Главная страница - Архив - 2005


26.12.2005   Третья альтернатива,

От редакции

Эту статью прислал Павел Тюрин, доктор психологии, ассоц. профессор Балтийского Русского института, действительный член Международной Академии гуманизации образования (Германия) и Российской Академии педагогических и социальных наук. Речь идет о том, как можно попытаться преодолеть межнациональное противостояние. Предложения автора несколько неожиданны, почему мы и приглашаем читателей к дискуссии.

 

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле; злословящий отца или мать смертию да умрет

(Исход. 20,12; 21,17)

 

Предстоящие в следующем году парламентские выборы, как всегда, опять поставят многих избирателей перед непростой дилеммой: с кем быть? У большинства партий отличия столь минимальны, что разобраться в них даже достаточно образованному человеку очень непросто. Это вынуждает избирателя обращаться ко вполне очевидным отличительным признакам. Выборы у нас происходят по этническому принципу, но тех, кто хотел бы голосовать, исходя из рациональных и прагматичных соображений, останавливает именно эта поляризация партий по этническому признаку. Люди справедливо полагают, что при таком состоянии общественного сознания национальный знаменатель все равно сведет любые разумные доводы к нулю. Поэтому, с какой стороны ни посмотри, сегодня у нас реально только два пути – к «отечеству и свободе», на котором непоколебимо должен стоять настоящий патриот (это в основном для «настоящих» латышей), - или «за права человека», которые должен отстаивать каждый подлинный гуманист (это в основном для так называемых русских).

Но как быть людям или с двойной национальностью (для простоты изложения, скажем условно - латышской и русской)? А таких в Латвии очень много. Для смешанных семей выбор между двумя предложенными альтернативами становится мучительной проблемой. Это люди со «сложной этнической идентичностью», а их представителей принуждают к выбору, которого у нормального человека, по сути, нет. Точнее, не должно быть, ведь не может же он, как в детстве, отвечать на провокационный, ставящий в тупик, вопрос: «Кого ты больше любишь - маму или папу?» Вопрос, как принято говорить, некорректный, а с психологической точки зрения, недопустимый. Он любит и того, и другого. Наиболее адекватный ответ в подобных ситуациях должен быть таким: «Я горжусь тем, что моя мать латышка, и я горжусь тем, что мой отец русский». И поэтому нередко можно наблюдать, что они в общем-то с интересом, а иногда и с удовольствием воспринимают оба лозунга: «Латыш, не сдавайся!» и «Русские идут!». Противостояние тех и других позволяет им балансировать между крайностями в расчете, что этому когда-нибудь все-таки придет конец. Единство же, которое сейчас нам предлагается, значило бы потопить свою идентичность в идентичности другого, быть подавленным ею и, как следствие, восприниматься и другими, и самим собой как ущербная личность.

 

Разрез или шов?

Люди с биэтнической идентичностью обладают психологическими особенностями обеих групп, осознают свое сходство с ними и обладают бикультурной компетентностью. По мнению антрополога Д. Беннета, в полиэтническом обществе наиболее благоприятна для человека именно биэтническая идентичность. Она позволяет органично сочетать разные ракурсы восприятия мира, овладевать богатствами каждой из культур без ущерба для ценностей другой, и такой человек часто становится «посредником между культурами». Н.Н.Берберова, писательница и литературный критик, профессор Принстонского университета, армянка по отцу и русская по матери, в своей «Автобиографии» написала: «Я давно уже не чувствую себя состоящей из двух половинок, я физически ощущаю, как по мне проходит не разрез, а шов. Что я сама есть шов. Что этим швом, пока я жива, что-то сошлось во мне, что-то спаялось, что я-то и есть в природе один из примеров спайки, соединения, слияния, гармонизации, что я живу недаром, но есть смысл в том, что я такая, какая есть: один из феноменов синтеза в мире антитез».

Как утверждает выдающийся представитель гуманистического направления современной психологии Дж. Бьюдженталь, в действительности, никто не может определить свою идентичность – мы являемся потенциально существенно большим, чем то, что осознаем сегодня. Подлинная человеческая идентичность – это не только нечто естественное или данное от рождения, а постижение истины, ведущей к вершинам духовного совершенства и подчиняющей все поведение личности.

 

Всегда чужой в среде своих

В этнопсихологии отмечено, что позитивная этническая идентичность может быть различной интенсивности. В своей крайней форме она представляет собой «этническую гиперидентичность», которую отличают стереотипы и нетерпимость к иным этносам. В обществе, где нейтрально относятся к этнической принадлежности человека, люди с двойной национальностью обычно стараются в равной мере проявлять интерес к обеим национальностям, к которым лично причастны. Во враждебно поляризованной этнической среде им часто приходится защищать себя от нападок с двух сторон. Такой человек, несущий в себе, например, русскую и латышскую национальности, кем бы он себя ни осознавал, в латышской среде будет считаться русским, в русской – латышом, и он всегда оказывается «чужим в среде своих»... Многие не раз замечали, что такой человек, оказываясь в моноэтнической среде, может быть даже не стесняясь одной из своих национальностей, все-таки предпочитает не распространяться о деталях своего происхождения. А когда окружающие узнают «правду», то кто-то реагирует на это косыми взглядами, кто-то скованностью, боязнью сказать что-то, что заденет чувства «двуполюсного» человека. В такой ситуации нередки провокационные реплики по адресу его «чужой» национальности, проверки - мол, окончательно ли ты «очистился» от своего «родимого пятна», действительно ли ты близок нам?

Это означает, что большинство из нас потенциально подвержены агрессии с обвинениями в национальной неоднородности и нестерильности (по крови, произношению, по фамилии, по недостаточной «расовой чистоте» супруга и другим проявлениям «нелояльности») со стороны тех, кто проявляет этническую гиперидентичность (национал-радикалов). Те, кто сейчас отмалчиваются, кто индифферентно или лояльно относятся к выходкам националистов (те же Кирштейнс, Шлесерс, Пантелеевс, Макаровс, Добелис, Паулс и т.д.), рассчитывают, что это убережет их кровожадности ревнителей «латышскости». Это заблуждение - они всегда останутся под подозрением.

Установлено, что с особым азартом за чистоту рядов по национальному признаку выступают те, кого называют индивидами с маргинальной этнической идентичностью. Как правило, они чаще оказываются замечены в преувеличенном стремлении к моноэтнической идентичности с чужой этнической группой. Мало того: чтобы ни у кого не возникло сомнений, что они бесповоротно отреклись от своего отца или матери, они преувеличенно четко декларируют свою приверженность тому этносу, который имеет доминирующее положение в обществе. А чтобы никто не упрекнул их в скрытых симпатиях и неискренности, демонстрируют повышенную агрессивность в своих негативных установках к «прилипшей» к ним национальности.

 

Не ждать, пока крайности сойдутся?

Существование двух общин в Латвии очевидно, как очевидно и то, что интеграция, понимаемая как ассимиляция, бесперспективна, да и просто невозможна. Отсюда вывод: если не ждать, когда крайности сойдутся и аннигилируют друг друга, то гражданам из семей смешанных национальностей надо создать свою политическую партию как третью альтернативу или предложить включить ее идеологические установки в программу какой-либо из уже существующих партий. Поскольку именно в их семьях осуществляется на практике, в жизни, а не на словах и в декларациях, действительная интеграция национальностей Латвии. Уже одно то, что наши мать и отец приняли друг друга в свою жизнь, означает взаимное признание ими достоинств друг друга. Никто из детей в этих семьях не может, не впадая в непростительный грех предательства и неблагодарности к своим родителям, отказаться от кого-либо из них. Твои родители сделали свой выбор в пользу друг друга - и только поэтому ты существуешь на свете. Людям из смешанных семей из принципа – буквально генетического принципа - чужда национальная неприязнь, проявляемая в какой бы то ни было форме. Они объективно и стабильно на стороне человеческих прав. Их благожелательность и способность испытывать родственные, дружественные чувства особенно прочны не только по причине их воспитания, не от избытка щедрости и широты души, не только по убеждениям (которые, как известно, могут меняться), а именно в силу их родословной.

Актуальность и своевременность выработки третьей альтернативы усиливает непрекращающаяся активность национал-радикалов, что подтверждает, в частности, вынесенный на рассмотрение в Сейм партией «Тевземей ун Бривибай» Проект изменений в Закон о гражданстве, основные идеи которого, по-видимому, соответствуют этнической гиперидентичности.

Чтобы никогда впредь не возникала необходимость бесчеловечного выбора «или-или» – с латышами или русскими, - главной установкой должно стать безоговорочное признание: контакты латышей с русскими, с русской культурой оказывали, по преимуществу, благотворное влияние. И контакты местных русских с латышами, с латышской культурой оказывали на них, по преимуществу, благотворное влияние. Со всей определенностью нужно заявить, что в современном мире смешанные по национальному составу семьи становятся нормой, а их дети – это самые верные и гуманные хранители ценностей каждой национальности. Если не начать с этого, то под завесой решения якобы чисто экономических или социальных проблем снова будет продолжаться выяснение отношений латышей с русскими, а насущные реальные проблемы опять останутся второстепенными.

На пьедестале статуи Свободы в Нью-Йорке начертан призыв Эммы Лазарус к Старому Свету:

Отдай мне своих усталых и бедных;

Они задыхаются в толпах огромных,

Подобны обломкам, усеявших берег.

Пошли ко мне гонимых бездомных –

Мой свет введет их в золотые двери.



Эти строки могли бы стать девизом Третьей Альтернативы.

Комментарии


Осталось символов:  4124124