Главная страница - Архив - 2006


04.01.2006   Владимир БУЗАЕВ: «Мы превратили «Latvijas vēstnesis» в самое «антигосударственное» издание страны»

Итоги работы, сиречь активности депутатов Сейма, приведенные в таблицах, едва ли не сенсационны. Насколько они достоверны? Этот и другие вопросы мы задали депутату парламента от ЗаПЧЕЛ Владимиру Бузаеву.

 

- В век компьютеров и Интернета каждый сколько-нибудь значимый шаг народного избранника фиксируется. Исходный материал для анализа каждый из нас может найти на официальном сайте Сейма. На личной страничке депутата фиксируются, к примеру, темы его выступлений. Все выступления депутата по одному законопроекту засчитываются как одно очко.

С учетом законодательных инициатив несколько сложнее. Коллективные законопроекты, которые вносят несколько депутатов, учитывались как одно очко для фракции в целом. Индивидуальные поправки депутата к какому-либо законопроекту учитывались как одно его личное достижение и одно очко для фракции - независимо от количества поданных поправок.

К примеру, я в октябре подал очередные 9 поправок к закону «Об иммиграции». Они касались сразу нескольких тем: отмены языкового экзамена для соискателей вида на жительство; неаннулирования постоянного вида на жительство после десятилетнего «испытательного срока»; возможности объединения со взрослыми детьми не только для граждан, но и для неграждан; сокращения вдвое «испытательного» срока для воссоединяемых семей граждан, учета случая, когда родитель, воссоединяющийся с приезжающими в Латвию совершеннолетними детьми, умирает. Поправки были разработаны на основе десятилетнего личного и коллективного опыта оказания правовой помощи воссоединяющимся семьям с учетом сравнительного анализа иммиграционного законодательства полутора десятков стран. Тем не менее эта законодательная инициатива принесла и мне, и фракции одно очко.

- Неужто и вправду активность фракции ЗаПЧЕЛ так тотально превосходит активность всех остальных фракций?

- Да, но имейте в виду, что у фракций «позиции» есть Кабинет министров и отдельные министерства. Они в основном и поставляют парламенту «пищу» для законодательной деятельности. У оппозиции такого оружия нет, и она пользуется индивидуальными и коллективными депутатскими правами, предусмотренными регламентом. Поэтому и оказались в лидерах три оппозиционные фракции из четырех. Что же касается пассивности социалистов, то она объяснима лишь общей интеллектуальной слабостью подпитывающей их партии. А вот наше превосходство над Центром согласия - это новое слово в законодательной практике. Мы проводили специальное сравнение итогов весенней сессии 2005-го и сессии 2000 года, когда фракцией ЗаПЧЕЛ в VII Сейме руководили Юрканс и Урбанович. Активность ЗаПЧЕЛ «предыдущего розлива» была примерно такой же, как у Центра согласия сейчас.

- Простите, а вам не кажется, что вы толчете воду в ступе? Правящая коалиция законодательные предложения оппозиции отправляет прямиком в мусорную корзину...

- Я хотел бы сравнить свою работу и работу коллег Андрея Толмачева и Юрия Соколовского, чрезвычайно плотно занятых, соответственно, в Народнохозяйственной комиссии и Комиссии по делам госуправления и самоуправлений. В этих комиссиях, имеющих минимальную этническую окраску, они прекрасно ладят с партнерами из других фракций, и их предложения нередко воплощаются прямо в законодательные инициативы комиссий. Да и их индивидуальные предложения обретают силу закона гораздо чаще, чем, скажем, мои.

- Тем не менее по части инициатив именно вы исключительно плодовиты.

- Моя законодательная «плодовитость» объясняется малочисленностью фракции. Кроме своей, «правозащитной», комиссии я опекаю еще юридическую комиссию, комиссии по обороне и внутренним делам, социальную и бюджетную. Неоднократно, кстати, бывал на заседаниях упомянутых комиссий и защищал там поправки, внесенные от имени фракции. К примеру, на абсолютно русофобской комиссии по обороне, многократно лишаемый слова, умудрился все же добиться отклонения предложений двух крупнейших фракций позиции - запрета проведения факельных шествий и несогласованных с самоуправлением индивидуальных пикетов.

А мои личные предложения многократно отклоняют. Я вношу их повторно, и потом нередко их принимают под чужим именем. Как это было, к примеру, 22 декабря с поправками к Административно-процессуальному кодексу. Формально текст уже принятых поправок - допустить не только присяжного адвоката, но и любое другое лицо в качестве защитника по административным правонарушениям - принадлежит министру юстиции. В действительности же это моя инициатива, навеянная десятками судебных процессов над активистами Штаба защиты русских школ (о чем я, разумеется, героически молчал).

Принципиальные же предложения этнического характера, вроде отмены того или иного ограничения для неграждан или русского языка, конечно, не проходят. Но мы таким образом озвучиваем доктрину ЗаПЧЕЛ и защищаем ее с парламентской трибуны. Вы обратили внимание, что в числе самых активных ораторов Сейма - четверо депутатов нашей фракции? Убери нас оттуда, и в прямом эфире латвийского радио звучало бы исключительно мнение тэбэшников. Вам этого хотелось бы?

- Однако ваши выступления вынуждено публиковать и официальное издание «Latvijas vēstnesis»?

- (улыбается «в усы»). Да, из-за чего оно в некотором смысле превратилось в самое «антигосударственное» издание страны. Вообще же тот факт, что в десятке лучших ораторов Сейма оказались пятеро русских - это наш своеобразный вызов и ограничению русского языка, и публичному объявлению нас «недочеловеками».

- Все, о чем вы думали и что предлагали, пригодится, надо полагать, если в будущем ЗаПЧЕЛ войдет в правительство.

- Разумеется. Кстати, два года я был председателем правящей фракции в Рижской думе, и многими нашими тогдашними начинаниями до сих пор успешно пользуется выигравшая выборы 2005 года партия «Яунайс лайкс». Флаг, как говорится, им в руки. Но посмотрим, что будет через год.

Комментарии


Осталось символов:  4124124