Главная страница - Архив - 2004


27.12.2004   Три подхода ЕС к иммигрантам из «третьих стран»

Всесоюзный конкурс художественного вранья

 

В Европейском Союзе существуют три подхода к притоку иммигрантов из «третьих стран». Распределение сторонников этих подходов не совсем совпадает с лево-правым партийным раскладом.

 

Первый подход – ханжеский. Его сторонники до сих пор предпочитают рассматривать прибывающих иммигрантов в рамках древней теории «политического убежища». Убежище в идеале должно предоставляться лицам, которым в их собственной стране грозит смерть или издевательства по причине отличия их политических взглядов, национальности или религии от принятых официально. Существует еще и так называемый «альтернативный статус», который предоставляется людям, бегущим от военных действий или от смертной казни в своей стране, назначенной в качестве уголовного наказания. 

 

На самом деле из ежегодно прибывающих в Европу сотен тысяч иммигрантов лишь несколько процентов действительно нуждаются в укрытии – это некоторые реальные беженцы из раздираемых гражданскими войнами стран Центральной Африки, жертвы религиозных репрессий из Ирана, противники репрессивных режимов стран Центральной Азии и Северной Кореи. Подавляющее большинство «беженцев»  – это классические искатели лучшей жизни, или экономические мигранты. Доминирование ханжеского подхода долгие годы заставляет этих людей врать и  притворяться политическими страдальцами. Скажем, по Европе ждут решения своей участи тысячи «минских милиционеров», отказавшихся якобы разгонять антилукашенковскую демонстрацию. На самом деле таких милиционеров было не более десятка. Тысячи арабов выдавали себя за жертв Саддама Хусейна, тысячи кавказцев выдают себя за жертв российской армии в Чечне, тысячи латвийцев – за жертв физического насилия латышского государства. Автору приходилось читать заявления наших соотечественников на предоставление статуса беженца в Великобритании. Содержание этих бумаг вызывает смешанное чувство брезгливости и возмущения – молодые ребята подробно описывают одну и ту же историю их многолетнего избиения  полицией и на дому за героическое членство в русских общественных организациях. Так врать наших ребят заставляет ханжеская система «политического убежища». В Лондоне вранье латвийцев уже не срабатывает, однако в целом по Европе до двух третей «страдальцев» не нытьем, так катаньем все же получают статус беженца или «альтернативный статус» (жертв военных действий). А это уже легальная основа для ПМЖ, натурализации и последующего перетаскивания в Европу родственников.

 

Кроме пресловутого «беженства» и воссоединения семей в Западной Европе работает еще один эффективный иммиграционный насос – это облегченные правила въезда и проживания для граждан бывших колоний. Чувство вины перед некогда порабощенными народами, а также некая бережливость (сохранение на всякий случай эксклюзивно добрых отношений с бывшими колониями, с тем, чтобы пользоваться поддержкой их правительств в глобальной политической игре), заставляет европейцев покорно принимать расплату за колониализм в виде бесконечного потока разноцветных переселенцев.

 

Понаехали тут, понимаешь…

 

Второй подход к проблеме иммиграции –  консервативный. Его сторонники говорят, что Европа должна оставаться «европейской» - в расовом и культурном отношении. Сторонникам этого подхода уже глубоко наплевать на необходимость спасения реальных жертв людоедских режимов, на колониальные преступления и на святой принцип воссоединения семей. Консерваторы считают, что процесс переселения в богатую Европу становится лавинообразным и неуправляемым, разрушает привычные стандарты жизни, грозит экспансией мусульманской религии и, как следствие, потерей выстраданных Европой прав и свобод. Такой подход часто отдает кликушеством и ксенофобией, но надо признать, что его искренность оставляет поле для дискуссии, в то время, как ханжество «защитников беженцев» только мешает поиску решения.

 

Есть ли объективные основания для недовольства иммигрантами? Если даже отбросить психологические моменты, которые на самом деле очень важны (скажем, шок от различия в культурах и непривычности облика переселенцев), то остаются экономические причины недовольства. Назовем лишь несколько. Не все иммигранты имеют высокую мотивацию к труду. Некоторые долго сидят на социальном пособии, постепенно деградируя и еще более погружаясь в безысходную атмосферу цветных «гетто»  на окраинах больших городов. Не все дети иммигрантов успешно вписываются в учебный процесс в местных школах, многие из них не успевают и в результате со временем становятся также в очередь на получение социальной помощи. Семьи выходцев из азиатских и африканских стран традиционно большие, часто женщины в них остаются домохозяйками, а содержание таких семей требует дополнительных затрат, которые также покрываются из средств европейского налогоплательщика. Последний, понятное дело, не в восторге. В среде иммигрантов-мусульман в либеральной и пофигистской Европе иногда находят укрытие и поддержку сторонники таких организаций, которых не без основания в Америке, в России и Израиле называют террористическими.

 

Однако весь этот негатив все же не перевешивает экономической выгоды от прилива «свежей крови» в европейскую экономику. Именно иммигранты выполняют наиболее тяжелую и малооплачиваемую работу в странах ЕС.

 

Им нужны выгодные беженцы



 

Третий подход к иммиграции – циничный. Он присутствует на уровне общественной дискуссии, но пока редко в открытую реализуется в реальных шагах государств. Его сторонники признают, что граждане «старой Европы» обленились и зажрались – они не желают работать не «грязных» работах, не желают заводить большие семьи, но в то же время постоянно увеличивают потребление материальных благ и требуют для себя достойной, обеспеченной пенсии. Все более растущие потребности стареющего населения кто-то должен удовлетворять. «Старой Европе» уже не хватает рабочих рук. Еще более опасные последствия для экономики будет иметь демографический кризис в будущем. В свое время была надежда на переселенцев из бедных стран ЕС в богатые, но она не оправдалась. Бедные страны стали быстро подтягиваться в экономическом развитии и сами начали требовать дешевую рабочую силу. На наших глазах Ирландия и Испания из стран «доноров» превратились в привлекательные для иммиграции государства. Новые члены ЕС, Латвия в том числе, лишь ограниченное время смогут подкармливать «старую Европу» своим человеческим ресурсом, ибо он тоже весьма ограничен.  В такой ситуации единственным долгосрочным источником рабсилы остаются неевропейские иммигранты – те самые «беженцы» африканского и азиатского происхождения. Циники предлагают открыто признать это и по-деловому определить количественные квоты и качественные критерии доступа, с тем, чтобы в Европе оставались не те, кто лучше умеет врать, или перед кем стыдно за колониальное прошлое, а те, кто в силу образованности, здоровья и высокой мотивации к труду наиболее выгоден для европейской экономики.

 

«Эгоизм я свой занюханный лелею...»

 

А как ведут себя европейские левые в этом споре? Политкоректность сыграла с ними злую шутку. Большинство из них являются скрытыми циниками, однако правозащитные  традиции заставляют их до сих пор поощрять иммигрантов в рамках парадигмы  «политического убежища», «воссоединения семей» и солидарности с бывшими колониями. В этом плане сами «беженцы» и их левые защитники похожи – и те и другие взывают к состраданию и правам человека, говорят об интеграции и мультикультурализме, но на самом деле имеют в виду экономическую выгоду от иммиграции. В этом еще раз проявляется парадоксальная экономическая правизна современных европейских левых – защищая иммигрантов, пусть даже под ханжеским правозащитным прикрытием, левые объективно защищают эгоизм европейских обывателей и интересы европейского капитала. За счет притока иммигрантов оживляется конкуренция  на рынке рабочей силы, что позволяет экономить на зарплате и тем самым удешевлять производственные издержки. К тому же, вместо переноса производств в Восточную Азию, можно часть инвестиций оставлять на родине, поскольку сама дешевая рабочая сила перемещается в самое логово потребительской западной цивилизации.

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124