Главная страница - Архив - 2005


28.01.2005   Кандидаты в депутаты от ЗаПЧЕЛ – в центре внимания прессы

 

Этика железной леди
 В жизни получается иначе - в школе конфликты, и о тонкости и радости приходится забыть, если не сложились отношения с директором. Процесс осознания же превратится в пытку, как это случилось с учителем Арнольдом Игнатьевичем  Ганулевичем.
 

Страшно далеки от человековедения «уроки» Людмилы Осиповой - директора и преподавателя этики олайнской средней школы № 2...

Если этику рассматривать как предмет воспитания, то его основная задача - включение ребенка в последовательный процесс осознания, усвоения норм нравственной жизни людей. И этот процесс человековедения важно сделать желаемым для детей, не навязчивым и не догматичным, а тонким, радостным, живым, творческим и деятельным.

Из литературы по этике.

...Симпатичный, совсем седой человек сидит передо мной и без конца вытирает слезы. За последние три месяца он несколько раз был вынужден брать больничный: сердце болит, скачет давление. И хоть говорит, что терять ему нечего, Арнольд Игнатьевич просит меня:

- Спросите у директора - понимает ли она, что конфликтов между нами можно было избежать?

Первое знакомство

Арнольд Игнатьевич работает в Олайне с 2002 года, но и прежняя биография связана у него со школой. После окончания Лиепайского пединститута вел начальные классы. Шесть лет директорствовал. В новой школе ученики его сразу полюбили.

Представьте, когда знакомился с классом, где стал восьмым (!) по счету руководителем (все от этих ребят отказывались), приготовил ученикам кофе, а потом предложил рассказать друг другу о себе. Хитрецы, услыхав, что в армии учитель был строевым запевалой, заявили:

И он спел «Смолк давно соловушка»... В дальнейшем кофейно-музыкальные паузы на уроках трудовика стали обычным явлением.

- К сожалению, ребята плохо знают русские народные песни, - переживает учитель труда. - А ведь в них звучит родной - материнский - язык! Вот и пою я им.

Одним словом, с ребятами все было очень-очень хорошо!

Тропа здоровья

Школьные помещения, правда, под уроки труда не годились. Как ни старались учитель с ребятами приспособиться - расширили мастерские, освободив их от хлама, сделали инструменталку, восстановили пятнадцать слесарных верстаков, все равно здесь было и тесно, и пыльно.

- Но я не сетовал, а искал выход, - рассказывает Арнольд Игнатьевич. - Дети относились с пониманием. Я ведь им не приказывал, а просил: помогите... Два года в этих условиях прожили - с нарушением техники безопасности по пятнадцати пунктам. Директор не помогала, но и претензий ко мне у нее не было.

А потом Арнольд Ганулевич придумал проект «Экологическая тропа здоровья», под который Олайнская дума выделила школе 400 латов. Идею все приняли на ура. Во-первых, теперь уроки труда могли проходить на открытом воздухе - предстояло очистить тропу, ведущую в лес, и установить на ней спортивные снаряды и скамейки. Во-вторых, для горожан польза - пусть себе гуляют с детскими колясочками, наслаждаясь чистотой и удобством. В-третьих, школьники впредь будут иначе относиться и к природе, и к чужому труду... В апреле в лесу зазвенели пилы, застучали топоры. А учитель тем временем разрабатывал второй этап проекта - новые спортивные сооружения. Дума перечислила очередную сумму.

...И топор войны

Но в новом учебном году директор повела себя принципиально по-новому. Вдруг издала ряд указаний и письменно предупредила Ганулевича - строить тропу во время уроков запрещается...

- В том году можно было, а в этом нельзя? - недоумевает учитель. - Я после этого заболел. А когда вернулся, дети напомнили об обещанной осенней экскурсии. По причине моей болезни они единственные никуда не ездили. Поездка уже была оплачена. Я договорился с завучем об изменениях уроков в расписании, убедился, что внесены. Положил маршрутный лист на специальную полочку. И на следующий день мы отправились на вокзал.

Вдруг звонит директор: «Почему не на работе? Возвращайтесь в школу!» Ганулевич вернулся уже после экскурсии. От него потребовали объяснительную за прогул! И снова невыносимый тон, нежелание слушать и фраза-приговор:

- Если я не устраиваю вас как директор, можете писать заявление!

...В класс он вошел не похожий на себя. Медсестра измерила давление и посоветовала постельный режим. А директор начала расследование - потребовала от ребят написать, знали ли они о дне экскурсии или же нет. Они, решив, что учителя хотят увольнять, тут же собрались на стихийный митинг протеста. С письменным прошением (прилагается), где стояло около восьмидесяти подписей: «Мы, ученики олайнской школы № 2, просим вернуть учителя Арнольда Игнатьевича на рабочее место».

С тех пор директор общается с Ганулевичем одним способом - пишет распоряжения, акты, выговоры. Удобряет почву для увольнения? Похоже. Выходит, Осиповой все равно, как чувствуют себя уже немолодой учитель и обожающие его ученики.

Белорусский сын латышского народа

Так в шутку называет себя Арнольд Игнатьевич. По национальности он белорус. Родился и вырос в Латвии. Во время войны годовалым ребенком, разлученный с матерью, попал в фашистский концлагерь... До сих пор на руке шрам от удара надзирательницы. Отец его погиб, защищая Ленинград. В автоаварии Арнольд Игнатьевич потерял жену и дочь. Долгие годы жил один. А потом два чужих неустроенных паренька, у которых преподавал, пришли к нему домой и заявили: «Хотим с вами жить и называть дедушкой». Один русский, второй латыш... Четыре года они вместе. Дедушке хочется успеть поставить внуков на ноги.

Госпожа Осипова, наверное, не знает этих «мелочей». Иначе бы помогла человеку - подписала бы, например, просьбу Ганулевича, который живет с ребятами в общежитии, о выделении ему служебной квартиры. Олайнская дума ждала только росчерка ее пера. А Людмила Анатольевна не то что пером - и бровью не повела. Ну да ладно. В тесноте, но не в обиде живет эта необычная семья. Только бы Людмила Анатольевна сменила гнев на милость.

Куда там! Ведь «этот Ганулевич» еще и посягнул на святое: опорочил честь школы, выступив на родительской конференции в Доме Москвы, куда его пригласил депутат Сейма Андрей Толмачев. Речь на конференции шла о реформе русского образования. Как относится к идеям реформаторов учитель

труда, который поет для пацанов русские народные песни, понятно без слов. Но Ганулевич еще и вслух, с трибуны, озвучил свое отношение. В виде семи убедительных тезисов. Суть которых давно известна людям здравомыслящим: школьная реформа не продумана и не нужна.

Арнольда Ганулевича вызвали на ковер. Хором в пять-шесть особо звонких голосов - от имени русской школы - заклеймили.

- Теперь и за ребят моих взялись - может, класс даже расформируют, - говорит Арнольд Игнатьевич. - За 43 года работы впервые встретил директора, который даже не пытается искать подхода к людям. Только кричит и требует...

А что директор

Сразу после встречи с учителем звоню в школу. Секретарь:

- Директора нет и не будет. Звоните завтра с восьми до шести.

Назавтра слышу снова:

- Нет и не будет.

Еще через день, уже под вечер, трубку берет госпожа Осипова. Объясняю, что хотела бы услышать ее комментарий по поводу конфликта с учителем Ганулевичем.

- Это его видение, - резко звучит в ответ. - Не так все просто.

Эту же школу окончил депутат Сейма Андрей Толмачев. Здесь работает его жена и учится дочь-второклассница.

Вот что сказал «Часу» депутат:

- Олайне более чем наполовину русскоязычный город, и давления на русскую школу здесь нет. Директор могла бы сделать все, чтобы в школе качественно преподавался латышский. Но она не спешит. В классе, где учится моя дочь, менее 26 человек. И потому, объясняет родителям Осипова, инструкция не позволяет разделить его на две группы. Родители не раз просили об этом - ведь чем меньше группа, тем выше знания языка. И сделать это можно. Но тут вопрос приоритетов: либо научить детей госязыку в русской школе, либо перевести обучение преимущественно на латышский...Что выгоднее для карьеры директора?

И еще факт: Штаб защиты русских школ - он начал работать здесь в прошлом году с моей помощью - был по сути подпольным: директрисе кто-то стучал! А она, преподаватель этики, поощряла доносительство среди детей. Дошло до того, что крепкие ребята переставали доверять друг другу...

Арнольд Игнатьевич Ганулевич - человек с позицией. . Его в городе уважают.

Может быть, потому у него и проблемы с директором, что они полные противоположности? Ганулевич вправе обратиться с жалобой в трудовую инспекцию. А Осипова... сегодня она на коне, а завтра... За последние четыре года она третий по счету директор в этой школе.

На войне как на войне

Когда материал уже был подготовлен к печати, в редакцию позвонил Арнольд Игнатьевич. Вот что он рассказал:

- В среду, 26 января, я вышел после болезни в школу и был сразу вызван в кабинет директора. Меня обрабатывали сорок минут, упрекая и за то, что посмел обратиться в вашу газету. Поставили в известность, что часть класса расформирована, а я лишен классного руководства. Думаю, теперь директор загубит и второй мой проект, посвященный ветеранам Великой Отечественнной войны. А я так мечтал свозить ребят на Курган дружбы, чтоб показать им живых героев...

Кстати

В последние месяцы «Час» несколько раз выступал в защиту учителей, которым достается от директоров. За то, что имеют свое мнение, за то, что не прогибаются, за то, что защищают свой язык и родную культуру. Тревожная тенденция...

 «Час»ht

Комментарии


Осталось символов:  4124124