Главная страница - Архив - 2004


17.05.2004   НЕСМЕНЯЕМАЯ ВЛАСТЬ. В Латвии менялись режимы, но не руководители

 

    В начале 90-х годов многих жителей Латвии изумило, с каким проворством часть старой номенклатуры  оттеснила бывших диссидендов и заняла руководящие посты в Латвийской Республики. Но это – типичное поведение для правящей элиты: и в далеком прошлом в Латвии с ней неоднократно случались подобные метаморфозы – бывшие видные деятели рухнувшего режима занимали в новых условиях еще более высокое положение.

 

Основатели Латвии – патриоты России

 

26 июля 1914 года в Государственной думе России произошло необычное событие: темпераментный оратор сумел сорвать аплодисменты одновременно и правых, и центристов, и левых. Что же необычного сказал депутат Янис Голдманис? Он удивил парламентариев российским патриотизмом. Характеризуя реакцию своего народа на начало Первой мировой войны и обстрел германским военным кораблем Лиепаи, латыш категорично утверждал: “В ответ на этот выстрел столь же громогласно прогремело: “Да здравствует Россия!”. Янис Голдманис обещал: “И так это будет и дальше, даже при самых тяжелых испытаниях. Среди латышей и эстонцев нет ни одного человека, который бы не сознавал, что все то, что им достигнуто, достигнуто только под защитой русского орла… Эти великие дни доказывают, что ни национальность, ни язык, ни вероисповедание не мешают нам, латышам и эстонцам, быть горячими патриотами России и стать на защиту своего Отечества…”

Слово у Яниса Голдманиса не расходилось с делом. В 1915-м году он стал главным инициатором создания добровольческих формирований – латышских стрелковых батальонов. В обращении к  народу Янис Голдманис и другой депутат российской думы – Янис Залитис призывали латышей добровольно вступать в армию, собраться “под сенью крыльев двухглавого орла”. В воззвании ни слова не говорилось о возможной борьбе за независимость Латвии, но подчеркивалось: “Латышские полки будут служить освобождению и защите Латвии, чтобы она и впредь процветала как неотделимая часть могучей России”.

Случилось необычное: в огромной русской армии уже начиналось массовое дезертирство недовольных войной российских призывников, а многие тысячи латышей шли на фронт воевать за российское Отечество. Комбат первого из созданных батальонов латышских стрелков Рудольф Бангерский доказывал: с победой России латыши связывают надежды на освобождение от многовекового немецкого ига, а победа Германии означала бы для латышей духовную смерть. 

Заметим, что рьяный российский патриотизм некоторые латышские политики проявляли и до Первой мировой войны. Даже на фоне стандартных публичных славословий в адрес батюшки царя выделяется речь председателя Рижского латышского общества Фрициса Вейнберга в день открытия в крупнейшем городе Лифляндии памятника Петру Великому в 1910-м году: “В этом патриотическом торжестве латыши принимают самое живое участие. Истекшие два столетия породили в них чувство горячего патриотизма. Они в России нашли Отечество, великое Отечество, латышский народ любит русское государство и с ним связывает свои мечты о счастливом будущем.”

Но вот настало время перемен. После Октябрьской революции Фриц Вейнберг мгновенно забыл о своей любви к России и стал поддерживать проект подчинения Латвии Германии. Его, впрочем, перещеголял Рудольф Бангерский – бывший борец с Германией стал через десятки лет генеральным инспектором латышского легиона SS.

Что касается молодой Латвийской Республики, ей не пришлось кропотливо “выращивать” государственных деятелей – к моменту провозглашения ЛР в стране имелось достаточно опытных политиков и управленцев. Первым президентом Латвии стал бывший комиссар (по сути, губернатор) Курляндии Янис Чаксте (ранее Янис Чаксте был депутатом Госдумы России и примыкал к правящей в стране партии кадетов). Вице-комиссаром Лифляндии Временное правительство в 1917-м году назначило Карлиса Улманиса – будущего первого президента министров ЛР. Кстати, в правительство Улманиса в 1918 году вошли военный министр Янис Залитис, министр земледелия Янис Голдманис. Что называется, знакомые все лица. К чести Улманиса, Чаксте, Голдманиса и Залитиса, они не отрекались от своего собственного прошлого и не клеймили времена, в которые начинали делать политическую карьеру, приобрели известность. А из руководящих кресел в Российской Империи пересели в руководящие кресла Латвийской Республики, нисколько не комплексуя.

 

Ошибка президента

 

…20 июня 1940 года в центре Риги в квартире редактора самой популярной в Латвии газеты “Jaunākās Ziņas” кавалера ордена Трех Звезд Петериса Блауса собралась группа солидных, модно одетых господ. Почти все из них принадлежали к элите Латвийской Республике. Сам хозяин дома в молодости участвовал в гражданской войне на стороне правительства Улманиса, журналистскую работу сочетал с членством в организации айзсаргов. Его гостями были известнейшие общественные деятели и политики Латвии. Юрис Паберз был депутатом Учредительного собрания, затем работал министром в нескольких правительствах. Янис Ягерс являлся руководителем Союза инженеров Латвии. С уважением поглядывали собравшиеся на Роберта Дамбитиса. Этот генерал стоял у истоков создания латвийской армии, еще в 1918 году был заместителем министра обороны в первом правительстве независимой Латвии.

Известный ученый, Август Кирхенштейн поинтересовался:

-     С чего начнем, господа?

Будущие министры составляли декларацию нового правительства Латвии! Им предстояло создать условия для быстрого вхождения Латвии в состав СССР. И не коммунисты-подпольщики, а представители элиты прежнего режима заняли руководящие кресла. 

Недавно газета “Час” сообщила, что в одном из интервью президент ЛР Вайра Вике- Фрейберга утверждала: когда советские войска в июне 1940 года вошли в Латвию, то сразу же арестовали членов Сейма. Если эта информация верна, то президент Латвии знает историю с точностью до наоборот и, весьма возможно, не смогла бы сдать экзамен для желающих натурализоваться. Сейм, как известно, в 1934-м году разогнал Улманис, а в 1940-м году часть парламентариев 20-30х годов, напротив, вернулась на политическую арену. Бывший член Народного Совета (провозгласившего в 1918-м году независимость ЛР) Бруно Калниньш стал начальником политуправления латвийской армии. Бывшие члены Народного совета Ансис Бушевиц и Ансис Рудевиц в 1940-м году стали членами Народного Сейма и голосовали за вхождение Латвии в состав СССР…

19 июня 1940 года, через три дня после ввода в Латвию советских войск, Карлис Улманис прозорливо сказал одному своему знакомому: “Будут сотни таких, кто побежит предлагать услуги.” Впрочем, и сам Улманис продолжал аккуратно исполнять обязанности президента…

Итак, часть правящей элиты вновь успешно соскочила с поезда и заняла новые руководящие кресла.

 

Не надейтесь на партократа

 

… В девяностые годы в латвийском парламенте дружно работали знаковые фигуры: на посту председателя Сейма оказывались то бывший секретарь ЦК Компартии Латвии Анатолий Горбунов, то бывший секретарь райкома Алфред Чепанис (довольно долго казалось, что бывший беспартийный о таком посте не может и мечтать). “Герой сорокового года” Эдуард Берклавс прилагал огромные усилия к тому, чтобы граждане СССР, поверившие в сороковые годы в утверждения коммуниста Берклавса о народной революции в Латвии и приехавшие помогать ему строить социализм, не получили бы гражданства Латвии. Создавалось впечатление, что и Берклавс, и Горбуновс, и Чепанис чувствовали себя в парламенте весьма комфортно. Номенклатура вновь “спрыгнула с поезда”. А негражданами или неполноправными гражданами стали те, кто этой номенклатуре верил. Вывод прост: русскоязычным сегодня не стоит надеяться, что они могут лежать на печи, а их интересы станет защищать бывший секретарь ЦК или, к примеру, бывший министр внутренних дел независимой ЛР, не раз менявший партийную принадлежность. 

Комментарии


Осталось символов:  4124124