


Другие народники

- Мирослав, почему республиканцев в Америке и народников в Европе интересуют национальные меньшинства?

- Эти партии являются правящими по обе стороны океана. В Америке президент - республиканец, в европейских странах народникам принадлежат высшие посты в одиннадцати правительствах. Да и в Европарламенте Европейская народная партия (ЕНП) обладает почти половиной депутатских мест. В борьбе за власть ЕНП действует прагматично. Если ее главные конкуренты - социал-демократы из принципа не принимают в Социалистическую партию Европы более одной социал-демократической партии от каждого государства и не поощряют к сотрудничеству партии национальных меньшинств, то европейские правые принимают все партии, более-менее соответствующие христианско-демократической платформе.

В результате мы наблюдаем парадокс: в то время как европейские социал-демократы и демократы американские декларируют себя защитниками меньшинств, правые себя таковыми не называют, но позволяют эффективно участвовать в своей политике меньшинственным представителям и целым меньшинственным партиям.

В результате во многих странах именно заметный «довесок» из голосов меньшинственных избирателей позволяет правым приходить к власти.

- А есть ли толк от «правой крыши» для национальных меньшинств? У нас в начале 90-х НФЛ тоже попользовался русскими голосами, а затем кинул...

- Приведу обратный пример. В середине 90-х после периода недоверия и жесткого конфликта партии венгерского меньшинства в Словакии неожиданно для многих оказались в составе правого правительства. Еще большее удивление у наблюдателей вызвала неудача попытки их оттуда выжить в момент, когда арифметически без инородцев уже можно было обойтись.

Секрет заключался в том, что вмешались американцы и европейские народники и по каналам ЕНП помогли сохранить союз между словацкими консерваторами и венгерской партией. В результате Коалиция венгров Словакии до сих пор в правительстве, венгерскому меньшинству ничего не угрожает, работают венгерские школы, университеты, а язык словацкого большинства изучается в венгерских школах только на уроках языка и литературы.

- Нил Ушаков («Центр согласия»), побывавший на той же конференции, говорит, что Коалиция венгров Словакии, самая удачная меньшинственная партия Европы, решила перестать быть меньшинственной и переквалифицироваться в общенациональную, что, по его мнению, доказывает, что будущего у меньшинственных партий нет.

- Возможно, что он что-то недопонял. Коалиция венгров Словакии подумывает только о смене названия на «Региональную партию». Но вопрос не решен, и даже если это и произойдет, то, по убеждению секретаря по внешним связям этой партии Золтана Бары, партия все равно останется в основном венгерской и по составу избирателей и политиков, и по приоритетам защиты интересов того меньшинства, которое привело эту партию к власти.

Здесь наблюдается параллель с нашей партией - ЗаПЧЕЛ. По названию мы не являемся русской партией. За нас голосует и часть латышей из протеста против антинародной политики латвийских правых. Но, несмотря на это, все понимают, что ЗаПЧЕЛ остается партией русской общины страны. Что, кстати, абсолютно нормально было воспринято и участниками конференции - учеными и политиками. Для них наш вариант партии является одним из обычных.

Три пути

- Ну а будущее у меньшинственных партий Европы есть или нет? Что решила конференция?

- Резолюций научная конференция не принимала. В итоге панельной дискуссии, которую провела наш депутат Европарламента Татьяна Жданок, можно было сделать главный вывод - политика, как и природа, не терпит единообразия. Защита интересов национальных меньшинств не может быть сведена к одной модели.

В Европе и Америке есть по меньшей мере три разных способа участия меньшинства в политической жизни общества. Первый способ - индивидуальное членство меньшинственных политиков в общенациональных партиях, причем зачастую в правых. Более выгоден для меньшинственных политиков второй способ - создание своих структур в больших партиях (или при них) на основе региональных, этнических или языковых интересов. Так, при Республиканской партии США существует Национальная ассамблея испаноязычных, внутри германской ХДС - Турецкий форум, внутри Консервативной партии Соединенного Королевства - консерваторы Уэльса и Шотландии.

И, наконец, третий и наиболее распространенный способ выражения воли меньшинства - через собственные меньшинственные партии, которые со временем могут брать на себя некоторые функции общенациональных. Таким путем идут венгры в Словакии и Румынии, албанцы в Македонии, фризы в Нидерландах, поляки в Литве, шведы в Финляндии и русские в Латвии. На видимую перспективу эта картина останется неизменной вопреки всем безграмотным прогнозам наших противников.

- А что насчет русских Эстонии? Вы не упомянули наших соседей ни в одной из категорий.

- Развитие русских партий в Эстонии пошло по иному сценарию, чем у нас. Вначале эстонские русские в политике имели бурный успех, потом у них случился раздрай и дискредитация в глазах общества. История расставит все по местам, кто был более виноват - эстонские спецслужбы или русские политики. На сегодня реальность такова: сохранились две слабые русские партии, чье представительство в органах власти продолжает сокращаться. В то же время большинство русских голосует за Партию центра.

Есть у центристов и русские политики. Опять-таки на условиях индивидуального членства русские представлены еще в нескольких эстонских партиях. В сумме это дает понижение общего градуса антирусской риторики, более деликатное отношение к реформе русских школ и надежду на возвращение русского языка в официальный оборот в нескольких городах.

На конференции присутствовала генеральный секретарь центристов Кадри Муст. На мой вопрос, почему русские при их численности среди членов партии абсолютно не представлены в ее правлении, госпожа Муст сказала, что этнические эстонцы тоже способны представлять интересы меньшинств. Эта риторика мне живо напомнила «Латвияс цельш» периода его полураспада.

По моему убеждению, если тенденция второсортности русских внутри Партии центра не является временной, то тогда временным становится улучшение национальной политики в Эстонии. Для эстонских политиков проблемы национальных меньшинств по определению не могут быть приоритетом, а за потерю самостоятельности русским политикам придется дорого заплатить интересами своей общины.

Обещания защиты

- Со стороны это выглядит необычно - главная левая партия Латвии - ЗаПЧЕЛ участвует в конференции крупнейших правых партий Европы и Америки...

- Конференция носила не межпартийный, а сугубо научный характер. ЗаПЧЕЛ представляет академический интерес как пример сильной меньшинственной партии, находящейся в оппозиции. Участие в конференции позволило и нам сделать массу практических выводов.

Очень интересен вопрос о разнице в стартовых условиях между венграми Словакии и русскими Латвии. Эта разница предопределила выбор «общеевропейской крыши». Поскольку словацкие венгры - традиционное меньшинство, имеющее прочные крестьянские корни, то естествен был союз их партии с христианскими демократами. А вот русские Латвии - это в основном городское меньшинство, имеющее и традиционный, и новый компонент. Вопросы земли, возвращения собственности и власти в волостях не были главными в момент становления ЗаПЧЕЛ, что еще более отдалило нас от правых латышских партий.

Второе открытие - променьшинственные принципы в Европейской народной партии. Оказалось, что каждая из правых партий, вступающих в ЕНП, должна подтвердить, что она готова защищать национальные меньшинства своей страны. Получается, что из латышских партий такие обязательства на себя должны были взять и народники, и репшисты, и «священники». Взять-то они взяли, но это им не помешало продавливать неприемлемый для русского меньшинства закон об образовании, а также принять Рамочную конвенцию в изуродованном виде. Выходит, что наши правые не выполнили обязательств перед своими европейскими коллегами.

Становится понятной и разница в риторике между ТБ/ДННЛ, которые не вступали в ЕНП и, скажем, латвийскими народниками. Последние стараются быть более аккуратными в словах, так как в противном случае рискуют скомпрометировать себя в своей «европейской семье».

- Не появилось ли у вас желание примкнуть к столь мощной силе - к Европейской народной партии?

- Со всеми влиятельными европейскими партиями надо вести диалог. В том числе и с ЕНП. В будущем возможны разные коалиции, а европейские народники, как показала конференция, охотно идут на сотрудничество с меньшинственными партиями. Менять же сейчас свою «европейскую семью» на другую просто неразумно. У ЗаПЧЕЛ репутация прогнозируемой, последовательной партии, а репутацией мы дорожим.

В Европе мы сотрудничаем с альянсом региональных партий и с европейскими зелеными, которые являются тоже неплохой «европейской крышей». Отношение к ЗаПЧЕЛ в этой семье вполне коллегиальное. Думаю, что эта дружба со временем способна оказать влияние и на формирование правящей коалиции в Латвии.

Вопросы задавал Николай ВОРДЛОВ.«Час»

Комментарии


Осталось символов:  4124124