Главная страница - Архив - 2005


24.01.2005   Жертвы собственного безволия, или Почему две нуждающиеся в объединении партии не смогли придти к консенсусу

Событием последней недели стало решение партий «Новый центр» и Народного согласия все же не формировать общий список на выборах в Рижскую думу. В предшествующие дни в прессе появилось несколько убедительных статей, обосновывавших необходимость альянса, да и рейтинги обеих партий красноречиво свидетельствуют о серьезной опасности не пройти 5-процентного барьера для каждой из политических сил.

 

«Новый центр» Сергея Долгополова, кажется, все понял: был назначен внеочередной съезд партии. Такие затратные мероприятия не проводят обычно, чтобы дать отрицательный ответ – для последнего хватает телефонного звонка.

Причина, по которой не удалось достичь согласия, смехотворна: якобы времени не хватает. Когда обе партии вместе претендуют на 5-6 мест, которые могут занять от силы 10-12 человек, вопрос, кто будет в списке 25-м, а кто – 42-м не имеет никакого значения. Да и принцип объединения очевиден: ПНС дает свой бренд, а Долгополов – людей, потому что у «Согласия» нет серьезных кандидатов, а у новоцентристов – узнаваемого названия.

Эта неспособность в критический момент принять быстрое, пусть трудное, зато спасительное решение внушает серьезные сомнения в дальнейших перспективах обеих партий, которые до сих пор вели себя с тактической точки зрения, мягко говоря, неубедительно.

 

С кем не бывает?..

 

Начнем с Яниса Юрканса и его партии. Ясно, что разрушение ЗаПЧЕЛ после выборов 8 сейма было его стратегической целью, и он всерьез надеялся в качестве компенсации получить места в правительстве. Тут он жестоко ошибся, но – с кем ни бывает. Но почему он не предложил социалистической партии, чтобы та шла с ним единым списком на выборах в Европарламент? Именно голосов социалистов, которым давно уже ничего не светит, не хватило тогда для преодоления 5-процентного барьера.

А зачем было исключать из партии Долгополова? Тот, разумеется, вел себя нелояльно, и, очевидно, выжидал удобного момента, чтобы уйти. Уверен – выжидал бы до сих пор, если бы его не подтолкнули. И не было бы теперь этих унизительных призывов вернуться назад в лоно родного «Согласия».

А как выглядит решение самого Юрканса идти в Рижскую думу? Еще недавно он стоял во главе объединения, получившего четверть мест в Сейме. У Путина в кабинете сидел, о чем наша президент только мечтает. Министром иностранных дел служил… Можем мы себе представить, что Колин Пауэлл завтра будет баллотироваться в вашингтонский муниципалитет да еще с весьма неясными шансами? Нынешний жест Юрканса можно трактовать только так: песенка у партии спета, а товарищу до пенсии еще 4 года осталось – как раз на срок полномочий Рижской думы.

 

С бору по сосенке

 

Еще невнятнее ведет себя Долгополов. ПНС выходит из ЗаПЧЕЛа, а один из ее тогдашних лидеров – категорически против. Казалось бы, хлопни дверью, обратись к избирателям: «Народ! За мной!». И вот уже Сергей Леонидович не просто популярный вице-мэр Риги, а лидер русскоязычной общины, в трудный момент спасший ее от раскола….

Дальше – больше. Зачем было фрондировать в ПНС, если ты не готов уйти? Почему сразу после исключения не начать создавать свою партию, чтобы успеть раскрутить ее до выборов? Почему эта партия трижды меняла название? Зачем собирать в нее людей с бору по сосенке, не заботясь о том, получится ли привлекательная для избирателя команда? Наконец, сейчас: как можно при рейтинге в 3 процента отвергать протянутую руку?

 

Импульсивность и инертность – две стороны одной медали

 

Меньше всего мне хочется, что эти горькие упреки воспринимались бы как злорадство конкурента. На самом деле ситуация трагическая: два политических лидера нелепейшим образом растрачивают авторитет. Конечно, авторитет этот создан не только их собственными усилиями. Как и любые другие политические фигуры, Юрканс и Долгополов – плод упорного труда наших политтехнологов. Тем более непростительны нынешние действия обоих политиков.

Точно так же грустно бывает наблюдать, когда разрушает свою личность водкой талантливый человек. Казалось бы, все ему дано – а не может удержаться от выпивки. В этом случае, мы обвиняем алкоголика в безволии.

Убежден, что это обвинение необходимо предъявить и в рассматриваемом случае. Дурацкая импульсивность одного политика и поразительная инертность другого прямо вытекают из идейных установок их партии. Это безволие, возведенное в принцип, объявлено высочайшей мудростью, хотя базируется всего лишь на стремлении подчиниться обстоятельствам и не пытаться переломить судьбу.

 

Конкуренция лучше монополии

 

Между тем у ЗаПЧЕЛа, в отличие от его конкурентов, именно сильная воля является одним из главных положительных качеств. Как трудно было объединению, когда из 25 человек во фракции Сейма осталось только 4! Но прошло всего два года, и как разительно изменилось соотношение сил.

Сегодня я часто слышу такие рассуждения: очень плохо, что на этих выборах русские силы так раздроблены, что многие представляющие нашу общину партии не преодолеют барьера. И что, к счастью, это в последний раз. В будущем партии, неспособные добиться успеха, сойдут с политической арены, и ЗаПЧЕЛ, как в 2001-2002-м годах, будет для русского избирателя Латвии «наше все».

Думаю, что это слишком упрощенный подход. Конечно, партиям Журавлева-Рубикса-Гаврилова давно пора в политическое небытие. А вот спрос на трусоватую, соглашательскую позицию в нашей общине пока что существует, хотя и постоянно сокращается. Значит,  желательно, чтобы существовала и партия, которая эту позицию озвучивает: конкуренция всегда лучше монополии. Только сумеет ли вялая в программных установках партия активно вести себя в политической борьбе? 

Комментарии


Осталось символов:  4124124