Главная страница - Архив - 2006


04.01.2006   Гуляй, Рига!

Ни погодные, ни политические, ни экономические катаклизмы не мешали рижанам 100, 80 или 50 лет назад от души веселиться в новогоднюю ночь. Причем очень многие горожане предпочитали встречать Новый год не дома...

 

В мороз

105 лет назад Рига выглядела перед Новым годом необычно. Возчики переправляли пассажиров через Даугаву на удобных санках, в центре города горели костры. Не удивляйтесь. В 1900 году декабрь выдался морозным, и когда столбик термометра достиг минус 19, городской полицмейстер приказал жечь костры на перекрестках, чтобы каждый рижанин мог при желании подойти и погреться.

Несмотря на мороз, на Двинском рынке на берегу Даугавы было многолюдно. Около 800 продавцов предлагали свой товар. Чего здесь только не было: деликатесная семга по 70 копеек за фунт, молочные поросята, рябчики (рубль за пару), рождественские гуси по полтора рубля. Впрочем, простой народ чаще останавливал свой выбор на дешевой еде: на миногах (7 штук за 10 копеек), соленых огурцах (3 штуки за 2 копейки), телятине по 10 копеек за фунт. Предлагались и другие лакомства: белуга, тетерева, фазаны, куры...

Итак, рижанам было что поставить дома на праздничный стол. Но многие из них все-таки встречали Новый год вне дома. Популярностью пользовалось проведение новогодних елок. «Елки», кстати, были семейными. Не только для детей, но и для взрослых. К примеру, в русском клубе «Улей» сначала давали детский бал, с танцами, подарками, представлением фокусника. Затем детей отправили спать, а взрослые веселились уже до 4 утра.

Еще одна примета того времени - елки для рабочих. Вот какой праздник организовал для своих сотрудников рижский казенный винный склад. На елку пришли более 200 рабочих и работниц. Мужчинам предложили по чарке водки, затем угощали пивом. Дамам наливали пиво и лимонад. Для всех были приготовлены сласти. Танцы длились до 11 вечера. Празднество было не столь шикарным и долгим, как в «Улье», зато бесплатным.

 

В потоп

«Наводнение в Риге!» - заголовки местных газет 80-летней давности. В канун Нового года в городе неожиданно пошли мощные ливни. Они смешались с тающим снегом и землей. «Много наводненных улиц превратились в непроходимое болото, в котором грязь зачастую достигала колен», - писала газета «Сегодня». Она же отмечала, что от великолепного катка на Эспланаде осталось лишь огромное озеро, окруженное снежным валом.

Хотя рижское «наводнение» были слезами по сравнению со стихийными бедствиями по всей Европе. В Англии ветер валил деревья, обрушил флигель в одной из больниц, где погибли 11 человек. В Харькове из-за наводнения было прервано уличное движение. Немецкий Кельн стихия оставила без электричества…

Столица Латвии, несомненно, отделалась легким испугом. Несмотря на потоп и запрещение пить в ресторанах после 10 вечера, Новый год в 1925 году встретили весело. Рестораны были переполнены, а то, что люди прибывали в бары, кабаре или кафе мокрыми до нитки, лишь веселило собравшихся.

В полночь зазвенели колокола Христорождественского собора, созывая православных на службу. Такая была традиция - тысячи рижан встречали Новый год в церквах.

 

В год кризиса

Казалось бы, уж в декабре 1930 года большинству рижан должно было быть не до веселья. Город столкнулся с невзгодами посерьезнее дождя или мороза. Вся Европа переживала так называемую «великую депрессию» - самый мощный экономический кризис за весь ХХ век. По Риге прокатилась волна банкротств, безработица достигла рекордного уровня. Думаете, это остановило рижан отказаться от излишеств? Нет, только не в Новый год. 2 января 1931 года один из рижских журналистов иронизировал: «Если о благополучии населения Риги судить по тому размаху веселья, которое наблюдалось в новогоднюю ночь, то несведущий в рижских делах чужестранец подумает, что наша столица и ее население - самые беззаботные люди в Европе». Даже в рестораны, по сообщениям газет, попали не все желающие.

Высокопоставленные чиновники тоже веселились в своем кругу. Президент Алберт Квиесис отправился на бал в Офицерский клуб. Там же были министры, генералы, парламентарии. Хотя этот клуб считался не самым респектабельным в Риге. Кафе - вот место, где можно было повысить свой престиж, отметив здесь Новый год. Празднование в «Отто Шварц», по сообщению газеты «Сегодня», прошло изысканно и в «спокойном настроении». Иначе и быть не могло. Сюда приехали крупные фабриканты, богатейшие купцы. Короче олигархи, выражаясь современной терминологией. Они в то время больше ценили солидность, нежели экстравагантность.

Совсем иная атмосфера царила в кафе «Парнас». Там собиралась богема. Там веселились так, что даже столы ломали. Не было свободных мест и в ресторане Верманского парка. Обычно здесь собирались гурманы, считавшие главной ценностью любого ресторана хорошую кухню. Но в новогоднюю ночь в виде исключения здесь не только пели, но и танцевали, а ансамбль играл джаз.

Писатели, художники, журналисты собрались в обществе «Ресурс». Что примечательно, наряду с латышами, в «Ресурсе» были и русские, а тосты произносили на двух языках.

Многие русские интеллигенты праздновали Новый год… в театре. Сначала собравшиеся посмотрели спектакль по пьесе советского писателя-сатирика Михаила Зощенко «Уважаемый товарищ». За полчаса до полуночи спектакль закончился и зал преобразился за несколько минут. Вместо кресел появились столики с бутылками, зрители пили вместе с актерами (запрет пить в общественных местах после 10 вечера был уже отменен), известный артист Юровский играл на барабане, специально приглашенные в театр темнокожие иностранцы в русском стиле танцевали чечетку…

 

При диктатуре

В декабре 1935 года в Латвии не существовало ни Сейма, ни политических партий, ни свободы прессы. Газеты почти ежедневно славили вождя - Карлиса Улманиса. Все это наложило отпечаток и на празднование Нового года. В новогоднем радиообращении к народу президент ЛР Алберт Квиесис (через несколько месяцев Улманис отправит его в отставку и совместит вакансии премьер-министра и президента) говорил почти полчаса, рассказывая, каких достижений страна добилась после переворота. То была скорее политинформация, нежели новогоднее поздравление.

Но многие рижане Алберта Квиесиса просто не слушали. Начиная с 10 вечера горожане спешили в рестораны, кабаре, клубы. Газета «Сегодня» не без гордости отмечала, что в кафе «Отто Шварц» веселились и русские.

Русская публикана на Новый год арендовала «самый латышский» дом Риги.

В Белом зале Рижского латышского общества шел спектакль, а затем столы, закуска, словом, все по сценарию пятилетней давности... На всех рижан мест в ресторанах, кафе, барах и многочисленных кабаре в городе, конечно же, не хватило. Но им все равно не сиделось дома. В полночь часть горожан вышла на улицы. Жгли бенгальские огни, пускали ракеты и даже стреляли из револьверов. Особенно сильную стрельбу устроили в Латгальском предместье. Некий Язеп даже прострелил из револьвера телефонный провод.

Заметим, что стрельба в новогоднюю ночь была к тому времени старой латвийской традицией. Еще в 19 столетии 31 декабря в полночь рижане открывали огонь. Но постепенно власти все энергичнее стали бороться с этой новогодней привычкой. В 1935 году в городе нельзя было не только стрелять, но и запускать ракеты. Правил страной диктатор. Казалось бы, с такой властью шутки плохи. Однако многие рижане игнорировали опасность быть наказанными и праздновали Новый год так, как того желали.

Комментарии


Осталось символов:  4124124